Коррупция и «маски-шоу»: почему инвесторы не спешат вкладывать деньги в Украину

Не успел утихнуть скандал после обысков силовиков в офисе компании «Нова пошта», как в сети начали появляться подобные заявления от других компаний. Ущемлены в своих правах оказались не только представители крупного бизнеса. Как подобные методы власти влияют на приток международного капитала в Украину?

И действительно ли наша страна интересна мировым игрокам в сфере инвестиций — разбирался Realist.

Бельгиец Бернар Виллем, который десять лет назад основал ферму во Львовской области и наладивший там производство сыров по французским рецептам, планирует продать свой бизнес, называя проект«неудачным экспериментом». До 13 марта 2018 года он производил там сыры по французской рецептуре и планировал расширяться. Теперь его планам помешали новые порядки идентификации и регистрации овец и коз. Отныне их просто запрещено импортировать.

Второй точкой преткновения стали проблемы с выделением земли для выпаса скота и выращивания корма. Усугубило ситуацию и то, что со всех сторон посыпались «просьбы» дать денег. Последней каплей стало решение местного совета отдать кусок сельхозугодий под строительство гранитного завода. В итоге Бернар Виллем подумывает о продаже своего проекта, называя его неудачным. Из Украины европейский фермер будет уезжать с мыслью, что так и не научился делать бизнес в Украине, и что коррупция здесь пожирает все инвестпроекты.

Если посмотреть на показатели объема сделок слияний и поглощений (M&A) в Украине в 2017 году, то они выросли на 37%

Фразы о том, что власть активно поддерживает бизнес, звучат еще с прошлого года. Чиновники из Администрации президента на международных встречах жмут руки потенциальным инвесторам, а в Кабинете Министров, как минимум раз в квартал, проводят дискуссии с реальными вкладчиками. Эти процессы у нас называют по-разному: окружение президента — остановкой «маски-шоу», приближенные к премьер-министру — открытым диалогом.

В свою очередь, народный депутат и глава парламентского комитета по связи и информатизации Александр Данченко отмечает, что в последнее время наблюдается небывалая активность силовиков по обыскам бизнеса. Это, по мнению депутата, плохо влияет на бизнес-климат и работу компаний, которые активно выезжают за границу.

«Я приведу примеры. Было 12 обысков IT-компании „Электрум Пеймент“ на прошлой неделе. По итогу все компьютеры и серверы были изьяты. Еще один пример — обыски компании, занимающейся биотехнологиями. Там по итогу изъято 80 компьютеров, 40 ноутбуков, включая мобильные телефоны. Правоохранители активно используют войну и терроризм как повод для своих противозаконных действий», — отметил Александр Данченко.

Примечательно, что сами инвесторы, независимо от того, какую нишу они занимают в бизнес-структурах, отмалчиваются. Они четко и порой резко рассказывают властям о происходящем в собственных компаниях, внимательно слушают официальную позицию, отслеживают, какие законы принимаются, имплементируются, а потом делают выводы и остаются при своем мнении. Не всегда оптимистичном.

В целом, если посмотреть на показатели объема сделок слияний и поглощений (M&A) в Украине в 2017 году, то они выросли на 37% — до $1,023 млрд. Эти отчетные данные опубликовала компания KPMG в Украине. По мнению аналитиков, самыми активными инвесторами в нашей стране были структуры из Северной Америки и Европы, а также стран СНГ. Примечательно, что последние больше ориентировались на приобретение у украинских собственников активов в Крыму.

Не утешителен в этом контексте еще один факт: объем сделок слияний и поглощений по итогам 2017 года составил примерно 1% ВВП Украины. Этот показатель в 4 раза ниже общемирового уровня. Не поменялись и интересы иностранцев. Для них самыми «сладкими» остаются сферы IT.

Однако данные Государственной службы статистики позволяют надеяться, что прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в Украине медленными темпами, но все же растут. В соответствии с ними, чистый приток таких ПИИ в Украину за 2017 год составил около $2,3 млрд. Из этой цифры следует отминусовать операции банков по переоформлению долгов в уставной капитал. Тогда получается, что страна вышла на годовой объем инвестиций в $1,8 млрд. Кстати, Министерство экономического развития и торговли рассчитывало выйти на показатель $4,5 млрд. Инвестиционную географию в прошлом году тоже не получилось расширить. Больше всех вкладывали Кипр и Нидерланды — 25,7% и 16,5% соответственно. На третьем месте — Россия (11,1%), на четвертом — Великобритания (5,5%), на пятом — Германия (4,6%). Показатели Швейцарии, Франции и Австрии в процентном соотношении значительно ниже.

Financial Times опубликовало данные за последние три года. В этом издании убеждены, что иностранные компании инвестировали около €3,3 млрд в 130 украинских проектов с февраля 2014-го по июль 2017 года.

 

Пути реинвестирования прибыли

По мнению финансового эксперта, советника президента Ассоциации украинских банков Алексея Куща, часть нидерландских и кипрских инвестиций — это реинвестирование прибыли с использованием европейских юрисдикций. Иностранные они лишь по форме. «Основные игроки, представители западного бизнеса, хотели бы выйти с рынка. Но низкая стоимость принадлежащих им активов в Украине останавливает их. Они не созрели для того, чтобы зафиксировать убытки. Желания работать у них нет, перспектив экономического роста тоже нет. Инвестору интересна мультипликация активов. Им нужно войти на дешевый рынок и за счет роста экономики достичь эффекта мультипликации. Такого эффекта у нас не будет происходить в ближайшие 2−3 года. В то же время инвесторы не хотят за бесценок продавать свои вложения».

По данным экономиста, по результату 2017 года Украина вышла на показатель $2 млрд прямых иностранных инвестиций. Одновременно $2,2 млрд было выведено в форме дивидендов.

В идеале — инвестиции должны в пять-семь раз превышать объем дивидендов. Кроме того, в Украине нет новых «системных игроков». «По номинальным инвестициям на первых местах у нас Кипр и Нидерланды. Но это не иностранные, а наши инвестиции, которые заходят через кипрские и нидерландские компании. За этими компаниями стоят наши олигархи, — делится мнением Алексей Кущ. — Если говорить о реальных иностранных инвестициях, то это Турция в сегменте среднего бизнеса, Китай, Россия, как ни странно, продолжающая присутствовать на рынке».

Инвестиционный банкир Dragon Capital Сергей Фурса, как и многие инвесторы, сдержанно отвечал на вопрос о перспективах вложения в новые проекты. «Кто-то не может сбежать, кто-то не хочет… Инвестиции крайне низки. Инициативы правительства, законы, естественно, помогают в работе бизнесу. Но нужно прежде всего учитывать тот факт, что масштабного потока инвестиций перед выборами не предвидится. Потому что существует неопределенность результатов выборов. К власти могут прийти недружественные кому-то политики… Инвесторы не станут так рисковать», — отметил Фурса.

ТОП-10 украинских M&A оценивается KPMG в $714 млн

О чем говорит закон

Что касается законодательной основы, то это в первую очередь — закон о защите бизнеса от должностных злоупотреблений властей («О внесении изменений в некоторые законодательные акты по обеспечению соблюдения прав участников уголовного судопроизводства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования»).

Перед этим Кабинет Министров отправил «в небытие» пакет регуляторных актов, которые мешали развиваться предпринимателям. Сейчас в КМУ опираются на нормы Стратегии реформирования системы государственного надзора (контроля), нацеленной на то, чтобы минимизировать коррупционные риски за счет автоматизации подбора критериев для проверок, изменения риск-ориентированного подхода, предоставления возможности инспекционной системе предотвращать правонарушения против бизнеса. Государственная регуляторная служба и

Офис эффективного регулирования даже создали пилотный модуль планирования методов государственного надзора. Сегодня это единственный онлайн-портал со всеми планами проверок, требованиями к бизнесу, который планируется проверять. Там размещены и результаты всех проверок. Все бы хорошо, но это только первые шаги. Полноценной работы национальной системы управления рисками придется ждать до 2020 года.

В тему: Рабсила сбежала
А еще — все контролирующие органы должны были до 1 апреля 2018 года определиться с основными отраслевыми рисками, которых нужно избегать предпринимателям. С 1 числа должны появиться и чек-письма — условные правила проведения проверок. На переформатирование в работе было дано три месяца. Пока что на исполнительном уровне — тишина.

Одним словом, получился замкнутый круг. В Кабмине хотели вызвать у бизнеса и соответственно инвесторов больше доверия. Вкладчики эти действия оценили, но учли неблагоприятную макроэкономическую ситуацию, пробуксовки в реформировании страны и преддверие президентских и парламентских выборов 2019 года. Де-факто — инвестирование как процесс перешел поневоле в латентную фазу развития.

Повлиять как-то на ситуацию планирует группа народных депутатов в составе Вадима Денисенко, Леонида Козаченко, Ивана Мирошниченко и Александра Данченко, которые собираются разработать изменения в закон «Маски-шоу стоп» с тем, чтобы ввести уголовную ответственность правоохранительных органов за безосновательные обыски бизнеса и нарушения действующего законодательства.

«В минувшую пятницу один из банков в управлении Фонда гарантирования вкладов, там прошли обыски с выламыванием дверей, а представитель Фонда тем временем находился на улице, его не допустили в помещение. Все старорежимные правоохранительные группы и новые, как НАБУ, пока нарушают закон „Маски-шоу стоп“. Если происходит обыск, то собранные там вещи являются ничтожными доказательствами в суде. Но это все равно происходит, что создает дискомфорт для людей, деморализует трудовые коллективы, мешает работе бизнеса», — отметил в комментарии народный депутат Вадим Денисенко.

По его словам, уже в апреле парламентарии планируют подать изменения в закон «Маски-шоу стоп», которые введут уголовную и дисциплинарную ответственность СБУ и прокуратуры за несоблюдение норм закона. Новой редакцией закона планируется уголовная ответственность силовиков за невыполнение норм закона (минимум дисциплинарная), а также запрет на «карусели», когда несколько органов передают друг другу определенное дело, и оно, таким образом, идет по кругу. «Только так мы дадим бизнесу дышать», — резюмировал Денисенко.

 

Коррупция и «маски-шоу»: почему инвесторы не спешат вкладывать деньги в Украину обновлено: Апрель 3, 2018 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий