Lamborghini для внука. Как фискалы будут по-новому проверять доходы украинцев

Начиная с сентября месяца этого года банки существенно ужесточили операции клиентов — физических лиц, пишет Деловая столица.

До настоящего времени банки начинали особо тщательно отслеживать транзакции клиентов — физических лиц при проведении ими расчетов с третьими лицами в размере 150 тыс. грн и выше путем внесения наличных на текущий счет, а также снятие физическими лицами наличных в объеме 100 тыс. грн и выше с текущего счета. Естественно, это не касается тех случаев, когда клиент получает заработную плату, дивиденды, то есть любые доходы из легальных источников, по которым у него есть подтверждающие документы и где налоговым агентом (работодатель, эмитент ценных бумаг, банк, возвращающий депозит и проценты) удерживаются все необходимые налоги. В таком случае проведение клиентом любых видов расчетов, а также снятие наличных банком не ограничивается и не попадает в сито финмониторинга.

Теперь вступило в силу постановление НБУ №42 и меняется положение о финансовом мониторинге. В частности, речь идет о снятии со счета наличных или получении на текущий счет в банке безналичных денежных средств от других контрагентов с дальнейшим их обналичиванием, а также транзакциях по внесению наличных средств на счет для оплаты больших покупок. Отныне эти операции жестко контролируются службами банковского финансового мониторинга.

Пока банки в основном требуют у клиентов составления анкеты-опросника, где указываются доходы физического лица, его имущественное положение и наличие счетов в других банках, в том числе за границей.

Старая украинская хитрость перечислять по 149 999 или снимать по 99 999 грн уже тоже не проходит, ведь если за отчетный месяц набирается несколько таких транзакций, клиента все равно «отмониторят» по полной программе.
Первой ласточкой будущего «Сталинграда» за кешлес-экономику стало снижение допустимого лимита по расчету наличными в Украине: данная сумма, как известно, была снижена в начале года сразу втрое — со 150 до 50 тыс. грн.

И вот уже осенью новые сюрпризы для любителей кэша — ужесточение финмониторинга в банках. В первую очередь банки, кроме установления лимитов контроля, должны оценивать финансовое состояние своих клиентов на основании всей доступной информации: легальные доходы, подтвержденные справками с места работы, банков (если в качестве доходов выступают проценты по депозиту), годовые налоговые декларации, в которых указана сумма полученного дохода, договора аренды жилья и т. д.

В список «негативных» клиентов можно угодить, если выявлен факт несоответствия финансовой операции финансовому и/или имущественному положению клиента. Например, пенсионер с пенсией в 2 тыс. грн пришел покупать Lamborghini для внука. А также в случае невозможности выяснить суть финансовой операции — например, если клиент, перечисляя на счет другого контрагента круглую сумму, не может внятно объяснить, зачем он это делает (если бы известный киноперсонаж Деточкин жил в наше время, то ему бы уже никто не дал распылить полученные от продажи машин деньги по счетам детских домов).

Кроме того, банк имеет право отнести клиента в разряд «негативных» в случае, если у него есть по поводу него некоторые «сомнения», например, печать на справке с места работы подозрительно тусклая. Если у клиента нет счета в банке, то избежать финансового мониторинга ему тоже не удастся, но только в том случае, если он перечисляет без открытия банковского счета 15 тыс. грн и более.

Наблюдаемое ныне оживление является только вершиной айсберга. А в основании этой глыбы лежит простая идея: ввести всеобщее обязательное налоговое декларирование и облагать налогами прирост финансового и имущественного благосостояния гражданина, который не подтвержден задекларированным доходом.

Кроме того, государство планирует выявить всех реальных бенефициаров компаний-нерезидентов, в первую очередь офшорных.
Уже сейчас наши банки не имеют права проводить транзакции украинских компаний по кредитам нерезидентов, если у них не подтверждены конечные бенефициары. Для чего нужна данная информация НБУ? В первую очередь, чтобы провести давно анонсированную замену валютного контроля налоговым. Философия этой замены достаточно проста: заплати налоги и перечисляй валюту за границу. В таком случае Нацбанк наконец сможет отменить все введенные три года назад драконовские административные ограничения на валютном рынке и разблокировать основные каналы движения капитала, ведь именно этого и ожидают сейчас системные инвесторы, планирующие заходить в Украину. В случае введения налогообложения и выявления конечных бенефициаров иностранных компаний, принадлежавших украинским собственникам, на пути движения инвестиций будет зажжен долгожданный зеленый свет, ведь использовать каналы движения капитала для оптимизации налогообложения уже не удастся. На Западе эта система контроля получила название КИК (контролируемые иностранные компании). Достаточно сказать, что Украина входит в число крупнейших экспортеров капитала, ведь с начала нулевых, по разным оценкам, из страны было выведено более $100 млрд, а уровень оседания прибыли на счетах иностранных компаний при экспорте сырья составляет от 20 до 50% от реальной продажной цены.

Вот и появляются в нашей стране 

вечно убыточные горно-обогатительные комбинаты, получающие при этом  регулярное вспомоществование из бюджета в виде возмещения экспортного налога на добавленную стоимость.
А в это время их торговые фирмы-посредники в зарубежных странах ежегодно декларируют прибыль в размере сотен миллионов долларов.

Еще одним новшеством, которое витает в регулятивных кругах, является введение налога на отток капитала. Не секрет, что наш средний бизнес использует предприятия, находящиеся на особой системе налогообложения (как правило, плательщики единого налога), не только для минимизации налогообложения, но и для банального вывода капитала в наличную форму, где он, по сути, становится прибылью собственника. Зачастую такой бизнес может быть официально даже убыточен, но это не мешает выводить из него часть финансового потока в тень. Особенно ярко на этом фоне выглядят сети ювелирных компаний с весьма претенциозными названиями, которые на самом деле состоят из конгломерата обычных ФОПов (физических лиц — предпринимателей, в которые записывают всех родственников, кумовьев и земляков). Чтобы поставить под контроль подобные схемы, в реформаторских кругах разработан законопроект о налогообложении оттока капитала.

Стоит напомнить, что Украина с 1 января 2017-го присоединилась к плану BEPS, о чем министр финансов Александр Данилюк уведомил генерального секретаря ОЭСР. А ведь BEPS — это конвенция о взаимной административной помощи по налоговым делам, руководство по трансфертному ценообразованию, благодаря применению которого Украина может в электронном виде, безо всяких таможен осуществлять эффективный контроль за экспортными ценами, по которым наши экспортеры продают свою продукцию за рубеж.

Только применение модерного трансфертного законодательства позволит увеличить годовые поступления валютной выручки и налоговых отчислений минимум на 20-30%.

Кроме того, благодаря внедрению в Украине единого стандарта налоговой отчетности, так называемого стандарта CRS, наша страна сможет в автоматическом режиме обмениваться с другими странами информацией о конечных бенефициарах контролируемых иностранных компаний (КИК). В июне текущего года в Париже прошло заседание Организации по экономическому сотрудничеству и развитию, на котором 68 стран подписали соглашение о применении механизма BEPS (Base Erosion and Profit Shifting — «Размывание налоговой базы и вывод доходов из-под налогообложения»). Данный инструментарий был введен странами ОЭСР для ликвидации наиболее агрессивных схем налоговой оптимизации, в результате применения которых капитал уходил из стран с высоким уровнем налогообложения в низконалоговые юрисдикции. В рамках сотрудничества BEPS были подписаны соглашения о применении MLI (Multilateral Convention to Implement) многостороннего соглашения, которое предусматривает координацию международного налогового законодательства, отменяет систему налоговых льгот, уточняет понятие резидентства компаний, а также совершенствует механизм налоговых споров. Среди подписантов соглашения была даже РФ, но пока нет Украины.

Вишенкой на торте в системе борьбы с уклонением от уплаты налогов станет применение GAAR (General Anti-Avoidance Rules) — правил борьбы государства с системными неплательщиками. Учитывая, что у нас часто любят поминать всуе Сингапур и его отца-основателя Ли Куан Ю, посмотрим, как эти правила действуют в этой стране. Нормы GAAR там прямо заложены в законе о налогообложении прибыли предприятий. В Сингапуре существует презумпция налоговой виновности: если налоговый инспектор посчитает, что налоговая база размыта, то он может начислить штраф в размере 400% от суммы скрытого налога, а уже затем налогоплательщик будет доказывать свою невиновность в суде. Впрочем, до такой «тирании» Украине двигаться еще очень долго.

К сожалению, ключевое отличие, которое выделяет нас в сравнении с любой страной, где платить налоги стало такой же обыденной привычкой, как чистить зубы, это отсутствие системности и последовательности в государственной политике. Ведь никто не спорит, что бороться с отмыванием и обналичиванием необходимо, но не в тот момент, когда средства физических лиц в банковской системе опустились до 15-19% ВВП. Все страны, которые сталкивались с подобными проблемами, сперва проводили широкомасштабную налоговую амнистию. Любое здоровое общество не может быть против новых цивилизованных правил игры, но перед этим оно должно таки стать здоровым.

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий