ОПГ ГПУ и АТБ: кто участвует в фальсификации дел в Генпрокуратуре

Что известно об участниках схемы из скандального интервью Дмитрия Суса. Опубликовано на сайте Антикор.

Недавно одиозный экс-замначальника управления ГПУ по расследованию особо важных дел в сфере экономики (т. наз. «департамент спецзаказов») Дмитрий Сус рассказал в подробностях о том, как в стенах этого ведомства фальсифицируются уголовные дела. Фактически Сус вскрыл деятельность организованной преступной группы (ОПГ), которая планировала и реализовывала незаконные негласные действия в отношении народного депутата. Что известно о ее участниках?

Дмитрий Сус в скандальном интервью американскому журналисту Тодду Вуду передал реальную атмосферу ежедневно царящего в стенах Генеральной прокуратуры безумия. Бывший заместитель министра внутренних дел на правах хозяина приходит не просто в одно из подразделений – а в «элитный» специально созданный департамент по расследованию особо важных дел в сфере экономики – и расписывает «дорожную карту» о том, как нужно вести себя прокурорам и следователям, чтобы добиться «нужного» результата в конкретном деле.

Дмитрий Сус называет это нормальной ситуацией, похожие с которой происходили в департаменте и ранее. То есть по сути признает, что Генпрокуратура – это проходной двор, куда «заказчик» может не просто «спустить» задание, но и откомандировать конкретного «смотрящего» координировать действия «пешек» — прокуроров и следователей ГПУ – в отношении выполнения заказа. Остается только догадываться, что происходит в прокуратурах на местах и не подает ли прокурор области заказчику кофе в постель ради получения финансовой или политической выгоды.

Напомним кратко фабулу «дела Рыбалки», которое департамент, где работал Сус, должен был раскрутить в интересах совладельца «АТБ-Маркета», бывшего тестя Рыбалки Геннадия Буткевича.


Сначала в департамент поступило указание Генпрокурора «поднять» в областных прокуратурах все дела, как либо касавшиеся Рыбалки за последние несколько лет. Уголовное преследование компаний семьи Рыбалки длится еще с 2013 года, когда он развелся с дочерью Буткевича. Соответственно, речь шла о десятках уголовных дел. По словам Суса, они были достаточно объемными – для примера он приводил одно дело на 80 томов. Поскольку все дела к тому времени уже были закрыты за отсутствием состава преступления (так как были в тупую сфабрикованы в прокуратурах разных регионов), задача Суса и его подчиненных состояла в том, чтобы выяснить, насколько законно эти дела были закрыты.

После того как следователи не нашли ничего противозаконного в закрытии десятков дел по самым разнообразным статьям – «все что ему могли, ему влепили», говорит Сус в интервью – в департамент пришел экс-замминистра Владимир Евдокимов. У него на руках была не только информация относительно тех дел, которые Сус уже видел и которые были отправлены назад в регионы. Он также принес информацию и о делах, возбужденных и расследуемых в Службе безопасности и Национальной полиции. Из чего несложно сделать вывод, что аналогичные совещания он проводил и в этих органах также по поручению Г. Буткевича. И если в Генпрокуратуре этот процесс происходил по прямому указанию руководства ГПУ, то вполне вероятно, что о похожих совещаниях в Нацполиции и СБУ могли знать и их руководители.

По словам Суса, Евдокимов настаивал на реанимации старых дел и их переквалификации по «тяжелым» статьям. Это нужно было для того, чтобы получить разрешение на негласные следственные действия – наружку, прослушку, взлом электронной почты, проникновение в квартиру для установки камер видеонаблюдения. Впрочем, даже на момент обсуждения этого плана, у Евдокимова на руках уже были распечатки отчетов наружного наблюдения, расшифровки телефонных разговоров и электронной почты в сотни страниц: «тяжелая» квалификация от Суса нужна была лишь для того, чтобы легализовать эти материалы.

Признаки ОПГ 

Деятельность связки Буткевича, Евдокимова, Гуцуляка и Варченко (зам Гуцуляка) в данном случае прямо совпадает с определением организованной преступной группы, которую дает Уголовный кодекс Украины. Согласно этому документу, преступление признается совершенным организованной группой, если в его приготовлении или совершении принимали участие несколько человек (три и более), предварительно организовавшись в устойчивое объединение для совершения этого и другого преступлений, объединенных единым планом с распределением функций участников группы, направленных на достижение этого плана, известного всем участникам группы.

План («дорожная карта») точно был известен всем участникам, в нем точно имело место «распределение функций» и «группа» явно организовалась для совершения более, чем одного преступления, поскольку фальсифицировать дела собирались массово, а незаконная прослушка, наружное наблюдение, проникновение в квартиру и другие злодеяния, да еще и касающиеся народного депутата – это явно тяжелые и массовые нарушения закона.

Особый цинизм заключается в том, что в группу объединились как раз люди, причастные к деятельности правоохранительных структур, готовые в интересах крупного олигарха (а состояние Буткевича оценивается минимум в 150-200 млн долл. США, годовой оборот «АТБ» достигает $2 млрд.) использовать собственное служебное положение и фабриковать уголовные дела.

 

 

Начать стоит с заказчика. Геннадию Буткевичу не чужды бандитские разборки 90-х, ведь он был руководителем охраны корпорации «ЕЭСУ», которую контролировал Павел Лазаренко. Некоторые источники приписывают Буткевичу едва ли не полную организацию убийства Евгения Щербаня по поручению Лазаренко, однако не предоставляют достаточных доказательств для этого. В частности, недавно в СМИ фигурировали данные, согласно которым Буткевичем могли интересоваться в ФБР США именно в контексте расследования по делу Щербаня, которое якобы получило новый резонанс в Америке.


Среди других признаков близости Буткевича с бандитским миром и его методами – организованное им покушение на самого себя в августе 2014 года, которое он хотел «повесить» на своего зятя. Дело было шито «белыми нитками»: записи на камерах, фиксация телефонных переговоров и другие факторы свидетельствовали о том, что подставить зятя не выйдет. В те дни наблюдатели открыто вспоминали о другом «самопокушении» — на Павла Лазаренко в июле 1996 года, которое, по слухам, тоже организовывал не кто иной как Буткевич.


Связи Буткевича с Владимиром Евдокимова также, очевидно, далеко не один и не два года. Дело в том, что в родную для Буткевича Днепропетровскую область Евдокимова перевели в 1998 году. Именно в это время в городе начинает активно развиваться основанная Буткевичем корпорация «АТБ». Общеизвестно, что Евдокимов специализировался на «решении вопросов» с бизнесом. В частности, в свою «каденцию» в Днепропетровске (к 2001 году он уже возглавлял уголовный розыск) – он «отличился» среди прочего «отжатием» рынка «Озерка» в пользу уголовных авторитетов.


Кстати, именно из-за близкой связи с донецкими и луганскими уголовниками Евдокимова якобы и перевели с аналогичной должности в Луганском УМВД. Кроме того, по информации, которую публиковали интернет-издания в 2004 – 2005 годах, Евдокимов якобы передавал Генпрокуратуре «подопечных» уголовников в качестве подозреваемых по делу об убийстве Вадима Гетьмана. Эти лица должны были подставить под удар находившегося тогда уже в опале экс-премьер-министра Павла Лазаренко.

Очень интересным является попадание Евдокимова в обойму к Юрию Луценко. Опытный «уголовщик» стал заместителем министра как раз после известного скандала «любых друзив» несмотря на то, что еще за год до этого возглавляемая самим же Луценко газета «Грани Плюс» по полочкам раскладывала злодеяния генерала на своих должностях в Днепропетровске и Луганске.

Тем не менее, с Луценко Евдокимов наверняка сработался – ведь он оставался в должности уже при правительстве Виктора Януковича. У Юрия Витальевича остались о сотрудничестве самые теплые чувства: в 2016 году на одном из совещаний он посоветовал Хатии Деканоидзе, главе Нацполиции, «вернуть» Евдокимова в ряды правоохранителей.


Отдельного внимания заслуживает и Владимир Гуцуляк – глава скандального «департамента спецзаказов» и фигурант совсем недавнего расследования программы «Схемы».

Гуцуляка журналисты заподозрили в незадекларированных доходах – исходя из того, на каком автомобиле он ездит, почему его двоюродный брат, который долгое время жил скромно в Хмельницкой области, вдруг стал зажиточным фермером и почему он решил жить в арендованном у подруги жены доме, который раньше сам и построил и т. д.

Однако гораздо более скандальным оказался момент с покупкой новой машины на имя родственника одного из фигурантов расследуемого департаментом уголовного производства. Речь идет о печально известном похищении бывшего главы «Нефтегаздобычи» Олега Семинского, которого злоумышленники три года удерживали то ли в подвале, то ли в сарае. Именно на тестя Семинского, по данным «Схем» и был оформлен автомобиль, которым пользовался Гуцуляк. Что вызывает закономерные вопросы к глубине связей и объективности расследования, которое ведется в отношении дела его зятя сотрудниками «спецдепартамента». Гуцуляк также известен системным давлением на Центр противодействия коррупции – одну из ключевых общественных организаций, лоббирующих создание антикоррупционных органов в Украине.

В департамент, созданный еще предыдущим Генпрокурором Виктором Шокиным, Гуцуляк, по слухам, попал как доверенное лицо «деда»: до создания этого «элитного» подразделения Гуцуляк якобы занимался деликатными поручениями – по личной просьбе Шокина организовывал платное закрытие / открытие уголовных дел против крупных коммерческих компаний, о которых широкой общественности знать было не нужно. Самыми прибыльными стали уголовные производства, в которых фигурировали всем известные: сеть гипермаркетов «Эпицентр», «Леруа Марлен», «Дельта банк», «Фокстрот», которые неожиданно мягко закончились для подозреваемых, писали СМИ.

Не мудрено, что после прихода Евдокимова в департамент по делу Рыбалки да еще и по личному указанию «содействовать» со стороны Юрия Луценко, Гуцуляк почувствовал себя в своей тарелке и был готов максимально способствовать «решению вопроса». Поэтому же его наверняка удивило непонимание со стороны Суса и его нежелание участвовать в копании в грязном белье, «называть черное белым», как выразился Сус в интервью Тодду Вуду.

В цивилизованной стране после таких заявлений и полностью расписанной схемы взаимодействия, не дожидаясь решения суда, Генеральный прокурор должен был бы подать в отставку, а антикоррупционные органы – инициировать роспуск «спецдепартамента». Однако в Украине, к сожалению, участие в преступной схеме до самого крайнего случая признается добродетелью, а любые обвинения или раскрытия таких схем – действиями диверсантов на подрыв государственности.

В тему: Рыбалко — Semki в шоколаде. Как отдыхает депутат-олигарх из партии Ляшко

Хозяин АТБ Геннадий Буткевич: Взлет и падение одного олигарха

Юрий Луценко. «Терминатор» украинской политики

Игорь Сикора

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий