ŠKODA: Гибридные «атомные» войны

103816Война, которую Россия ведет против Украины, не ограничивается зоной АТО. Как не ограничивает себя агрессор и в выборе инструментов и методов ведения этой войны, в том числе и экономических.

За 80 лет советской власти украинская экономика была глубоко интегрирована в плановую модель народного интернационального хозяйства бывшего СССР. Целые отрасли формировали по такой матрице, с противоречащей здравому смыслу моделью логистики.

Атомная энергетика — характерный пример. Корпус реактора производят в Колпино, на Ижорском заводе (г. Санкт-Петербург), в Волгодонске (Ростовская область). Уран обогащается на Байкале — в Ангарске. Циркониевый прокат — в Удмуртии (Чепецкий механический завод). Из этих комплектующих фабрикуется ядерное топливо под Москвой и в Сибири. И все это поставляется по всем стратегическим направлениям: от Чукотки до Мурманска, а заодно в Украину, Болгарию, Чехию, Словакию, Финляндию и т.д.

В Украине из атомного комплекса бывшего СССР было всего два направления: научно-проектные институты и собственно атомная генерация. На момент распада Союза — 12 реакторов типа ВВЭР и три РБМК.

На территории Украины сосредоточены богатейшие месторождения урана и циркония, что, несмотря на Чернобыльскую катастрофу, предопределило будущее развитие атомной энергетики. В отличие от газа, Украина вот уже более 20 лет имеет возможности для локализации критичных элементов ядерно-топливного цикла. Реакторы можно было бы изготавливать на «Турбоатоме» или Краматорском машиностроительном заводе; уран — свой, цирконий — свой (одноименное НПО только недавно окончательно приказало долго жить — уничтожали его планомерно с 1990-х, но технологию сохранили). Построить завод ядерного топлива вполне возможно, были бы желание и политическая воля.

Однако развитие всех этих направлений в целом и каждого в отдельности искусственно тормозилось ради различных уступок со стороны РФ. Например, ради газа по 50 долл. за тысячу кубометров. Таким образом, Украина «присела» сразу на две российские иглы — газовую и атомную.

Энергоемкость отечественного промышленного производства почти не изменилась с 80-х годов прошлого века. При этом атомная отрасль долгие годы оставалась в зависимости от российского монополиста как поставщика базовых реакторных технологий.

Сегодня проблема диверсификации и максимальной локализации сдвинулась с мертвой точки. НАЭК «Энергоатом» сворачивает сотрудничество с российскими контрагентами по очень широкому спектру направлений — от изготовления комплектующих для автоматизированных систем управления технологическим процессом до строительства в Украине собственного Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива.

Но с каким трудом идет этот процесс! Почти 15 лет длится, искусственно сдерживаясь, квалификация альтернативного российскому поставщика ядерного топлива —Westinghouse (США). Мы пережили сложно сказать сколько информационных войн, инспирированных российским конкурентом американской компании. Аналогичные информационные войны начинались на всех уровнях, как только украинские атомщики выносили в качестве предмета дискуссии выбор альтернативных российским реакторных технологий.

Сегодня Украину вынудили вести освободительную гибридную войну — и на Донбассе, и в Крыму, и в экономике страны в целом, и в атомной энергетике в частности.

Последний удар — развернутая в украинских СМИ кампания против чешской ŠKODA JS a.s., которая действительно принадлежит российскому ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ).

Акцентирую внимание: аналогии с «Газпром-Германия» неуместны. ОМЗ — частная, а не государственная компания. Причем конкурирующая на внешних, а иногда и на внутреннем рынке с российской государственной корпорацией «Росатом», которая, собственно, и является атомным аналогом «Газпрома».

Так, в 2005 г. тендерное предложение консорциума Škoda Alliance (в состав которого входили компании ŠKODA JS a.s., UJV Rez, Škoda Praha, Westinghouse) успешно прошло техническую часть тендера по строительству под ключ энергоблоков АЭС «Белене» (Болгария) с ВВЭР-1000/В-320. За основу был взят вариант с ВВЭР-1000 Škoda, включая комплекс модернизаций по повышению безопасности, в т.ч. выполненных на основе опыта эксплуатации и модернизаций АЭС с реакторными установками ВВЭР, а также рекомендаций МАГАТЭ. Главным конкурентом ŠKODA JS a.s. на болгарском конкурсе было подразделение российского концерна «Росатом» — «Атомстройэкспорт». В итоге россияне выиграли конкурс, но отнюдь не за счет превосходства технологий — они просто «задавили» конкурента кредитом, который пообещали болгарам на строительство этой АЭС.

ŠKODA JS a.s. как юридически, так и фактически является чешской компанией, работающей согласно нормам и требованиям Евросоюза. Таким образом, сотрудничество между украинским «Энергоатомом» и ŠKODA JS a.s. регламентировано европейским законодательством и защищено от прямого воздействия российского владельца — ОМЗ. Даже в последние годы, когда в РФ стали активно закручивать гайки, существует немало примеров того, насколько непростые отношения складываются между ОМЗ и «Росатомом».

К примеру, в 2012 г. одна из дочерних структур ОАО «Ижорские заводы» (входят в состав ОМЗ) подала иск о признании банкротом ЗАО «Атомстройэкспорт» (структура «Росатома», строящая атомные станции за рубежом). Причиной иска стало… нежелание «Росатома» своевременно оплатить оборудование, поставленное ОМЗ. Это ли не пример того, что даже в условиях жесткой российской вертикали власти механизмы свободного рынка хоть иногда, но работают?

«Росатом» на протяжении нескольких лет ищет варианты получения контроля над ОМЗ, но холдинг остается независимым игроком на рынке ядерных технологий.

В свою очередь, ŠKODA JS a.s. поставляет оборудование для европейских реакторов EPR (European Pressurised Water Reactor), строящихся в Финляндии и Китае. ŠKODA JS a.s — многолетний партнер французской AREVA, прямого конкурента «Росатома» на мировом рынке услуг по возведению новых энергоблоков АЭС. В 2009 г. со ŠKODA JS a.s. был заключен контракт на достройку третьего и четвертого энергоблоков словацкой АЭС «Моховце». Этот контракт в настоящее время является самым крупным инвестиционным проектом компании. Очевидно, что если бы оборудование чешской компании не соответствовало европейским требованиям к безопасности АЭС, никто бы ее и на пушечный выстрел не подпустил к строительству реакторов на территории ЕС.

Попытки навязать мнение о том, что при посредничестве ŠKODA Украине втюхивают устаревшие российские технологии для достройки третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС, также не отвечают реальному положению дел. На самом деле сотрудничество с чешской компанией позволяет полностью заместить оборудование российских производителей, довести локализацию производства комплектующих в Украине до 70%. Строительно-монтажные и пуско-наладочные работы на третьем и четвертом блоках ХАЭС будут проводиться исключительно силами украинских предприятий. Дальнейшее научно-техническое сопровождение эксплуатации энергоблоков также будет проходить при содействии чешской компании. Ну и для тех, кто считает, что ŠKODA JS a.s. подконтрольна Кремлю, напомню о возможности использования топлива производства Westinghouse при достройке энергоблоков ХАЭС-3 и ХАЭС-4. Москва никогда бы не допустила участия подконтрольной ей компании в проекте, оставляющем не у дел российского производителя ядерного топлива — компанию «ТВЭЛ».

Кроме того, почти 40 лет назад ŠKODA JS a.s. получила еще в бывшем СССР первичную лицензию на инжиниринг, изготовление и поставку основного оборудования для атомной энергетики Союза. С тех пор чешская компания изготовила 21 комплектный реактор типа ВВЭР-440 и три реактора типа ВВЭР-1000. Только благодаря постоянному совершенствованию базовых технологий, переданных Советским Союзом, компания смогла успешно развивать свою деятельность в Восточной Европе, поставляя оборудование в Словакию, Венгрию и Украину.

За прошедшие годы чешские специалисты внесли огромное количество улучшений и дополнений в оборудование для реакторов типа ВВЭР. Не будет преувеличением утверждать, что реакторные технологии, которые сегодня применяются ŠKODA, отличаются от базовых советских так же, как автомобиль Škoda, выпущенный в 1970-е, отличается от современных моделей чешского автопрома.

Показательно, что 20 лет назад ŠKODA вышла на новый для себя рынок оборудования для реакторов типа PWR и BWR. Для двух блоков шведской АЭС «Форсмарк» (реакторы BWR) были поставлены два комплекта модернизированных внутренних частей кипящего реактора. Оборудование включало в себя решетку и выгородку активной зоны реактора для каждого блока. Для двух аналогичных блоков с кипящими реакторами финской АЭС «Олкилуото» в период 2004–2005 гг. были изготовлены два комплекта внутрикорпусных устройств реактора — сушители пара. На финскую АЭС «Олкилуото» ŠKODA поставила опорное кольцо для реактора типа EPR.

Положительные отзывы по данному проекту способствовали заключению контракта на производство внутренних частей реактора типа EPR для первого блока строящейся АЭС «Тaйшань» (Китай). Все эти контракты дают исчерпывающую оценку надежности и безопасности чешского оборудования для АЭС с реакторами как советского (российского), так и западного дизайна.

Но если возвратиться к проблеме достройки ХАЭС, то необходимо дать исчерпывающий ответ на главный вопрос: почему все-таки ВВЭР? Инициаторы информскандала обвиняют чуть ли не все правительство в нежелании уйти от российских технологий, тогда как есть много удачных западных вариантов. Да, есть другие технологии — это реакторы PWR, BWR, EPR, CANDU и другие. Однако достройка ХАЭС наиболее реальна только с использованием дизайна советских реакторов ВВЭР, поскольку крупногабаритное оборудование для реакторов этого типа может быть доставлено железнодорожным транспортом (другие варианты доставки на ХАЭС чрезвычайно затруднительны).

Следует также учитывать, что строительная готовность третьего и четвертого энергоблоков ХАЭС оценивается соответственно в 75% (28% от полной сметной стоимости) и 28% (10% от полной сметной стоимости). Существующие строительные конструкции и сооружения недостроенных энергоблоков были тщательно обследованы. После оценки их технического состояния были сделаны выводы о возможности обеспечения их надежной эксплуатации с учетом проведения комплекса ремонтно-восстановительных работ. В соответствии с Законом Украины «О размещении, проектировании и строительстве энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС» от 6 сентября 2012 г. на каждом из энергоблоков предусмотрено размещение реакторной установки типа ВВЭР-1000/В-392.

Принимая во внимание невозможность дальнейшего сотрудничества с РФ по данному проекту, единственным альтернативным производителем соответствующего оборудования остается компания ŜKODA JS a.s. Следует уточнить, что от чешской компании предполагается поставка лишь отдельного оборудования реакторной установки, что, в свою очередь, составляет около 10% от общей стоимости достройки двух энергоблоков ХАЭС.

Другое дело площадки Южно-Украинской и Запорожской АЭС, куда можно доставить любой реактор любого дизайна водным путем — по Днепру и Южному Бугу.

Предваряя вопрос, так почему же мы достраиваем Хмельницкую, а не Южно-Украинскую или Запорожскую, отвечу: Западная Украина для нас стратегическое направление, если мы хотим в перспективе экспортировать электроэнергию в Европу, а не РФ.

Один из ключевых для «Энергоатома» инвестпроектов — это присоединение одного из энергоблоков ХАЭС к европейской энергосистеме и начало экспорта электроэнергии в рамках проекта «Энергетический мост Украина — Европейский Союз» по линии ХАЭС—Жешув (Польша). Если же Украина будет медлить с достройкой Хмельницкой станции, на европейском рынке электроэнергии нас может опередить Белорусская АЭС, строительство которой сейчас ведет все тот же «Росатом».

 

Игорь Маскалевич, Зеркало недели. Украина

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий