Люстрация: работа над ошибками

102365

 

«Заговор» против Закона «Об очищении власти» зрел с первого дня подписания его президентом. Два месяца продолжались дискуссии о том, стоит ли чистить «авгиевы конюшни» власти законом-бульдозером. Судя по всему, способ чистки все же уточнят

В Конституционный суд уже направлены два представления — Службы внешней разведки и Верховного суда Ук­раины. СВР скромно попросила КСУ растолковать нормы закона, а вот судьи ВСУ себя в оценках особо не сдерживали, открыто назвав отдельные положения нормативного акта неконституционными.

По некоторым сведениям, инициатива СВР могла быть согласована с администрацией президента. Можно предположить, что Петр Порошенко заинтересован в корректировке закона, ищет формальные основания для этого, но при этом не желает, чтоб формальный повод для пересмотра документа ассоциировался с его именем.

По нашим сведениям, в АП уже готовится законопроект о внесении изменений в Закон «Об очищении власти».

Ожидалось, что на этой неделе публичную оценку закону даст Венецианская комиссия. В распоряжении ZN.UA находится проект соответствующего решения ВК (а также украинская версия документа). В решении «венецианцы», по сути, признали нарушения норм международного права и высказали ряд серьезных замечаний, основанных на опыте проведения люстрации в странах Восточной Европы после распада Союза (о них — ниже). Комиссия планировала настоятельно рекомендовать учесть эти замечания и изменить закон.

Однако заявленное на 12 де­кабря оглашение решения комиссии было отложено. Этому предшествовал визит к «венецианцам» украинской делегации во главе с министром юстиции Павлом Петренко (подробнее про него читайте в статье Павел Петренко. «Карманный» мальчик «Семьи» Яценюка). ВК пообещала вернуться к рас­смот­рению этого вопроса в марте будущего года, выразив надежду на то, что до этого времени украинская сторона приведет проблемный закон в соответствие с отечественной Конституцией и европейскими стандартами. Как заявил вчера глава Веницианской комиссии Джанни Букиккио, до этого времени должна быть подготовлена новая версия закона.  Планируется также, что в январе посланцы комиссии посетят Киев для более предметного общения с представителями украинской власти.

То, что разрекламированный закон не послужил толчком для реального очищения власти, очевидно. Под люст­рацию попали тысячи рядовых чиновников, вычищенных по принципу коллективной от­ветст­венности. Сотни профессионалов, среди которых, например, герой Украины, ученый с мировым именем, директор Национального космичес­кого Агентства Украины Юрий Алексеев.

При этом множество очевидных коррупционеров остались на своих местах, некоторые пошли на повышение. Что лишь подогревает желание недовольного населения продолжать уличную, «мусорную» люстрацию, раз уж власть не желает самоочищаться.

Искренняя уверенность многих адептов люстрации в своей правоте — слабый аргумент. Издержки закона можно было бы попытаться оправдать, если бы он нанес действительно сокрушительный удар по системе коррупции, приспособленчества, назначения на государственные посты «своих» и выталкивания «чужих». Если бы его принятие ознаменовало начало внедрения реформ, в необратимости которых не оставалось сомнений.

Но этого не случилось.

В нашей стране смена политических команд во власти почти всегда сопровождалась разрушительной кадровой зачисткой. В последние годы она приобрела характер почти стихийного бедствия: государст­венный аппарат разрушался, неугодным профессионалам указывали на дверь, подобострастных непрофессионалов и организаторов теневых схем охотно привечали. СМИ указывали на необходимость сохранения институциональной памяти, срочного принятия закона о госслужбе и введения должностей госсекретарей. Но порочный механизм работал как часы.

Увы, ни одна из властных команд не ставила целью изменение правил игры. Система, начавшая формироваться при Кравчуке, закалившаяся при Кучме, расцветшая при Ющен­ко и доведенная до абсолюта при Януковиче, все эти годы оставалась:

а) смыслом прихода во власть;

б) способом обогащения;

в) принципом круговой поруки.

При этом стоит помнить, что неотъемлемой частью данной системы были и президент Порошенко, и премьер Яценюк, занимавшие различные важные государственные посты, и множество других влиятельных лиц, пообещавших сегодня стране реформы.

Это обстоятельство позволяет оценить всю сложность задачи, стоявшей перед ныне пришедшими в политику общественными активистами и журналистами, искренне добивавшимися закона об очищении власти.

«Под первую редакцию закона подпадал и президент, — рассказывает Егор Соболев. — Но, по его настоянию, парламент изменил этот пункт, и теперь начальники времен Яну­ковича увольняются при условии, если они проработали на этой должности год. Депутаты внесли такую поправку между первым и вторым чтениями по просьбе Порошенко. Именно по той причине, что он сам попадал под действие закона. И в этом есть определенный смысл. Потому что если бы закон касался всех, кто работал начальниками во времена Яну­ковича, то под него попали бы, например, все министры правительства Тимошенко вместе с ней самой. Привнесенная норма не так уж несправедлива, поскольку она ограничивает круг людей теми, кто дейст­вительно работал на Януковича долго, кто составлял режим, кто его строил, проектировал, как Сергей Левочкин, Николай Азаров, Андрей Клюев».

Однако главной своей задачи закон не выполнил. Сис­те­ма пока сохранилась в первозданном виде, зато был нанесен сокрушительный удар по профессиональным кадрам среднего звена. Так, глава госслужбы Константин Ващенко еще летом в интервью ZN.UA предупреждал:

— Чтобы вырастить хорошего управленца, нужны годы. Для того чтобы его потерять, достаточно одного неправильного решения. Чиновник сродни ядерному реактору, который можно использовать как в мирных, так и в других целях. Все зависит от заданных рамок, правил и принципов, а также способности гражданского общества обеспечить эффективный контроль за деятельнос­тью чиновника.

И здесь ключевое слово — решения. Во-первых, должна быть проведена переаттестация, люстрация — название не важно — только госслужащих 1–3 категории. То есть, тех, кто принимает решения, а не обес­печивает их выполнение. Во-вторых, в ходе этого процесса должны анализироваться исключительно решения — с точки зрения их соответствия дейст­вующему законодательст­ву и с точки зрения достижения конечного результата. И только при наличии некачест­венных и незаконных решений перед чиновником может быть поставлен вопрос о невозможности занимать ту или иную должность», — заключил Ващен­ко.

В предварительном заключении Венецианской комиссии отмечалось: «В любом случае, люстрация должна быть дополнена другими средствами обеспечения правосудия и укрепления системы государственного управления и верховенст­ва права, например, уголовное преследование лиц, ответст­венных за серьезные преступ­ления, включая преступления против человечности, структурными реформами, направленными на укрепление верховенства права, борьбу с коррупцией и искоренение непотизма. Люстрация может быть дополнением к этим способам, но она никогда не может заменить их, так как ее роль должна быть конкретной и точной».

Никто из апологетов кор­рупционной системы ответст­венности за преступления не понес. Кто в Москве, кто в парламенте. В итоге карающий меч люстраторов обрушился на среднее звене служителей режима. А в руководстве, скажем, ГПУ спокойно обосновались люди, чьи имена со словосочетанием «обновление власти» никак не ассоциируются.

Можно ли бороться с сис­темой руками тех, кто плоть от плоти ее? Задумывались ли об этом молодые политики? Вопрос.

Ошибаются те, кто видит в люстрационном процессе некую прививку от коррупции. Николай Томенко месяц назад сделал недвусмысленное заявление об участии заместителя министра МВД Сергея Чебо­таря в коррупционных схемах. Были приведены конкретные факты. Которые уже на пуб­личном уровне подтвердили знания тех, кто сегодня работает в системе, куда потекли постлюстрационные потоки новых назначенцев.

Очевидно, что вопрос очищения власти — одно из ключевых требований Майдана. Это то, с чем согласились и политические силы, пришедшие к власти сегодня. Однако люстрация должна быть на противоположной стороне от кампанейщины и некой политической расправы кого бы то ни было над кем бы то ни было. Вопрос не в том, чтобы наказать «прошлых» (хотя и с этим не очень складывается), а в том, чтобы избежать повторения в будущем.

Пока процесс очищения убедительным не выглядит. Что имеем? Искренний революционный порыв аматоров. Популизм власти, подыг­рав­ший настроениям масс, но на систему никак не влияющий. Отсутствие четких шагов, направленных на слом кор­руп­ционной системы. Зачистку рядовых исполнителей. Прин­цип коллективной ответственности; фактическое обескровливание спецслужб, где выметены чуть ли не последние профессионалы. Дублирование антикоррупционных законов (их ошибок в том числе — по-прежнему можно переписать активы на родственников же­ны). Отсутствие единого от­ветственного за проведение люстрации органа.

В проекте решения Венеци­анской комиссии указывалось:

— люстрация должна применяться только к тем должностям, которые, действительно, могут представлять значительную угрозу для прав человека и демократии; перечень должностей, который подлежит люстрации, должен быть пересмотрен;

— вина должна быть доказана в каждом отдельном случае и не может базироваться только на основании принадлежности к категории государственных должностей; критерии люстрации должны быть пересмотрены;

— полномочия по проведению люстрации необходимо забрать у Министерства юстиции и передать их специально созданной независимой комиссии, с активным привлечением гражданского общества;

— процедура люстрации должна проходить с соблюдением гарантий справедливого судебного разбирательства (право на адвоката, равенство сторон, право быть заслушанным); административное решение по люстрации должно быть приостановлено на время обжалования в суде и до окончательного решения суда;

— люстрация судей должна осуществляться только при соблюдении конституционных положений, гарантирующих их независимость, и только Высший совет юстиции должен нести ответственность за любое освобождение судьи. Венецианская комиссия не видит никаких оснований для распространения Закона о люстрации на судей, учитывая, что они стали объектом другого специального закона, принятого всего несколько месяцев назад;

— обнародование информации о лицах, к которым применяются люстрационные мероприятия, должно происходить только после вынесения судом окончательного решения.

Более того, как и ожидалось, комиссия поставила под сомнение применение люстрационных мер к периоду правления КПСС через много лет после падения режима и вступления в силу демократичес­кой Конституции в Украине.

Как будет развиваться ситуация? Сколь точно украинс­кая власть будет следовать рекомендациям Венецианской комиссии?

Как мы уже говорили, в администрации президента готовится проект о внесении изменений в Закон «Об очищении власти». По заявлению Дж.Бу­киккио, украинская власть заверила его, что она уже работает над новой версией закона. Кстати, об этом уже заявлял нынешний вице-премьер Ген­надий Зубко, который до недавних пор курировал в АП ин­тересующий нас вопрос. Однако получить более подробную информацию о сути подготовленных изменений нам не удалось.

С одной стороны, система работает, нужные люди при должностях. С другой — сов­сем уж не считаться с общест­венным мнением нельзя. Да и государственный аппарат ост­ро нуждается в профессиональных кадрах. А после серьезной критики со стороны Венецианской комиссии стало ясно: Закон «Об очищении власти» явно претерпит изменения.

Примечательно, что министр юстиции Павел Петрен­ко еще до заявления главы Венецианской комиссии обратился к ВСУ с просьбой заб­рать представление из Конс­титуционного Суда, пообещав в рабочем порядке рассмотреть обозначенные там вопросы.

Есть необходимость сказать о ситуации в КСУ. По информации наших источников, одно представление (Службы внешней разведки) уже находится на рассмотрении коллегии судей, второе (ВСУ) — в экспертном департаменте Конс­титуционного Суда. Никаких решений насчет их дальнейшей судьбы пока не принималось. Однако стоит помнить о раскладе сил в КСУ: «десятка» судей, позволяющая собрать кворум для принятия решений, осталась еще со времен Януковича. Новая власть заменила только 4 судьи, еще два — воздерживались от игры в ворота Януковича. Ситуация выглядит по меньшей мере странно, исходя из того, что на КСУ лежит львиная доля ответственности за формирование режима Януковича — узурпации им власти, что положено в основу закона люстрации. Здесь и решение по «тушкам», здесь и изменение Конституции в пользу «царских» полномочий Януковича, и решение по системе управления Киевом и многое другое.

Знающие люди рассказывают, что вопрос обновления состава КСУ поднимался не­однократно, однако нынешние кураторы судебной системы от власти не позволили внести вопрос даже в повестку дня съезда судей. «Десятка» еще может понадобиться?

Еще один разрекламированный Закон — «О возобновлении доверия к судебной сис­теме» — практически не работает. Работа Комиссия при Совете юстиции фактически заблокирована, сам ВСЮ не сформирован, Высшая квалификационная комиссия судей начала работу несколько дней назад…

Искренним сторонникам очищения власти предстоит сложная работа, чтобы перейти от «шапкозакидательства» и популизма к системности и компетентности. По большому счету, все мы ратуем за сбалансированный закон, который позволил бы:

— организовать процесс очищения власти исключительно в правовом и конституционном поле, дабы можно было вести равноправный диалог с европейскими институциями, а не ловить их косые взгляды и не читать разгромные решения;

— подорвать основы кор­руп­ционной системы, выбив из ее основания носителей системы, а не «пешек» (в том числе путем уголовных процессов);

— обеспечить стабильную работу государственного аппарата, оставив там специалистов и профессионалов, предварительно оценив их прошлые решения и изменив правила игры (возможно, даже через публичное прохождение детектора лжи, обратившись к западным компаниям, способным обеспечить прозрачность и бесприст­растность процесса);

То есть для того чтобы добиться поставленной цели, новоиспеченным реформаторам надо научиться руководствоваться правом, а не политичес­кой целесообразностью, вовремя исправлять ошибки и оперативно реагировать на повсюду расставленные ловушки системы.

 

Инна Ведерникова, Зеркало недели. Украина

Люстрация: работа над ошибками обновлено: Октябрь 21, 2016 автором: creator

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий