«Токсичные» доходы Украины. Как избегают надлежащей утилизации опасных отходов

Ежегодно в Украине образуется около 312 млн тонн отходов. Часть из них, в частности, опасные, оказываются на стихийных свалках, в оврагах и лесополосах. Причина — большинство компаний, которые имеют соответствующие лицензии, занимаются переработкой только на бумаге.

Опубликовано на сайте Радіо свобода; Перевод: Аргумент.

Это признают чиновники Минприроды и негосударственные эксперты. Обосновывая необходимость решения проблемы, в профильном министерстве заявляют о проверке переработчиков отходов и лишении нарушителей лицензий. Зато некоторые депутаты и эксперты обвиняют чиновников в лоббизме. Между тем, большая часть опасных отходов в Украине не утилизируется, в частности, вследствие недостатков природоохранного законодательства, отмечают специалисты.
На украинском рынке обращения с отходами прослеживаются влияния определенных представителей власти — так объясняет многочисленные проверки переработчиков отходов и громкие дела об отмене и обновлении их лицензий председатель Ассоциации предприятий в сфере обращения с опасными отходами и член экспертно-апелляционного совета Государственной регуляторной службы Кирилл Косоуров.

Он предполагает, что на рынке идет борьба с применением админресурса, причем не за расширение рынка, а именно за распределение нынешних клиентов, готовых оплачивать утилизацию своих отходов.

По словам эксперта, наталкивает на размышления, что «именно одесские предприятия первыми получали лицензии» после утверждения новых лицензионных условий 2016 года.

Такую тенденцию видит и депутат от БПП, заместитель председателя парламентского комитета по экологической политике Олег Недава, который обвиняет чиновников Минприроды в лоббировании интересов приближенных к ним «фирм-бабочек», а также в препятствовании работе реальных переработчиков отходов.

В общении с Радио Свобода Недава сослался, в частности, на публикации нескольких сайтов. В них говорится о том, что глава профильного департамента министерства Сергей Лукьянчук якобы связан с фирмами-утилизаторами из Одессы. А они, по утверждению авторов публикаций, не имеют необходимых технологий, но получили лицензии на обращение с отходами «благодаря связям с женой чиновника».

Ранее расследование программы «Схеми» (совместный проект Радіо Свобода и телеканала «UA:Перший») выявило связь одной из компаний, которая работает с опасными отходами, и у которой забрали лицензию за многочисленные нарушения, с самим депутатом Олегом Недавой.
Однако, насколько обоснованны заявления депутата и публикации в СМИ о том, что руководство Минприроды выдает лицензии преимущественно компаниям, связанным с должностными лицами этого ведомства, но не имеющим промышленной базы? И при этом — якобы забирает их у реальных предприятий?

В реестрах юридических лиц Украины Радио Свобода выявила, что на родственников главы департамента экологической безопасности Минприроды Сергея Лукьянчука зарегистрирована только компания «Сандейс»: среди учредителей — жена чиновника. Впрочем, выяснилось, что компания занимается не утилизацией отходов, а ресторанным бизнесом, и в ее учредителях и правлении нет лиц, которые одновременно владели бы бизнесом на отходах.

 
Реальная переработка отходов: сложно, безопасно, дорого
Среди компаний, которых обвиняют в связи с чиновниками Минприроды, называют, в частности, ООО «Эко-мост» и ООО «УкрЕкоПром». ООО «Эко-мост», как оказалось, само же Минприроды после проверки лишило лицензии. Зато «УкрЕкоПром» одним из первых получил лицензии после принятия министерством новых лицензионных условий в 2016 году. Среди менеджмента и владельцев этой компании Радио Свобода не выявило лиц, связанных с чиновниками министерства.

Однако мы посетили предприятие «УкрЕкоПром» в Одессе, чтобы воочию убедиться: имеет ли оно необходимое оборудование и технологии или «перерабатывает» отходы на бумаге?

Руководитель компании Виталий Данкевич рассказал, каким образом предприятие одним из первых, по новым правилам, оформило лицензию на переработку отходов.

«Есть разные мнения и немало статей о том, что мы имеем какие-то неправдимые связи с Министерством экологии. Но на самом деле секрет быстрого получения лицензии — очень простой: новые лицензионные условия обсуждались и согласовывались год и две недели. То есть мы имели год и две недели времени, чтобы подготовить всю необходимую документацию, настроить необходимые производственные мощности, собрать все вместе по тем требованиям, которые упоминались в проекте лицензионных условий (их выставили в общем доступе на сайте Минприроды). А дальше мы просто ждали, когда эти условия согласуют. На момент утверждения лицензионных условий мы уже имели на руках базис необходимой документации. Которую мы и подали — одними из первых», — утверждает Виталий Данкевич.

Работники «УкрЕкоПром» показали Радио Свобода производственный процесс. Большой цех, расположенный в промзоне неподалеку Одессы, имеет специальную автоматизированную печь украинского производства для сжигания отходов. Температура ее работы зависит от типа утилизируемых отходов, и при необходимости превышает 1200 градусов. Но самая важная часть производства — это установка по газоочистке, которая уничтожает вредные вещества в уходящих газах за счет разницы температур, а также осаждает их и нейтрализует химическим путем, пояснил Радио Свобода главный инженер «УкрЕкоПром» Юрий Бурлака.

«Мы обезвреживаем различные типы отходов — в том числе и опасные: медицинские отходы, пластиковые изделия и остатки нефтепродуктов. Визуально вы видите, что воздух на выходе почти не загрязнен. Газоочистка очищает выбросы и механическим, и химическим путем. То, что могло представлять опасность для окружающей среды — улавливается. Если технологию описать понятным языком — то «моем» черный загрязненный дым раствором с минеральными и органическими растворителями, и получаем белый, обезврежен дым. Например, есть опасное соединение, состоящее из многих неорганических компонентов. Мы его химическим путем раскладываем до неорганических соединений», — описывает инженер работу газоочистки.

Печь и газоочистные сооружения — автоматизированы. Даже когда в печь загрузили партию отходов, и температура достигла максимальной, дым из трубы на выходе можно заметить, лишь внимательно приглядевшись.

Среди компаний, которые смогли по новым правилам получить лицензии на переработку отходов — не только частные, но и государственные, и коммунальные предприятия.

Так, предприятие «Боднаровка» во Львове получило лицензию на переработку ртутных ламп без помех.

При этом предприятие является коммунальным, и в его работе нет чьего-либо частного интереса, убеждала Радио Свобода главный бухгалтер предприятия Мария Корабель.

Рынок переработки отходов: отделить зерна от плевел

Лицензии на обращение с опасными отходами в Украине много лет выдавали с нарушениями, с этим соглашается эксперт международной неправительственной организации «Екологія. Право. Людина» Алла Войціховська.

«В прошлые годы министерство неграмотно выдавало лицензии — в частности, тем предприятиям, которые не имеют технологий. Мы потребовали информацию о том, какие установки для утилизации они используют, а там — ужас. К примеру, сделали запрос в Минприроды о перечне лицензиатов на обращение с батарейками. Но ни у одного украинского предприятия нет для этого технологий! Мы написали жалобы с требованием проверить их. Еще один пример: компания «Эко Нова» — купила печь, которую изготовил и продал ФЛП (физическое лицо-предприниматель). Но как она может утилизировать пестициды? Когда «Эко Нова» предоставляли лицензию — было указано, что печь обеспечивает температуру только до 800 градусов по Цельсию. При таких условиях диоксины и другие ядовитые вещества не сгорают», — объясняет эколог.

Она положительно оценивает уровень технологий только в некоторых предприятиях, среди которых львовское ГП «Боднаровка», работающее на шведских линиях «с полным очищением ингредиентов и получением в результате чистой ртути».

Эколог подчеркивает, что «Екологія. Право. Людина» в целом поддерживает действия Минприроды по проверке компаний, работающих с отходами. И обещает, со своей стороны, подавать в суд на каждую компанию, которая «будет работать в этой сфере непорядочно».

Между тем, эксперт ВЕГО «Мама-86» Александр Посмитный считает тотальные продолжающиеся проверки переработчиков отходов недостаточными, а эффект от них — незначительным.
«Проверка лицензиатов со стороны Минприроды — это борьба с ветряными мельницами. Потому что в основном проверяют тех, у кого есть хоть какая-то технология. Ведь как проверить того, кто имеет лицензию только на перевозку и сбор отходов? То, что собрал, он уже давно «закрыл» актами. Поэтому едут с проверками к тем, кто в этой ситуации пытается как-то работать и имеет определенную технологию. Да, эта технология зачастую не соответствует требованиям, и предпринимателя лишают лицензии. Но у меня сразу вопрос: куда деваются отходы, которые предприятие уже собрало на момент, когда его лишили лицензии? Наконец, почему бы не привлечь НАБУ для возмещения ущерба, которые нанесли государству эти горе-лицензиаты?», — спрашивает эксперт.

Он советует применять более широкий подход: проводить проверки с привлечением полиции и экологической инспекции. Чтобы в итоге речь шла не просто о лишении лицензии, но и о расчете ущерба, нанесенного государству, потому что это предполагает не только штрафы, но и уголовную ответственность. Ведь в нынешней ситуации некоторым даже выгодно, чтобы у него забрали лицензию: после этого у него уже не спросят об отходах, которые где-то нелегально вывезены или закопаны, а владелец, не исключено, уже создал новое юридическое лицо для своего бизнеса, объясняет Александр Посмитный.

«Украине критически необходимы технологии по переработке токсичных отходов. Особенно в контексте обязательств, которые предусматривают Стокгольмская, Базельская и Роттердамская конвенции, к которым присоединилось государство. Эти документы в Украине «разорваны между собой», тогда как должен быть единый центр по их выполнению … Предприятие должно отвечать за весь жизненный цикл производимых им отходов. В статье седьмой «Закона об отходах» предусмотрена собственность на них. Однако в нашем случае эта собственность не работает», — говорит Посмитный.

Начиная с 2016 года, с момента утверждения новых лицензионных условий на обращение с отходами, подразделения Минприроды проверили около четверти всех предприятий, имеющих лицензии на обращение с отходами — 74 из 297 компаний. Инспекторы выявили нарушения в работе всех без исключения компаний, которые они посетили. Как следствие, 45 из них лишили лицензии, а остальные 29 обязали устранить нарушения, сообщают в Минприроды.

Но государственные экологи не планируют ограничиваться проверками фирм-утилизаторов. В министерстве вспоминают правительственный проект Национальной стратегии обращения с отходами. Который в случае утверждения, надеются в ведомстве, позволит через отчетность компаний отслеживать движение отходов от предприятия к предприятию: то, как меняется их состав, по какой технологии их перерабатывали, отмечает директор департамента экологической безопасности Минприроды Сергей Лукьянчук.
«Наша цель — создать цивилизованный и конкурентный рынок отходов, очистив его от фирм-«бабочек». Это позволит привлечь в эту отрасль инвестиции и лучшие из ныне доступных мировых технологий переработки отходов, — отмечает Сергей Лукьянчук. — Поскольку ни один иностранный инвестор не придет в Украину, пока не увидит прозрачного регулирования и конкурентных тарифов на рынке обращения с отходами. Это то, к чему мы идем. Мы не обращаем внимания на то, кому принадлежит то или иное предприятие: для нас все равны. Мы действуем только в соответствии с законом, но на нас осуществляют безумное давление».

Но в Украине пока есть правовые лазейки, которые позволяют предприятиям скрывать реальный объем опасных отходов, которые они производят, или занижать степень их угрозы. В частности, действие «Санитарных норм и правил», по которым ранее определяли токсичность отходов, приостановили, а новой системы пока нет, признает эксперт ВЕГО «Мама-86» Александр Посмитный.

Поэтому, по его словам, часто вредность отходов определяют сами их производители — «на глаз», занижая класс опасности, чтобы платить меньше налогов, утверждает Александр Посмитный. Он приводит пример: когда речь идет о химических отходах, заявленный класс опасности часто не соответствует реальному. Однако именно от степени опасности зависит, по какой именно технологии надоперерабатывать эти вещества, можно ли их использовать в качестве вторсырья, или надо только захоранивать.

«Не открою тайны: в Украине нет предприятий, которые могут уничтожать сельскохозяйственные ядохимикаты. Ведь для обезвреживания их надо сжигать при температуре 1200-1300 градусов. В свое время, в качестве временной меры, правительство решило вывезти эти ядовитые соединения за границу на переработку. Но на этом нельзя останавливаться. Украина, как государству с большой территорией и значительным населением, нужно иметь собственный «парк технологий» для переработки опасных отходов», — советует аналитик.

По данным организации «Мама-86», в среднем до 10% отходов из тех, которые производит среднестатистическое украинское предприятие, опасны.

По официальной статистике, таких отходов в Украине образуется более 580 000 тонн в год, и только 10% из них перерабатывают безопасно уничтожают.

 

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий