«Офшорный космос». Зачем и как туда летают украинские политики и бизнесмены

Для простого украинца оффшорный инструментарий — это как коммерческий полет в космос: слышали, знаем, но не полетим. Однако некоторые украинцы все же «летают», пишет Деловая столица.

Фото: economic-definition.com

Очередную порцию офшорного компромата в информационное пространство выбросили аналитики Международного консорциума журналистских расследований. Речь идет о так называемых Paradise Papers. По устоявшейся традиции активными фигурантами «райских бумаг» стали персоналии из Украины: политики, бизнесмены. Впрочем, между указанными группами людей трудно будет найти больше двух отличий. Во всяком случае у нас.

В ближайшее время мир ожидает череда разоблачений и скандалов, которые вряд ли будут негативно восприняты широкой общественностью в Украине. Большинство наших граждан мысленно так же далеки от офшоров, как последние — географически от Украины. Общество больше занимает сумочка жены генерального прокурора или часы на руке у депутата. А зря.

Для простого украинца офшорный инструментарий — это как коммерческий полет в космос: слышали, знаем, но не полетим. Однако некоторые украинцы все же «летают». Как сообщают сведущие СМИ, в раскрытых документах засветились такие украинские политики, как бывший нардеп-«регионал» Антон Пригодский и бывший вице-премьер Валерий Вощевский. Первый известен как постоянный спарринг-партнер Виктора Януковича по игре в гольф и охоте, часто именовавшийся серым кардиналом Партии регионов. Второй в свое время плодотворно потрудился на ниве строительства украинских дорог: возглавлял государственную акционерную компанию «Автомобильные дороги Украины» и даже пару месяцев порулил «Укравтодором» в 2010 г., в бытность Азарова премьером. Но широкой общественности он больше запомнился работой в правительстве Яценюка в 2014-2015 гг., где заполнял собой квоту Радикальной партии Олега Ляшко на должности вице-премьер-министра по вопросам инфраструктуры.

Как явствует из информации, которая была опубликована и находится в открытом доступе, Антон Пригодский является акционером в одном лице мальтийской компании TUC, зарегистрированной в 2013 г. с целью осуществления судоходной деятельности, в том числе — приобретения морских судов.

Активы компании на конец 2014 г. составляли $6,6 млн, а убытки $25,1 тыс. Последний факт позволил не платить налог на прибыль по месту регистрации компании, то есть на Мальте.
В 2015 г. эта компания арендовала моторную яхту Santa Maria T, спущенную со стапелей нидерландскими корабелами, которые специализируются на строительстве элитных судов. «Лодочка» примерно 37 м в длину. Реальный собственник пока неизвестен. Если взять на веру ту информацию, которую в неформальных беседах «гутарят» наши политики, один метр океанской яхты стоит нынче до 3 млн евро. То есть «Святая Мария» может потянуть на 11-12 млн евро, хотя тут важную роль играет и «начинка»: будут ли применяться в отделке метеориты, кости тираннозавра или все ограничиться эконом-вариантом в виде золотых ручек — и никакой роскоши… Хотя даже минимальная, базовая стоимость яхты может заставить 99% украинцев едином порыве выдохнуть: «О, Санта Мария, где ты?».

Относительно Вощевского, документы показали, что он фигурирует в качестве совладельца мальтийской компании Marfa Holding Ltd. Естественно, что ни Вошевский, ни Пригодский не являются ни «гайдарами», шагающими впереди по направлению в офшорный рай, ни последними из могикан, за которыми уже все белые и пушистые.

Международное структурирование бизнеса — это понятие, которое стало неотъемлемой надстройкой любого украинского бизнеса с оборотом от $10 млн в год, а также политиков, которым нужно структурировать не бизнес, а свой образ жизни. Работает это примерно так. Начнем с политиков. Яхты, частные самолеты, вертолеты, дома за границей. Все это имущество нужно обслуживать, а для этого требуются немалые финансовые вливания, причем постоянно. Для этого и создаются специальные офшорные компании, которые либо владеют указанным имуществом, либо пользуются им на правах аренды/управления. Доходная часть таких компаний формируется за счет «услуг», которые они оказывают иным контрагентам. В перечень последних могут входить как специальные товарные офшорки (то есть те, которые созданы для «распила» финансового потока, генерируемого в Украине государственными/частными предприятиями, например при экспорте сырья и полуфабрикатов), либо пополняются родственными олигархами, для которых подобная процедура сродни пополнению счета мобильного телефона. В результате журналисты сколь угодно могут сливать фотографии и документы, согласно которым публичные украинские политики «огибают на яхте побережье Сардинии» или садятся в частный самолет, час эксплуатации которого стоит до $10 тыс за час полета, — ответ народных любимцев будет примерно один и тот же: это оплатили друзья, тайные поклонники партии, родственники и т. д. Спрашивать их, за чей счет этот пир жизни, бессмысленно: «за все уплачено!».

Почему применяются именно офшорные компании? Во-первых, там практически отсутствует контроль за механизмом покупки долей. Во-вторых, никто не хочет платить налоги с фиктивных услуг.
Стоит заметить, что зачастую такие фирмы регистрируют на людей, которые «вхожи в дом»: массажистов, фитнес-тренеров, домашних кинологов, домработниц или тайных кассиров партии, которые находятся в тени своих лидеров, периодически играя с ними в гольф, теннис и прочие занятные игры. Очевидно, что вся эта арендуемая роскошь им не принадлежит: в лучшем случае могу пригласить покататься. Они играют роль формальных бенефициаров, ширмы из темной и плотной ткани.

Что касается бизнеса, тут все сложнее. Обычно офшорные компании образуют вместе с «материнками» негласный, но тем не менее глубоко структурированный транснациональный холдинг. Денежные и товарные потоки здесь двигаются по цепочке контролируемых иностранных компаний, при этом ценовой диапазон экспортных/импортных товаров играет, как баян на свадьбе: в высоконалоговых юрисдикциях (как правило, на родине) — сужается, в оффшорных — расширяется до реального рыночного уровня. Этот процесс стыдливо называют оптимизацией налогообложения, хотя речь идет скорее о минимизации.

Это приводит к тому, что в Украине большой бизнес официально еле сводит концы с концами, находясь в постоянном контакте с офисом «больших налогоплательщиков» ГФС, где регулярно льет слезы и жалуется на вечный кризис. Но это если ориентироваться на данные баланса и отчета о финансовых результатах. А если исходить из того, что при этом собственники некоторых ФПГ могут содержать футбольные клубы, платить футболистам далеко не «бразильские» зарплаты, финансировать собственные телевизионные компании и спонсировать политиков -«правдорубов», дела у них идут не так уж и плохо, особенно учитывая рост цен на сырьевые товары на внешних рынках (металл, руда) и постоянную девальвацию гривни.

Последний процесс является фактически универсальной моделью по удешевлению себестоимости их готового продукта (зарплата и прочие платежи в Украине осуществляются в национальной валюте) и по поддержанию официальной рентабельности на минимально необходимых показателях.

Осуществляя поставки товаров, данные компании должны придерживаться метода «вытянутой руки», то есть продавать продукцию по стоимости, зафиксированной рядом на рынке у компаний-конкурентов. К сожалению, система трансфертного ценообразования в Украине не работает, равно как и механизм отслеживания ГФС контролируемых операций (хотя отчеты о них уже подаются не первый год). В результате до 30% экспортного потока оседает на счетах офшорных компаний. Оседало бы и больше, если бы не банальная жадность: на сумму экспорта применяется нулевая ставка НДС, и компании-экспортеры получают миллиардные суммы возмещения налогового кредита по данному налогу.

Горизонт экспортного планирования здесь выстраивается под действием двух векторов: жадности (хочется получить возмещение НДС) и жадности 2.0. (не хочется платить государству налог на прибыль). «Истина», как правило, находится участниками процесса посредине (то есть на точке официальной рентабельности 5%, хотя на фазе роста сырьевые проекты приносят все 40-50%).

Кроме того, офшорные компании применяются для перевода в валюту и вывода за рубеж капитала, заработанного в Украине. Для этого применяются договора перестрахования с иностранными страховыми компаниями, сделки с «мусорными» ценными бумагами, оплата нерезидентам неких услуг (консультационных, маркетинговых, информационных), покупка нематериальных активов, роялти и франшиза.

НБУ безуспешно пытается перекрыть все эти щели, сквозь которые из страны уходят финансовые «муллы», но на практике больше создает проблем легальному бизнесу и добросовестным инвесторам, чем теневикам. Хотя в последнее время первые так похожи на последних, что и не различишь.
В результате «офшоризации» транснационального бизнеса за последние несколько десятков лет в низконалоговых юрисдикциях осело примерно $32 трлн, в том числе из Украины $167 млрд. Не трудно подсчитать, что в случае налогообложения последней суммы ставкой налога на прибыль в размере 18% (на данный момент, а ведь было и выше) центральный государственный бюджет мог бы дополнительно получить $30 млрд.

До поры до времени офшоры свято хранили тайны своих компаний. Большая часть информации по ним, включая данные о владельцах (конечных бенефициарах) и директорах, не находится в публичном доступе и может быть частично предоставлена при официальном запросе. Но не всегда. На Каймановых островах, например, при оплате $30 можно получить краткую информацию о фирме, но без указания ее выгодополучателей и менеджмента. В последнее время ситуация начала постепенно меняться. В открытом доступе уже есть часть реестра компаний. Правда, еще зачастую отсутствует система поиска по фамилии владельца/директора, что значительно осложняет процедуру легализации. Большая часть реестров по прежнему остается закрытой.

Недавнюю утечку информации о владельцах офшорных компаний никак нельзя назвать случайной. Дело в том, что отмывание капиталов приводит к углублению неравенства в развивающихся странах, что чревато глобальной дестабилизацией, в результате которой развитым странам приходится тратить на устранение системных рисков триллионы долларов и евро, но уже своих бюджетных средств. Кроме того, офшорная система вымывает налоговую базу развитых стран, так как для обеспечения модели общества «срединных доходов» нужно все больше и больше финансовых ресурсов. Как следствие — те же США неоднократно вынуждены подымать верхнюю планку своего суверенного долга, а это уже грозит системе общемировой стабильности. Не слишком ли большая цена у этого праздника жизни, подумали в Вашингтоне и немного в Брюсселе? Тем более что все активы в офшорах номинируются в евро и долларах, а не панамских бальбоа, а значит, отследить транзакции не составит особого труда, ведь они все равно проходят через систему SWIFT и западные банки-корреспонденты.

Применительно к Украине это значит, что наша страна должна четко выполнять рекомендации Бюро европейских советников по деофшоризации бизнеса и в конечном итоге внедрить минимальный стандарт (БЕПС) по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения. На практике это должно привести к принятию новых алгоритмов расчета базы налогообложения контролируемых иностранных компаний; изменению системы трансфертного ценообразования; пересмотру международных договоров об избегании двойного налогообложения; пересмотру статуса постоянного представительства компании-нерезидента; присоединению Украины к единой международной системе обмена налоговой информацией.

В тему: Валерий Вощевский. Нерадикальный радикал

Антон Пригодский: первый «серый кардинал» Януковича

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий