Изящное ограбление: как «черные регистраторы» помогают рейдерам отнимать бизнес

Сможет ли новый закон полностью перекрыть эти схемы

Mind продолжает серию материалов в рамках спецпроекта Smart Power – мы разбираем примеры «схематоза» – согласованных преступных действий группы госслужащих. Напомним, что редакция совместно с платформой «Скажи.ua» регулярно отбирает скандальные кейсы, в которых есть признаки схемных действий со стороны контролирующих органов. По результатам голосования среди читателей редакция отбирает тему, по которой проводит отдельное расследование. В последнем голосовании больше всего голосов набрал кейс с «черными регистраторами».

В ноябре вступил в силу закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты права собственности. Законопроект №1056-1, предусматривающий значительное уменьшение возможности для незаконного завладения бизнесом и активами посредством вмешательства в госреестры, был принят парламентом месяцем ранее. Mind разбирался, почему этот шаг важен для украинского бизнеса и к чему привела чехарда с реализацией делегированного государством права осуществлять регистрационные действия.

Что заложено в новом законе?

Как уже писал Mind , главное изменение – полная ликвидация института аккредитированных субъектов. Отныне регистрационные действия будут проводить только государственные регистраторы и нотариусы, а всевозможные коммунальные предприятия отомрут как класс.

Кроме того, окончательно отменен принцип экстерриториальности. Чтобы провести регистрацию, опять нужно будет обращаться к регистратору или нотариусу по месту нахождения бизнеса, что, по мнению разработчиков, усложнит для рейдеров поиск «лояльных» регистраторов.

«Основанием для отказа в регистрации также может быть наличие записей в реестре судебных решений о признании юридического лица банкротом и открытии ликвидационной процедуры, либо о признании недействительными решений учредителей или изменений в учредительные документы», – уточняет Марьяна Горецкая из юридической фирмы «Горецкий и Партнеры».

Вдобавок закон обязывает государственных регистраторов проверять правоспособность лиц и наличие полномочий представителей. При этом, если документы для проведения регистрационных действий подают по доверенности представители, они обязательно должны будут иметь нотариальное удостоверение, что также охладит пыл рейдеров.

Как действовали рейдеры?

С 2016 года по Украине прокатилась настоящая волна рейдерства. Причем организовано все было весьма «технологично» – при помощи услуг аккредииртованных Минюстом лиц, имеющих доступ к госреестрам, так называемых черных регистраторов.

Летом 2019 года на данную проблему обратил внимание президент Владимир Зеленский, заявив, что в Украине по крайней мере два-три раза в день незаконно меняют владельцев компаний через вмешательство в госреестры. Иными словами, в стране происходит порядка 1000 случаев воровства бизнеса в год.

Хотя это открытие президента давно уже не новость для бизнеса. Иностранные инвесторы также называют это одной из причин, почему они опасаются заводить капиталы в Украину.

Кто виноват?

Благодатную почву для рейдеров создала своими руками в конце 2015 года Верховная Рада, приняв новую редакцию закона «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей». Закон вступил в силу 1 января 2016 года и должен был существенно упростить процедуру внесения изменений в реестр, избавить бизнес от злоупотреблений госрегистраторов и утомительных очередей.

Во-первых, полномочия на регистрационные действия получили не только госрегистраторы, как было раньше, но и нотариусы, а также аккредитированные субъекты. Последними могли выступать юридические лица публичного права, как, например, коммунальные предприятия. По состоянию на середину июля 2019 года в Украине числилось 277 коммунальных регистраторов.

Во-вторых, с 2016 года начал действовать принцип экстерриториальности, который дал возможность проведения регистрационных действий любому регистратору, нотариусу или аккредитированному субъекту в любом населенном пункте Украины без привязки к локализации бизнеса.

В-третьих, предусматривалось, что регистраторы не обязаны были выдавать выписку из ЕГР в бумажной форме и делать официальные отметки о регистрации на оригинале устава юрлица. Как после регистрации нового бизнеса, так и при внесении существенных изменений в сведения о ФОП или юрлице, предусматривался механизм автоматической генерации выписки и публичного доступа к сканкопиям устава. Поскольку вся информация хранилась в электронном виде, увидеть конкретные изменения можно было только в самом государственном реестре.

Эти изменения не были первыми: существенные упрощения произошли еще несколькими годами ранее, когда для внесения изменений в ЕГР отменили обязательную подачу нотариально заверенных протоколов собрания участников и устава предприятия. Однако благие намерения реформаторов разбились о суровую реальность украинского капитализма – и стимулировали небывалый расцвет рейдерства.

Уже спустя год законодатель срочно вернул выписки с «мокрыми печатями», а принцип экстерриториальности был ограничен границами региона. Никто не возражал уже против возобновления нотариальных издержек на заверение подписей на протоколах.

Причем оттиски печати нотариуса и ранее не были препятствием для злоупотреблений. Но с внедрением электронных технологий в сферу права собственности, когда определяющим для появления юридического факта стало наличие электронного ключа, маховик «черного регистраторства» заработал в усиленном режиме.

Как это работало?

В реализации «схемных» регистрационных действий, как правило, участвуют три стороны: владельцы компании или предприятия, рейдеры и так называемые черные регистраторы, которые помогают рейдерам перерегистрировать на них бизнес.

Далеко не всегда рейдеры – люди со стороны. «В 70% случаев это действия бизнес-партнеров, которые не смогли найти общий язык, или происки обиженных контрагентов. Только 30% случаев приходится на лиц, профессионально «отжимающих» чужую собственность», – говорит Евгений Рияко, адвокат юридической компании Riyako&Partners.

Возможен вариант, когда у регистратора «украли» его флешку-ключ с электронно-цифровой подписью и от его имени провели незаконные действия. Но такое происходит крайне редко.

Практически все случаи рейдерских действий начинаются с того, что регистратору предоставляют поддельные документы, которые тот сознательно регистрирует, «не имея» возможности перепроверить. Как правило, это регистраторы, обладающие особой «индульгенцией» от Минюста на случай жалоб со стороны утративших право собственности инвесторов.

«Если нужен контроль над предприятием, чаще используют подделку документов и последующую их регистрацию лояльным нотариусом. В результате происходит смена директора или собственников. Для этого используются вклейки в паспорта, фальсификация подписей в договорах и протоколах общего собрания участников и, конечно же, помощь «своего» регистратора. Но если используются поддельные паспорта, то спектакль разыграть можно у любого регистратора», – приводит пример Евгений Рияко.

Конечно, далеко не все случаи рейдерства с участием «черных регистраторов» получают огласку. Есть инциденты, наглядно демонстрирующие несовершенство действующего законодательства и риски, которые могут затронуть практически любой бизнес.

Mind собрал топ-5 наиболее резонансных рейдерских инцидентов на украинском рынке за последние три года, подтверждающих размах подобного явления и абсолютную безнаказанность инициаторов схем.

Захват компании «ТК-Домашний текстиль»

В сентябре 2016 года рейдеры попытались сменить собственников крупнейшего в стране оптового оператора по дистрибуции готовых изделий домашнего текстиля – «ТК-Домашний текстиль». Об этом лично заявил один из владельцев компании Александр Соколовский.

«Как-то в пятницу вечером к регистратору пришли с договором купли-продажи корпоративных прав, поддельными подписями учредителей и директора. Имелась новая редакция устава с нотариально заверенной подписью новоиспеченного учредителя-директора, а также доверенность и протокол собрания учредителей. Все было заверено фейковой печатью», – говорит Соколовский.

По его словам, рейдеры были вооружены полным пакетом документов. Но в этом почти исключительном случае для «Домашнего текстиля» все закончилась удачно – статус-кво был восстановлен после того, как правоохранители обнаружили, что участники схемы были оформлены директорами и собственниками многих других компаний.

Но было бы удивительно, если бы правоохранители довели дело до суда, продемонстрировав пример эффективности государственных гарантий бизнесу. Как «принято» в Украине, дело было спущено на тормозах, выводов никто не сделал.

Захват Одесского медуниверситета

В декабре 2018 года разгорелся скандал в Одесском медицинском университете. Несколькими месяцами ранее Минздрав в результате длительной проверки расторгнул контракт с печально известным ректором Валерием Запорожаном, обвинив его в растратах. А именно в использовании не по назначению почти 220 млн грн средств университета.

«Проверка показала, что большая часть закупочного бюджета университета была потрачена на оборудование для кафедры Запорожана, где предоставлялись частные услуги. Это – 220 млн грн из 334,6 млн грн, предусмотренных на нужды учебного заведения в целом», – заявила тогда и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун.

Запорожан не смирился со своим увольнением. Поддерживающие его работники университета собрали в августе 2018 года ученый совет, избрали Запорожана его главой, а и. о. ректора назначили Юрия Сухина, внеся его как руководителя вуза в госреестр.

Минздрав назвал эти решения незаконными, обжаловал назначение Сухина в Минюсте и назначил и. о. ректора Владлену Дубинину, а затем заменил ее Константином Аймедовым. Тем не менее Сухин продолжал исполнять свои обязанности на новой должности, а МОЗ неоднократно оспаривал его действия.

В конце 2018 года Сухин вместе со своими сторонниками попытался буквально силой захватить ректорат. Минздрав и назначенный им ректор назвали этот поступок рейдерством, так как, по заявлению Аймедова, имя Сухина появилось в реестре при содействии «черных» нотариусов. По состоянию на конец ноября 2019 года работа университета так и не была нормализована.

Земельные махинаторы в Киевской области

В сентябре 2019 года Служба безопасности Украины сообщила о разоблачении группы регистраторов, которые незаконно перерегистрировали более 200 земельных участков на территории Киевской области.

«Оперативники спецслужбы задокументировали, что для противоправной деятельности организаторы создали фиктивное регистрационное предприятие «Петрівське» на территории Васильковского района Киевской области. Фактически регистрационные действия совершались по разным адресам в Киеве. Механизм рейдерского завладения недвижимостью предусматривал внесение регистраторами фиктивного предприятия недостоверных сведений в госреестр», – говорилось в сообщении СБУ.

Организаторы и непосредственные исполнители этой схемы без согласия владельцев отчуждали земельные участки, объекты недвижимости и корпоративные права, используя незаконно полученные ключи доступа с электронной цифровой подписью.

«Установлено, что злоумышленники активно использовали фиктивные решения судов, поддельные документы, печати, бланки и штампы предприятий, учреждений и организаций различных форм собственности и судов», – уточнили в СБУ.

Рейдеров накрыли, когда те засветились на попытке захватить сеть АЗС. Это были «хакеры», которые с 2015 года при помощи вредоносного ПО получали удаленный доступ к госреестрам, и за вознаграждение в сумме от $7000 до $50 000 осуществляли перерегистрацию движимого и недвижимого имущества, накладывали и снимали аресты, переписывали на новых собственников бизнес.

Всего, по данным Нацполиции, злоумышленникам удалось совершить незаконные регистрационные действия более чем по тысяче объектов.

Рейдеры с «улицы Крупской»

Регистраторы из КП «Регистратор», учредителем которого является «Домовой комитет «Улица Крупской», прославились сразу в двух рассмотренных нами топовых рейдерских кейсах. Первый – в случае с ПАО «Экспериментальный механический завод», где пострадавшим лицом оказался бизнесмен Игорь Арутюнов. Второй – рейдерская атака на Институт комплексного проектирования объектов строительства (ICDI).

В декабре 2018 года Арутюнов выиграл один из судов за помещение завода и сразу перерегистрировал недвижимость на себя в Госреестре имущественных прав. Предприниматель также заручился тремя судебными запретами на перерегистрацию. Однако не помогло…

Уже через неделю работник КП «Регистратор» Юлия Никитина, несмотря на действующие аресты, вошла в реестр и изменила собственника помещения – с Арутюнова на ПАО «Экспериментальный механический завод».

Бизнесмен установил, что данное КП было зарегистрировано будто бы на основании протокола собрания жильцов дома по улице Крупской, 10, в Дарницком районе Киева. Однако на самом деле никаких собраний жильцы не проводили и решений о создании коммунального предприятия не принимали. Да и самого регистратора физически по этому адресу никогда не было.

Директор КП «Регистратор» Екатерина Борисовна Гармаш живет в селе в Сумской области и периодически подписывает документы, за что получает фиксированную мзду, уверяет бизнесмен. На Крупской выстроена целая система, подконтрольная высшему руководству Минюста, передает мнение бизнесмена сайт «Наши гроши».

Судебный спор в итоге Арутюнов выиграл, а Никитина подала в суд заявление, в котором просила ее «понять и простить», поскольку помещения завода на другого собственника она перекинула «ошибочно».

ICDI и «уши» из Минюста

В октябре 2019 года о приостановлении своей деятельности в результате рейдерской атаки сообщил Институт комплексного проектирования объектов строительства (ICDI) – известный проектировщик объектов транспортной инфраструктуры. Компания разрабатывает крупнейшие инфраструктурные объекты в Украине, такие как Шулявский путепровод, Подольско-Воскресенский мостовой переход, Окружная дорога Львова и т. д.

Акционерами ICDI по состоянию на начало 2019 года с равными долями участия являлись Андрей Козюк, Андрей Фаль, Иван Войтович и Александр Фоменко. Согласно DoZorro, проектный пакет компании на начало 2019 года превышал 300 млн грн.

По данным YouControl, в течение 2019 года пропорции участников несколько раз менялись как в одну, так и в другую сторону, демонстрируя наличие определенного корпоративного конфликта. Mind постарался разобраться, была ли подобная чехарда признаком манипуляций с госреестрами и кто является потенциальными бенефициарами конфликта.

Так, Козюк и Фоменко, чья совокупная доля дважды за год вырастала до 90%, заявили, что стали жертвами рейдерской атаки, которую ощутили на себе после того, как категорически отказались от поступившего им в 2018 году предложения о продаже доли в компании за бесценок.

«К нам вышел с предложением некий Евгений Петрощук, партнер по бизнесу известного столичного застройщика и лоббиста Андрея Ваврыша. Получив отказ, Петрощук создал клон компании, ООО «Международный проектный институт» (МПИ), пригласив на руководящие должности наших партнеров Войтовича и Фаля», – рассказывали они в комментарии СМИ.

Через некоторое время Козюк и Фоменко обнаружили, что активы компании существенно сократились. На балансе числилось имущество, отсутствующее по факту. При этом персонал, офис и имущество ICDI стали принадлежать МПИ, которыми также, как и ICDI, руководили Войтович и Фаль.

«Они перевели активы фактически, а не юридически. То есть, приходишь в офис, который занимала твоя компания, там сидят те же люди за теми же десктопами, только охранник открывает дверь и спрашивает: «А вы кто?», – рассказывает Андрей Козюк.

Не последнюю роль в выводе активов из компаний, по мнению Козюка, сыграл руководитель строительной компании SAGA Development Андрей Вавриш, так как в 2018–2019 годах именно ООО «Риверсайд девелопмент» (переименована в ноябре 2018 года в SAGA Development. – Mind) получила от ICDI беспроцентную возвратную финпомощь на сумму порядка 3 млн грн.

«В то же время на ICDI была якобы перечислена возвратная финпомощь от людей, которые неоднократно нам представлялись как люди от Андрея Ваврыша. И в этом явно было стремление искусственного создания долгов с целью дальнейшего банкротства», – уверяет Козюк. По его подсчетам, всего из ICDI было разными способами выведено более 17 млн грн.

Мы отправили на имя Андрея Ваврыша запрос через head-office компании SAGA Development с просьбой уточнить финансовые отношения с ICDI и прокомментировать приведенное мнение Андрея Козюка. На момент сдачи материала ответа не последовало. Нам также не удалось дозвониться на личный телефон Андрея Ваврыша.

Ввиду фиктивных растрат в конце мая 2019 года Войтович был уволен с поста генерального директора ICDI, а на его место назначен Козюк. Однако Антирейдерская комиссия Минюста на закрытом заседании отменила регистрационные действия по смене руководства компании. Минюст также проигнорировал решение Административного суда, приостановившего действие приказа министерства об отмене регистрации изменения руководства.

Это было только началом «войны в реестрах». Когда Козюк добился, чтобы его в должности гендиректора на основании официальных документов возобновила регистратор Ирина Грачева, последней был заблокирован доступ к регистрационной деятельности.

В тот же момент противоположная сторона обратились в уже упомянутое выше КП «Регистратор», зарегистрированное в Киеве на ул. Крупской, 10. В результате регистратор Екатерина Гармаш удалила информацию о назначении Козюка из госреестра. В тот же день вернулось равномерное распределение долей среди акционеров компании.

Действия КП «Регистратор» акционеры ICDI Козюк и Фоменко попытались оспорить через Минюст, но министерство отклонило заявление. Даже после скандала с КП «Регистратор», описанного в предыдущем кейсе бизнесмена Арутюнова, Минюст не лишил предприятие прав осуществлять регистрационные действия.

Фаль, Войтович и Петрощук свою вину отрицают и кивают на оппонентов. «Они (Козюк и Фоменко. – Mind) присвоили 90% института – подделали документы о собрании участников. На самом деле этих решений не было, и Минюст отменил этот указ. А они через реестр поменяли директора, и тот вывел средства», – уверяет Евгений Петрощук.

Иван Войтович также уточняет, что дело о расхищении и захвате, открытие которого инициировали Козюк и Фоменко, 30 октября 2019 года было закрыто, так как факты рейдерства не подтвердились: «Я был на допросах, мы предоставили все необходимые документы. Теперь я подал встречный иск», – сообщил Войтович. В то же время он не смог объяснить, каким образом в офисе ICDI фактически находится другая компания и пользуется ІТ-инфраструктурой ICDI.

Факт закрытия дела о рейдерстве адвокат Александр Гайдаш подтвердил, но с уточнением, что дело закрыли в другом районном управлении Нацполиции, а не в том, которое открывало и расследовало, что, по его мнению, напрямую свидетельствует о чьем-то административном давлении. «Дело о закрытии также ожидает рассмотрения в суде», – добавил он.

Пока стороны обмениваются исками, официальный сайт компании «украшает» заявление о рейдерстве и приостановлении хозяйственно-экономической деятельности до урегулирования конфликта.

По сути, в данном кейсе проявилась коллизия, когда действия одних госрегистраторов могут быть аннулированы аккредитированными Минюстом юрлицами с сомнительной правовой идентификацией, как, например, КП «Регистратор». Причем Минюст явно оказался на стороне такого рода субъектов регистрационных действий, игнорируя как решение судов, так и само право ущемленной стороны на рассмотрение ее жалобы.

Напомним, в интервью для сайта «Наши гроши» заместитель министра юстиции Ольга Онищук заявила о манипуляциях, обнаруженных ею в протоколах заседания Антирейдерской комиссии.

Что не учтено в новом законе?

Несмотря на всю прогрессивность заявленных изменений, белые пятна в законодательстве все же остаются. К примеру, не решена проблема с возможной подделкой документов, так как законодательство по-прежнему не требует нотариального удостоверения сделок, предусматривающих переход доли в уставном капитале. Нужно лишь заверить нотариально подписи в акте приема-передачи и на соответствующем решении юридического лица. Для такого перехода доли в уставном капитале достаточно сфальсифицировать печать нотариуса, чем до сих пор активно пользуются рейдеры.

«В первой версии законопроекта №1056-1 содержалась норма, которая предусматривала обязательное нотариальное удостоверение перехода доли в уставном капитале, но в последней редакции ее исключили», – говорит адвокат Дмитрий Новицкий, руководитель практики недвижимости и строительства адвокатской компании «Борисенко и Партнеры».

И еще один нюанс, способный стать негативным прецедентом: новый закон не требует доказывать подлинность подписей на бланках для государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, которые вносятся на основании документов, созданных на портале электронных сервисов и подписанных с использованием средств электронной идентификации с высоким уровнем доверия. «Это может породить появление дополнительных схем для рейдерских захватов», – считает Новицкий.

У Mind также остались вопросы, касающиеся технической стороны ликвидации аккредитированных субъектов доступа в госреестры. В частности, что происходит с электронными ключами и существует ли процедура их девалидации? И что происходит с регистрационными действиями регистраторов, по которым Антирейдерская комиссия не успела рассмотреть жалобы на момент вступления в силу нового закона?

На момент публикации материала ответа от Минюста на эти вопросы в предусмотренный законом срок редакция не получила.

В тему:

Изящное ограбление: как «черные регистраторы» помогают рейдерам отнимать бизнес обновлено: 10 декабря, 2019 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий