Олег Дерипаска: алюминиевый суд

Олег Дерипаска

Олег Дерипаска

Российский олигарх Олег Дерипаска подходит к моменту истины в многолетней тяжбе по Запорожскому алюминиевому комбинату — ЗАлК

На днях структуры возглавляемого им «РусАла» обжаловали в Верховном суде Украины октябрьское постановление Высшего хозсуда страны о возвращении государству свыше 60% акций предприятия.

Пакет пока остается в собственности кипрской Velbay Holdings Limited, которую связывают с Дерипаской, а вот запорожский комбинат уже остановлен.

Судебное производство алюминия

За оспариваемые ныне 68,01% акций ОАО «ЗАлК» в феврале 2001 года было заплачено около 380 млн грн. Их покупателем Фонд госимущества Украины утвердил российскую компанию «АвтоВАЗ-инвест».

Эту структуру позже поглотила российская «СУАЛ», которая в 2007 году вошла в объединенную компанию «Русский алюминий» — «РусАл». Кипрская фирма Velbay Holdings получила указанный пакет запорожского комбината в 2006 году.

Победитель торгов обязывался направить 200 млн долл на техническое развитие предприятия и рефинансировать его кредит на 76,45 млн долл. Эти деньги предоставил в конце 1990-х государственный Укрэксимбанк.

Данные цифры — ключевые. В течение нескольких лет обещанные инвестиции внесены не были, а кредитный нюанс «разрешили» так: соглашение о рефинансирование займа инвестором было разорвано по инициативе комбината.

Данные обстоятельства и стали основанием для украинской Генпрокуратуры в 2008 году начать процесс по возращению актива под госконтроль.

В судах представители «РусАла» отстаивали контроль над «ЗАлКом», ссылаясь на ряд доводов. Среди них был и тот, что украинское государство не выполнило свою часть обязательств по приватизации: оплаченное за тот самый кредит фольгопрокатное оборудование не было передано для потребностей комбината.

То ли доводы сыграли, то ли иные обстоятельства, но в августе 2011 года Высший хозяйственный суд Украины отменил решение предыдущей инстанции о возврате государству акций завода. Дело при этом направили на новое рассмотрение.

В начале 2012 года активное участие в судьбе «ЗАлКа» принял глава Запорожской ОГА Александр Пеклушенко. Он пытался уговорить россиян не стопорить предприятие. Не удалось. После этого Пеклушенко и произнес громкую фразу: «С господином Дерипаской мы ни каши, ни алюминия не сварим».

Затем проблемам предприятия начал уделять внимание прежний глава государства Виктор Янукович. Как результат, в марте 2012 года в столичном Хозяйственном суде активизировался новый процесс по комбинату: с теми же заинтересованными сторонами и аналогичными требованиями.


Завод-оболочка

Запорожский чиновник был прав. Россияне предпочитали «развивать» комбинат в судах, тогда как производство неуклонно сокращалось. Если в 2007-2008 годах единственный в Украине производитель первичного алюминия выпускал свыше 110 тыс тонн металла, то в 2009 году он выдал менее половины от этого объема.

В 2010 году предприятие выпустило 25 тыс тонн алюминия, а в 2011 году здесь начали консервировать основное оборудование для электролиза. После этого из крупного производителя алюминия комбинат превратился в его перекатчика.

Собственник объявил о приоритетах для Запорожья в виде производства готовой продукции — катанки — из алюминиевого сырья, поставляемого с его заводов в РФ. Источники утверждали, что на запорожском заводе просто «перебивали бирки».

Внешне такой шаг позитивно сказался на финансовом результате «ЗАлКа», где за 2013 год сократили чистый убыток в шесть раз до почти 76 млн грн. Такое улучшение, впрочем, к «развитию приоритета» так и не привело.

Летом 2014 года комбинат остановился полностью. Непогашенный убыток предприятия на конец 2013 года достиг почти 2 млрд грн.

«В связи с «ЗАлКом» не раз поднимался вопрос о тарифах на электроэнергию, затраты на которую занимают существенную долю в себестоимости первичного алюминия», — вспоминает отраслевой эксперт Вячеслав Попов.

Вот как в пресс-службе комбината весной 2012 года аргументировали невыгодность производства: «При тарифе более 11 центов за 1 кВт-ч украинский алюминий неконкурентоспособен. Этот тариф в три-четыре раза выше, чем в других странах-производителях алюминия».

Мол, если Украина заключит с предприятием десятилетний контракт на отпуск электроэнергии по «экономически обоснованной цене», то оно согласится восстановить выпуск металла и модернизировать мощности.

Алюминиевые проблемы не обошел стороной и действующий президент. Посетив Запорожье в середине октября, Петр Порошенко высказал заинтересованность в том, чтобы завод работал вне зависимости от того, кто у него владелец. Он также акцентировал внимание на процедуре банкротства.

У Дерипаски ответили так: запорожское производство не имеет экономического смысла, так как себестоимость украинского алюминия в три раза выше, чем российского. Это касается не только первичного алюминия, но и проката из него. «Правильным выходом» для «ЗАлКа» его пресс-служба также назвала банкротство.

 


Не катаньем, так банкротством

Зачем тогда столь упорно обжаловать деприватизацию? «Отказ от «ЗАлКа» без боя в суде противоречит бизнес-логике. Иначе актив выставляется в виде подарка возможному конкуренту. Такая позиция может стать катализатором для создания подобного прецедента и по НГЗ», — размышляет Попов.

Кроме «ЗАлКа», «РусАл» владеет в Украине и Николаевским глиноземным заводом — НГЗ, который играет в ее производственных цепочках значимую роль. Данный актив, в отличие от ее запорожского комбината, работает вполне стабильно.

В 2013 году Николаевский завод произвел 1,49 млн тонн глинозема — сырья для выпуска алюминия. В 2014 году он планирует уменьшить объем до 1,45 млн тонн в связи с ценовыми колебаниями на Лондонской бирже металлов.

А вот запорожский комбинат, судя по всему, не укладывается в глобальные схемы крупнейшего в мире производителя алюминия. Для «РусАла» выгоднее завозить в Украину на реализацию катанку со своего завода из российской Кандалакши, чем даже просто поддерживать ее выпуск в Запорожье.

Дерипаска просто нивелирует «ЗАлК» как производство. Для структуры активов «РусАла» предприятие оказалось лишним, но отдавать его он не хочет. Подобного мнения не один год придерживались многие наблюдатели.

Банкротство компании — отдельный юридический процесс.

«Не исключено, что нынешний собственник в суде потеряет контроль над заводом через корпоративные права. Однако по процедуре банкротства он сможет контролировать его деятельность посредством, скажем, своих представителей в комитете кредиторов», — комментирует адвокат фирмы B.I.M. Игорь Сидоренко.

На крайний случай у Дерипаски есть и дополнительный инструмент. Помимо деприватизируемых 68,01%, его кипрская офшорная структура владеет еще 30% акций запорожского комбината. Этого хватит, чтобы блокировать важные решения по активу. Например, о перезапуске предприятия.

Олег Дерипаска и Владимир Путин

 

Сергей Кукин

По материалам «Экономическая правда«

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий