Жеваго: нет тела — нет дела

Константин Жеваго

После юридического, а затем и физического уничтожения белоцерковской “Росавы” встает вопрос: какими еще из своих предприятий Жеваго пожертвует, лишь бы не возвращать деньги государству, которое усердно расплачивается по долгам его обанкротившегося “Финансов и Кредита”?
20 апреля на общем собрании акционеров единственного украинского производителя шин — ЧАО “Росава” (Белая Церковь) — было принято решение ликвидировать эту компанию. Общеизвестно, что в ходе приватизации “Росава” c определенным скандалом была куплена структурами Константина Жеваго. Предприятие производило 4-5 млн шин в год и даже как-то модернизировалось. Однако, после кризиса 2008 года “Росава” стала стремительно терять рынки сбыта. И в прошлом году фактически завод встал: на предприятии, которое расчитано на производство 6 млн шин в год, было изготовлено порядка тысячи штук. То есть одна из производственных линий “Росавы” проработала примерно полдня за весь 2017 год, пишет Укррудпром.

Константин Жеваго не ограничился юридической ликвидацией “Росавы”. 3 мая на предприятии произошел масштабный пожар — в его тушении приняло участие несколько расчетов. Его удалось ликвидировать, но в итоге пострадали 4 человека.

После этого СМИ наконец заинтересовались, почему Жеваго так упорно пытается и юридически, и физически избавиться от ЧАО “Росава”. Как выяснилось, причина кроется не только в “выдающихся” финансовых результатах: фактически не работающий завод в прошлом году получил 717 млн гривен убытка.

Более того, Жеваго превратил свой фактически загибающийся завод в одну большую схему по хищению денег из своего же банка “Финансы и Кредит”, который благодаря целенаправленной политике собственника был в 2015 году наконец объявлен банкротом.

В августе прошлого года следователи Генпрокуратуры в рамках уголовного производства по сомнительным операциям этого банка (в частности,  кредитованием связанных лиц) установили, что по состоянию на 15 мая 2017 года предприятия из группы “Росава” Жеваго имеют просроченную задолженность перед “Финансами и Кредитом” на общую сумму более 1 млрд гривен. Причем часть этих средств были выданы структурам Жеваго как раз перед ликвидацией банка — в июне-августе 2015 года — когда эти предприятия уже были признаны “Финансами и Кредитом” в качестве связанных лиц.

Логично спросить, что же произошло с этим миллиардом гривен. Ответ на него дает Государственная фискальная служба, которая обвиняет “Финансы и Кредит” в содействии ЧАО “Росава” при выведении за границу 52,66 млн долларов.

По данным ГФС, белоцерковское предприятие в период с 2011 года перечислило некоему нерезиденту эти 52 млн долларов в качестве аванса за товар, который так и не был поставлен, и, естественно, аванс также не был возвращен. Теперь налоговики требуют от “Росавы” уплаты в госбюджет хотя бы 1,3 млрд гривен пени.

Жеваго предпринял вялую попытку как-то отреагировать на обвинения в фиктивном банкротстве “Росавы”. Пресс-служба уже ликвидированного предприятия распространила заявление, что “решение общего собрания акционеров, по сути представляет собой реструктуризацию предприятия в рамках действующего законодательства Украины и соответствует требованиям рынка о разделении различных сегментов: производства шин, их реализации, маркетинговой стратегии”. Якобы реструктуризация предусматривает полное сохранение текущих рабочих мест, увеличение объемов производства, дополнительные инвестиции в предприятия, создание после реструктуризации дополнительных рабочих мест в количестве не менее 75-125 человек ежегодно. Впрочем, какое именно новое юридическое лицо будет управлять производственными мощностями “Росавы” в ликвидированной пресс-службе не сообщили. Что и понятно, поскольку процитированный выше бред по поводу разделения сегментов рынка предприятия, которое производит в год целую тысячу шин серьезно (как впрочем, и заклинания об увеличении объемов производства — в следующем году произведут две тысячи шин?) воспринимать невозможно.

Жирную точку в дискуссии по поводу причин лиеквидации “Росавы” поставил Фонд гарантирования вкладов, который заявил, что потеряет 2 млрд гривен из-за схемы Константином Жеваго: “По закону, погашения не производятся во время ликвидаций/реорганизаций крупных предприятий, процедура требует формирования реестра кредиторов, что может затянуться на годы. Кроме этого сохраняется вероятность, что ЧАО Росава передаст свое имущество одним правопреемникам, а обязательства — другим… В судах находится ряд дел о взыскании задолженности “Росавы” на сумму более 2 млрд грн с учетом штрафных санкций и судебных расходов. “Росава” всячески пытается затягивать их рассмотрение”.

Помимо 2 млрд гривен, которые “Росава” непосредственно должна обанкротившемуся “Финансам и Кредиту”, она выступает по ряду кредитных договоров, связанных с компаниями Жеваго (“Киевмедпрепарат”, “Прогресс-Груп”, “Валса ГТВ”, Киевский судостроительный-судоремонтный завод, “Укрэнергосбыт”, Кременчугский кожзавод), поручителем. В Фонде справедливо опасаются, что ликвидация юрлица позволит ему не платить по всем этим обязательствам.

Тут необходимо оговориться, что махинации с “Росавой” не являются чем-то из ряда вон выходящим в деятельности Константина Жеваго. По данным НБУ, совокупный объем инсайдерских кредитов в портфеле “Финансы и Кредит” — около 22 млрд грн (или 76% всего портфеля). Балансовая стоимость всех активов банка-банкрота Жеваго составляет 45 млрд гривен, однако реальная оценка гораздо скромнее — 9,9 млрд грн (или 22% от номинальной стоимости этих активов).

При этом, по данным Фонда гарантирования, на 1 июля 2017 года вкладчикам банка-банкрота Жеваго в рамках гарантийной суммы уже выплачено компенсаций на 9,9 млрд гривен из необходимых 10,5 млрд гривен. Более 9 млрд гривен из этой суммы выплачено за счет эмиссионных средств НБУ, который монетизировал гособлигации, предоставленные Минфином для Фонда в виде займов, а также выдал Фонду собственные кредиты. Говоря проще, каждый украинец заплатит за воровство народного депутата Украины вкладчикам его банка более 200 гривен c носа.

Естественно, ловить Константина Валентиновича никто не собирается. Поскольку с ним с официально в доле бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк и жена действующего министра внутренних дел (“не первого, но и не второго человека в государстве”) Арсена Авакова. Напомним, в конце прошлого года сын Жеваго за совершенно фантастическую сумму официально приобрел у перечисленных политиков нишевый телеканал “Эспрессо”. В ходе этой спецоперации по легализации доходов “фронтовиков”,  Яценюк получил почти 1,5 млн долларов, а жена Авакова — почти 2 млн долларов.

К тому же понятие “фиктивного банкротства” и соответствующая статья с 2012 года исключены из нового Криминального кодекса. А значит мы вправе ожидать, что деятельность Жеваго по “схлопыванию” старых юрлиц, на которых висят долги “Финансам и Кредиту” приобретет поистине серийный характер.

Например, параллельно с ликвидацией “Росавы” в конце апреля о своем банкротстве объявила еще один приватизированный Жеваго завод — Полтавский автоагрегатный, который входит в его группу “КрАЗ”. Несмотря на приличные финансовые показатели, у него есть один существенный с точки зрения его владельца недостаток: долг перед “Финансами и Кредитом” превышает 600 млн гривен, а поручителем по нему выступает Кременчугский автозавод. В феврале 2017 года Хозяйственный суд Полтавской области удовлетворил иск банка и постановил взыскать с обоих этих предприятий проценты и пеню по кредитам Полтавского автоагрегатного — более 127 млн гривен. Перед этим Государственная исполнительная служба наложила арест на оборудование полтавского завода и в этой ситуации Жеваго решил, что лучше всего будет попросту ликвидировать данное предприятие.

Аналогичную схему управляемого банкротства Жеваго реализовывает и по отношению к столичному отелю “Салют”, в котором находится один из офисов олигарха. C 2004 по 2011 годы “Салют” получил от “Финансов и Кредита” ссуд на общую сумму свыше 600 млн гривен. При этом в ноябре 2008 года в счет обязательств по рефинансированию тогда еще банка Жеваго, имущественный комплекс “Салюта” как поручителя был передан в ипотеку НБУ. И с 2015 года нардеп упорно борется в судах за право не выплачивать  кредит, и одновременно не отдавать здание гостиницы, В частности, на сегодня назначено заседание суда по иску ликвидируемой “Росавы”, в ходе которого она как поручитель по кредитам киевской гостиницы попытается запустить процесс банкротства “Салюта”. Можно не сомневаться, что умерший белоцерковский завод заберет “на тот свет” еще многое из того, что мозолит глаза (самим фактом долга перед “Финансам и Кредитом”) народному депутату Жеваго.

В тему: КОНСТАНТИН ЖЕВАГО. ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ ДОЛЛАРОВОГО МИЛЛИАРДЕРА

Жеваго: нет тела — нет дела обновлено: Май 14, 2018 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий