Владимир Стельмах: отец украинской «банковской мафии» ЧАСТЬ 1

Владимир Стельмах

Владимир Стельмах

Все 26 лет своей истории Национальный банк Украины фактически являлся частной лавочкой кланов, инструментом для управления банковской и финансовой системой державы в своих интересах. И более 15 лет из них истинным хозяином НБУ был Владимир Стельмах, всевластный «Дед», чьи доверенные люди до сих пор еще восседают в его кабинетах. И это именно к нему необходимо обратить все вопросы о том, почему Украина всегда страдала от финансовых кризисов намного сильнее других стран.

Экскурс в «тоталітарне минуле»

Задолго до того, как простой сельский бухгалтер Виктор Ющенко стал президентом Украины, его земляк Владимир Стельмах, тоже простой сельский бухгалтер, сделал шикарную карьеру в Госбанке и Внешторгбанке СССР. А ведь уже в те времена пробиться наверх с самого низа, не имея протекций и покровителей, было невероятно трудно даже для очень талантливых людей. Но сектор своего головокружительного успеха Стельмах тщательно хранит до сих пор, вместе с другими тайнами своей жизни.

Итак, Стельмах Владимир Семенович родился 18 января 1939 года в селе Александровка Великописаревского района Сумской области. Как правило, раннему периоду его биографии мало кто уделяет должного внимания, а зря! Ведь вот что интересно: вместо того, чтобы в 18 лет отправиться на 3 года в армию (или на 4 на флот), Володя Стельмах каким-то образом оказался в поселке Кондратовка Горловского района Донецкой области, где поступил в горнопромышленную школу. По окончании которой в 1959 году полгода поработал машинистом грузового электровоза на шахте «Кондратовка-Новая», а затем вернулся в родное село. Следуют заметить, что в те времена в армию забривали даже с плоскостопием или парой оторванных пальцев, а к не служившим возникало много вопросов. Интересно, что на эти вопросы отвечал тогда односельчанам Владимир Стельмах?

Следующая запись в его биографии – учеба в Львовским учетно-кредитном техникуме (ныне – Львовский институт банковского дела). Но вот странность: она продолжалась с сентября 1960-го по апрель 1962-го. Два года, даже с учетом имеющейся за спиной горнопромышленной школы, это маловато, да и кто же получает дипломы в апреле?

Тем не менее, уже в мае 1962-го Стельмах устроился на работу в райцентр Ромны (Сумская область), кредитным инспектором в отделение Госбанка. По меркам родного села, он уже выбился в люди, но не на этом не остановился. Поступил заочно в Киевский институт народного хозяйства (ныне – Национальный экономический университет им. Вадима Гетьмана), и стремительно поднимался по служебной лестнице. С мая 1964 года Стельмах кредитный инспектор городского управления Госбанка, с ноября 1964 перевелся в областной центр экономистом Сумской облконторы Госбанка СССР, где с февраля 1967 года занялся место начальника отдела кредитования промышленности. А еще через два года его перевели в Москву, в управление Госбанка СССР, на должность начальника отдела управления кредитования машиностроительной промышленности. То, что его кто-то тянул, видно невооруженным глазом. Но кто? Понятно, что не дядя-агроном, а кто-то, имевший выход на Москву, или даже работающий в Москве – потому что на этом карьера Стельмаха не остановилась.

Еще раз посмотрим на вехи молодости Владимира Стельмаха:

  • 18 лет – вместе службы в армии крепкий сельский парень зачем-то поперся в Донбасс, учился в горной школе, но проработал на шахте лишь полгода и вернулся домой.
  • 21 год – несостоявшийся шахтер-колхозник поехал учиться на бухгалтера аж во Львов, где якобы получил диплом техникума менее чем за 2 года, причем в апреле.
  • 23 года – Стельмах устраивается на работу в отделение Госбанка в Ромнах (далековато от дома), и вдруг кто-то дает стремительный старт его карьере банковского служащего.
  • 25 лет – Стельмах переводится в Сумы, в областное управление Госбанка, где быстро дорастает до начальника отдела.
  • 30 лет – Стельмаха переводят в Москву, в управление Госбанка СССР, начальником отдела.

По личностям таинственных покровителей Владимира Стельмаха существует несколько противоречивых версий. Наиболее достоверные источники SKELET-info утверждают, что своей карьере Стельмах был обязан родителям первой жены, информацию о которой он всегда всячески скрывал (известно лишь, что у них родилось дочь, ныне живущая в Москве). Впрочем, долгое время Стельмах молчал и о своей второй супруге — Ольге Михайловне Стельмах, и лишь совсем недавно стало известно, что её родным сыном (и пасынком Владимира Стельмаха) является скандальный журналист и депутат Игорь Луценко . По другой информации, на уровне слухов, Стельмах якобы не учился ни в какой горной школе, а «мотал срок» и дал согласие на сотрудничество с КГБ – который якобы и обеспечил ему карьеру и даже последующую работу за границей (для чего внес «правки» в его биографию). Наконец, совсем уж слухи утверждают, что у молодого Стельмаха были покровители из числа, скажем так, его друзей из клуба по специфическим интересам.

Игорь Луценко

Игорь Луценко

И всё же, кто бы ни продвигал Стельмаха в руководство Госбанка, его протеже вовсе не был услужливой посредственностью. Все признают, что у Владимира Стельмаха есть талант виртуоза финансовых операций и стрежень хваткого хозяина. Более того, этот человек, почти 30 лет проработавший в советском Госбанке, в условиях абсолютно плановой экономики, уже в начале 90-х проявил чутье финансовой акулы капитализма. Вот только все эти таланты он обратил на пользу не державе, а себе — очень часто в ущерб Украине и украинцам. Ущерб, исчисляемый миллиардами…

Но продолжим изучать московскую карьеру Стельмаха. В управление Госбанка СССР она несколько притормозилась, там Стельмах «застрял»  на целое десятилетие, возглавляя поочередно разные отделы:  кредитования машиностроительной промышленности (с 1969), кредитования колхозов (с 1970-го), кредитно-плановый отдел планово-экономического управления (с 1973 про 1977). После чего Стельмах «пропал» на целых два года: в его биографии лишь указано, что он в это время учился на специальном факультете Московского финансового института (ныне – Финансовый университет при Правительстве РФ), получив специальность «экономист международных экономических отношений». Но при этом не упоминается, где и кем в это время работал Стельмах – или почти сорокалетний семейный мужчина, уже привыкший к образу жизни высокого начальника, два года жил на одну стипендию? Но вместе с этим вновь возникает вопрос, кто же устроил Владимира Семеновича на столь престижный спецфакультет, куда был огромный конкурс среди родственников и протеже советских бонз? И кто затем устроил перевод Стельмаха на работу в Внешторгбанк СССР, на должность замначальника управления иностранных кредитов?

Наконец, в феврале 1981 года Владимир Стельмах на несколько лет отправился в большую заграничную командировку: экономическим советником правительства Кубы. По тогдашним временам руководящая работа за границей была невероятно престижной, практически единственной возможностью пожить за границей «как в кино». Место (страна) работы имело огромное значение: о Западной Европе можно было только мечтать, ну а Африка считалась чуть ли не ссылкой. Куба же, будучи эдаким социалистическим тропическим курортом, находилась в этом месте где-то посредине: прекрасное место для беззаботной жизни, но малоперспективное для тех, кто хотел «прибарахлиться» или затеять какой-то свой маленький нелегальный бизнес. И то верно, что можно было возить из Кубы – сигары и ром? Так их и так продавали в московских магазинах.

Похоже, что у таинственного покровителя Стельмаха не было достаточного влияния, чтобы отправить его руководить торгпредством в ФРГ или хотя бы в Финляндию. А в 1985-86 г.г. и вовсе произошло нечто, что сначала перевело его с Кубы во Вьетнам (явная опала, хотя и при очень высокий зарплате в «чеках»), а затем и вовсе вернуло Стельмаха обратно в Москву, обратно в управление Госбанка СССР. Причем даже не на старые должности начальника отделов, а с понижением – в их заместители. То ли Стельмах что-то не то насоветовал президенту Нацбанка Кубы, то ли попался на каких-то махинациях, а может быть потерял влияние его таинственный покровитель – это осталось неизвестным. В список возможных причин стоит включить и охлаждение отношений Стельмаха с его первой супругой, что могло повлечь за собою немилость со стороны её родни. Впрочем, могло быть и наоборот: причиной их начавшегося развода стала потеря родственников жены своего прежнего положения.

И в итоге Стельмах был вынужден проработать замом в управлении Госбанка (Центробанка) СССР с апреля 1986 по март 1992-го, без всяких видимых перспектив на новый карьерный рост. А после упразднения весной 1992-го союзного управления Стельмаха не пригласили на работу в российское. Поэтому 53-летний «профессионал» вернулся на родину, в уже независимую Украину, где сразу же вошел в состав правления Национального банка.

Владимир Стельмах

Владимир Стельмах

Хозяин НБУ

Владимира Стельмаха часто называли «крестным отцом» Виктора Ющенко – мол, он якобы поспособствовал тому, чтобы его земляк, такой же «гениальный бухгалтер из села», поднялся из низов и занял место главы Нацбанка (НБУ). На самом деле это не так, потому что до 1992 года эти двое титанов советской банковской экономики вообще никак не пересекались. Когда Виктора Андреевича в 1985-м выдернули из сберкассы Ульяновки (Сумская область) наверх в Киев, Стельмах уже 4 года как морочил головы братьям Кастро на Кубе. Когда Ющенко в 1990-м стал заместителем председателя правления банка «Украина», созданного чисто киевскими чиновниками «Агропромбанка», то Стельмах уныло перебирал финансовые отчетности в Москве – и слыхом не слыхивал ни о каком будущем «украинском мессии». Настоящим «крестным отцом» Ющенко был Вадим Гетьман, Стельмах же подключился к их компании лишь в начале 90-х, однако сразу же стал в ней доминировать…

Существует мнение, что Стельмаха пригласил в Киев первый председатель НБУ Владимир Матвиенко, который ушел из своего детища в марте 1992-го, но оставил там, таким образом, «своего человека». Матвиенко трудоустроил Стельмаха, чтобы в будущем рассчитывать на его помощь – и, возможно, в этом и заключался залог дальнейшего успеха Матвиенко как банкира (в частности, основателя и владельца «Проминвестбанка»).

После ухода Матвиенко, костяком руководства НБУ и Минфина в 90-х годах была команда АКБ «Украина»: Гетьман, Ющенко, Коваленко, Кравец, Митюков, с ними же работали будущие скандальные банкиры Виктор Грибков и Игорь Францкевич. Всё это были местные кадры, из банковских структур бывшей УССР. Но прибывший из Москвы Стельмах отлично вписался в их команду – во всех смыслах этого слова. Вдруг оказалось, что его двенадцатилетний опыт работы советником и заместителем уровня Москвы и заграницы можно эффективно применить в НБУ, на неискушенных «туземцах» — только вчера перебравшихся из своих Задрыщинсков в республиканский центр работать в кредитовавшем колхозы «Агропромбанке». На их фоне Владимир Стельмах действительно выглядел опытным наставником — и он воспользовался этой возможность на все сто!

Матвиенко Стельмах

Владимир Матвиенко и Владимир Стельмах

В 1993-м, с началом «больших экспериментов» в украинской экономике, роли в этой команде распределились так: Гетьман ушел с поста главы НБУ на очень значимую должность председателя комитета Украинской межбанковской валютной биржи (УМВБ), главой НБУ он посадил Виктора Ющенко (своего бывшего зама по банку «Украина»), а вот первым заместителем Ющенко стал Владимир Стельмах. Но Виктор Андреевич всю жизнь был мягкой глиной, из которой его наставники лепили всё, что хотели: «выдающегося банкира», «лучшего премьера», «президента-патриота», «евроинтегратора» и т.д. Поэтому во время пребывания Ющенко на посту главы НБУ (1993-99) стоял вопрос, кто управляет самим Ющенко, а в итоге НБУ и банковско-финансовой системой Украины?

Вокруг Ющенко сложились три центра влияния: его давний наставник Гетьман, его новый наставник Стельмах, а также «прозападная коалиция» в составе бывших советских и девствующих украинских представителей дипломатических служб и торговых представительств — через которых на Ющенко вышли американцы. И возможно, что убийство Вадима Гетьмана в 1998 году было следствием борьбы этих центров. Ведь, хотя его полностью повесили на исполнителей (банду Кушнира), говоря потом лишь о «донецком следе», в убийстве Гетьмана могли быть заинтересованы многие – в том числе и Стельмах, который с этого момента становился практически диктатором НБУ, его хозяином. Кстати, про диктатуру Стельмаха это не гипербола: он создал в Нацбанке жесткую вертикаль власти, замыкающуюся на нём. Источники SKELET-info рассказывали, что Стельмах требовал от начальников отделов согласования с ним всех важных решений, даже если он в это время находился в отпуске на курорте.

О «достижениях» Владимира Стельмаха в 90-х годах красноречиво говорят три факта из печальной летописи украинской экономики. Во-первых, это гиперинфляция 1992-94 г.г., к которой были непосредственно причастны Виктор Ющенко, Вадим Гетьман, Владимир Стельмах, вице-премьер Виктор Пинзеник, премьеры Кучма и Масол. Инфляция возникала не сама по себе, а была следствием конкретных действий, предпринимавшихся данными высокопоставленными лицами. Среди них: выпуск НБУ триллионов карбованцев денежной массы (в том числе для операций через банк «Украина»), торговля на УМВБ безналичными долларами, двойной курс валют и т.д.

Во-вторых, в этот период украинская валюта (карбованец) упала примерно в 50 раз ниже, чем российский рубль — и эта тенденция сохранилась на весь последующий период. Действительно, мы ведь забыли о том, что карбованцы на гривны в 1996 году менялись в соотношении 1 к 100 000, а вот российская деноминация рубля 1998 года проходила по курсу 1 к 1000. Для непосвященных людей эти цифры ровным счетом ничего не значили, однако финансисты видели за ними определенные теневые процессы.

В-третьих, созданная Стельмахом архитектура украинской финансовой системы оказалась очень сильно зависимой от российской: как только в РФ падал рубль, украинская гривна тоже плюхалась в грязь лицом, иногда даже без всяких видимых причин. Было ли это совпадением или же выполнением спецзадания Москвы? Впервые это случилось во время кризиса 1998 года: дефолт в России вдруг со всего маха ударил по Украине, как будто их экономики были «спаренными». Одной из главных причин этого был запуск искусственного «украинского дефолта» в ручном режиме, предпринятый по инициативе руководства НБУ (Ющенко, Стельмах). Держателям украинских облигаций объявили, что выплаты по ним откладываются — и уже на следующий день гривна полетела вниз, а цены в магазинах вверх. При этом Владимир Стельмах использовал эту ситуацию, чтобы взять под жесткий контроль НБУ (то есть свой) оптовые продажи валюты. Однако за полтора года кризиса гривна всё равно упала почти в 2,5 раза: весной 1998-го доллар стоил 1,87 гривен, зимой уже 3,42 гривны, а к концу 1999-го 4,52 гривны. Это падение было тем более странным (каким-то искусственным), что в стране остро не хватало этих самых гривен, из-за чего начался серьезный кризис неплатежей. И продолжался он до начала 2000 года – когда ставший премьером Ющенко начал щедро выплачивать все задолженности из денег, отпечатанных Нацбанком, в котором Стельмах уже исполнял обязанности председателя, при одобрении министра финансов Митюкова (из команды банка «Украина»). А это уже отчетливо напоминало часть большого политического заговора.

Сергей Варис, для SKELET-info

ПРОДОЛЖЕНИЕ: Стельмах Владимир: отец украинской «банковской мафии» ЧАСТЬ 2

Владимир Стельмах: отец украинской «банковской мафии» ЧАСТЬ 1 обновлено: Январь 31, 2018 автором: creator

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий