Каста неприкасаемых. Почему нет судебных приговоров народным избранникам

Количество действующих парламентариев, утративших депутатский иммунитет, растёт в Украине из года в год. Однако ни одного обвинительного приговора по их делам так и не вынесено.

На вторник, 23 октября, Голосеевский райсуд Киева назначил подготовительное заседание по «янтарному делу» нардепов Борислава Розенблата и Максима Полякова. Спустя полтора года после их громкого разоблачения.

То утро как нельзя больше подходило для начала судебных разбирательств — серое, пасмурное и спокойное. На фоне желтой опадающей листвы хорошо бы выглядели новостные сюжеты об осени украинской коррупции. Но в кабинете судьи Елены Первушиной, которая возглавляет коллегию судей по «янтарному делу», корреспонденту Фокуса сказали, что заседание перенесли на неопределенный срок. Внезапно заболела одна из судей — Марина Есауленко. Пока она не выйдет на работу, рассматривать дело не будут.

В отличие от журналиста Фокуса, у подсудимого Максима Полякова перенос суда не вызвал эмоций. «Это не играет никакой роли», — считает он. Поляков уверен, что суд не докажет его вину. «Это дело — политическая фикция больного на голову вора и барыги Сытника (директор НАБУ. — Фокус), который борется с коррупцией, как пчелы против меда. Все суды мною выиграны. Дела нет, потому что оно создано искусственно. Когда покровители Сытника перестанут есть с ним из одной тарелки, он сядет в тюрьму», — прокомментировал Поляков ситуацию.

Дело Розенблата и Полякова — одно из наиболее громких расследований НАБУ. Обоих депутатов еще летом прошлого года обвинили в тяжком коррупционном преступлении — вымогательстве и получении взятки за содействие иностранной компании в добыче янтаря в Украине. В ходе следственных мероприятий задержали шестерых лиц, задействованных в схеме. Среди них — два охранника Розенблата и сотрудники секретариата межфракционного парламентского объединения «Депутатский контроль», в которое входит Поляков.

По информации НАБУ, общая сумма взяток за инициирование изменений в законы в интересах фирмы из Объединенных Арабских Эмиратов, занимающейся янтарным бизнесом, составляла около $300 тыс.

«Янтарное дело» могло бы стать первым весомым успехом новосозданных антикоррупционных органов, как, впрочем, и украинской власти в целом, в объявленной ими войне против топ-коррупции. Особенно если учесть, что оба высокопоставленных фигуранта этого дела — представители провластного лагеря, а не оппозиционеры, как остальные депутаты, лишавшиеся в последнее время неприкосновенности. Представленные обвинением доказательства вины Розенблата и Полякова выглядят более чем убедительными. А схема, по которой они действовали, расписана детально и четко. Казалось бы, дело давно готово к рассмотрению в суде и вынесению вердиктов. Но Специализированная антикоррупционная прокуратура передала в суд обвинительный акт лишь в начале октября. Насколько затянется судебный процесс — сказать сложно.

Парламентариев, лишившихся депутатского иммунитета в период с 1991-го по 2014 год, то есть за первые 23 года независимости страны, можно пересчитать по пальцам. Их всего пять: Ефим Звягильский, Павел Лазаренко, Виктор Жердицкий, Николай Агафонов и Виктор Лозинский.

За четыре с половиной года, минувших после Революции достоинства, Верховная Рада проголосовала за снятие неприкосновенности с 12 народных избранников. Но резкий количественный скачок в этом направлении не дал ощутимых результатов.

За решеткой оказалась лишь Надежда Савченко, подозреваемая в подготовке теракта и покушениях на высших должностных лиц государства. Законодатели проголосовали не только за снятие с нее депутатской неприкосновенности, но и за взятие под стражу. Рада разрешила арестовать и Михаила Добкина, которому правоохранительные органы инкриминировали мошенничество и злоупотребление служебным положением. Однако через несколько дней он вышел из СИЗО, внеся залог.

Символ безнаказанности. Требуя отмены депутатской неприкосновенности, активисты принесли к парламенту «закатанные» в банки головы подозреваемых

Трое нардепов — Александр Онищенко, Сергей Клюев и Евгений Бакулин — подались в бега и объя­влены в розыск. Двоим удалось «отбиться» от правоохранительных органов.

В тему: Клюев без проблем перепродал свои солнечные электростанции с разрешения власти

Высший административный суд признал незаконным постановление парламента о снятии неприкосновенности с депутата-радикала Игоря Мосийчука, которого обвиняли во взяточничестве. Закрыто дело против Олеся Довгого, обвинявшегося в причастности к земельным схемам в столице времен мэра Черновецкого.

Но часть народных избранников и в статусе «прикосновенных» продолжают выполнять депутатские обязанности, ведут привычный образ жизни и даже вступают в судебные тяжбы со своими «обидчиками». Как, например, Борислав Розенблат и Максим Поляков.

Сейчас вопрос не в том, достаточно ли доказательств вины депутатов и их подельников, а в волевом решении президента и провластных сил. Перед ними стоит непростая дилемма: нарушить консенсус четырехлетней давности с элитами о неприкосновенности последних и отправить погрязших в схемах нардепов в тюрьму. Либо же признать перед выборами, что борьба с коррупцией не увенчалась успехом. Такому «выбору» не позавидуешь.

 

Прикосновенны, но неуязвимы

Есть ли жизнь после снятия депутатского иммунитета? Фокус собрал истории парламентариев, лишенных неприкосновенности, но продолжающих выполнять депутатские обязанности.

Максим Поляков

Прошел в Верховную Раду по списку партии «Народный фронт» (№39). Член парламентской фракции этой партии. Секретарь Комитета ВР по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. 11 июля 2017 года парламент проголосовал за снятие депутатской неприкосновенности с Полякова.

Из фракции его исключать не стали, а антикоррупционные органы даже разрешили встретить 2018 год за границей. Кроме того, Соломенский суд столицы оказался более благосклонным к Полякову при назначении суммы залога: вначале она составила 304 тыс. грн, а во второй раз — 608 тыс. грн, в то время как Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) требовала 5 млн грн. К тому же Поляков два месяца отказывался надевать электронный браслет, ссылаясь на незаконность действий САП и НАБУ.

Такая лояльность коллег парламентариев и судей к Полякову вызывает удивление, если учесть, что «янтарное дело», в котором нардеп якобы за деньги правил таможенное и налоговое законодательство в интересах добытчиков янтаря, — не первый скандал с его участием.

Так, в начале 2014 года руководство «Уманьхлеба» обвинил