«Дешевая» схема. Полетят ли головы в Киевской таможне после спецоперации НАБУ И ГФС

Фото: /ua.news

На днях была проведена совместная операция НАБУ и ГФС по вскрытию на Киевской таможне фактов занижения таможенной стоимости импорта, пишет Деловая столица.

В схеме были замешаны подставные фирмы, «ручные» суды и прочая инфраструктура незаконного импорта. О нюансах операции расскажем далее, пока обратимся к предыстории.

В 2012 г. в 55-ю статью Таможенного кодекса внесли известные в узких кругах поправки. Законодательные изменения проводились под флагом борьбы с бюрократией и под девизом защиты легального бизнеса. Была задекларирована следующая проблема: очень часто цена товара, которая декларировалась компанией-импортером, существенно отличалась от той, которую выставляли инспекторы при прохождении таможенного досмотра. Импортеры, естественно, пытались ее занизить, ведь от ценовой базы рассчитываются суммы таможенных пошлин и НДС, который насчитывается на импортный товар. Простейший таможенный калькулятор покажет вам, что речь идет о существенной наценке на стоимость партии товара, один только НДС потянет на 20% от задекларированной суммы. Вся эта история привела к тому, что на таможне образовались две группы с разными интересами.

Первая группа — это, так сказать, законопослушные импортеры, которые честно декларировали товар (да, были и такие), но при этом сталкивались с неправомерными требованиями таможенников увеличить задекларированную стоимость: что стоило инспекторам, например, груз апельсинов из Турции оценить исходя не из оптовой цены, а стоимости данного фрукта в одесском элитном магазине. В результате импортер должен был: а) согласиться и заплатить в несколько раз больше; б) отдать половину таможеннику, но все равно заплатить больше; в) стоически взирать, как груз фруктов превращается в неаппетитное месиво.

Вторая группа — это те, кто реально занижал стоимость товара.

Чтобы от борьбы с плохишами не страдали кибальчиши, в Таможенный кодекс и были внесены упомянутые выше изменения.
Отныне импортер, не согласившийся с решением таможенных органов, мог внести депозит, который покрывал фискальные требования, забрать товар и пустить его в торговый оборот на территории Украины на вполне законных основаниях, попутно доказывая свою правоту в суде. И если суд признавал, что требования таможенных органов относительно увеличения оценки таможенной стоимости товаров были необоснованны, импортер получал часть своего депозита (за минусом выплаты налоговых обязательств исходя из задекларированной им стоимости товаров).

Однако вроде бы цивилизованная (по-украинским меркам) модель взаимодействия таможни и бизнеса в нашей практике превратилась в очередную дыру для наводнения страны серым импортом.

Выглядела эта схема следующим образом: компания-импортер декларировала таможенную стоимость товара, таможенники не соглашались, предприниматель вносил гарантийный депозит на увеличенную сумму обязательств и забирал свой товар, параллельно запуская дело в «прикормленном» суде, который, как на конвейере, выносил соответствующие решения в пользу «нужных» компаний и подтверждал обоснованность заниженной цены. После этого импортер с судебным решением на руках погашал свои обязательства по налогам и пошлинам исходя из цены, например $0,5 за кило обуви, и на законных основаниях забирал оставшуюся часть своего депозита, который учитывался на таможне. Прелесть данной схемы заключалась в том, что таможенники тут были как бы и ни при чем: они свой долг выполнили, указали правильную цену, удержали депозит, а вот суды встали у них на пути защиты государственных интересов. Конечно, для полноты картины хотелось бы при этом увидеть более активную позицию таможни по оспариванию судебных решений, отстаиванию своей позиции в суде, написанию жалоб в прокуратуру и судейские надзорные органы, но это уже оценочные суждения.

На данный момент таможня является действительно лакомым куском админресурса: по состоянию на 1 октября 2017 г., ГФС обеспечивает поступления в сводный госбюджет на уровне 380 млрд грн, а таможня — 226 млрд грн.


В структуре поступлений, которые обеспечила таможня, 177 млрд грн составляет НДС, который насчитывается на стоимость ввезенных на территорию Украины товаров. Что касается Одесской таможни, то по объемам перечисления денег в казну она соперничает с таможней Киевской и ее квартальный кэш-фло составляет порядка 4-5 млрд грн.


Данные показатели, кроме всего прочего, демонстрируют всю несостоятельность так называемых «грузинских» реформ на таможне, которые пыталась реализовать «лицо Майдана», филолог Юлия Марушевская. Дело в том, что грузинский опыт по установлению зеленого таможенного коридора, упрощению и максимальному ускорению таможенных процедур базируется на параметрах грузинской экономики и внутреннего рынка. Страна, которая практически ничего не производит, кроме вина и минеральной воды, и специализируется на развитии сферы услуг и сектора туризма, заинтересована в импорте максимального количества дешевых товаров. В то же время Украина, которая вынуждена проводить собственную промышленную политику для защиты индустриального потенциала, просто обязана создавать барьеры в виде заградительных импортных и экспортных пошлин (последние необходимы для сохранения на внутреннем рынке таких видов сырья, как металлолом и древесина).

Первые попытки навести на таможне порядок были предприняты при введении по инициативе премьер-министра Владимира Гройсмана так называемых «таможенных сотен». Начальник отдела оперативного управления налоговой полиции Киева Александр Халковский, который координировал работу мобильной группы ГФС в Одесской области с мая по июль 2017 г., заявил, что по результатам работы было установлено: 90% импортеров имеют явные признаки фиктивности, в частности, зицпредседателей фунтов в роли директоров.

Затем к расследованию подключилась прокуратура, которая выявила несколько конвертационных центров, которые обслуживали импортный «фиктарь» и действовали в Киеве и Одессе с годовым оборотом в 1 млрд грн.

Именно тогда робко прозвучало и имя Вадима Альперина, правда, без конкретики, а как бы вскользь и на «Фейсбуке» (в комментарии главы пресс-службы ГПУ Ларисы Сарган).

И вот совсем недавно, в результате совместных действий НАБУ и органов ГФС, было выявлено несколько десятков фирм-пустышек с подставными директорами, которые, используя лазейки ст. 55 Таможенного кодекса, в десятки раз занижали на Киевской таможне стоимость импортного товара, в результате чего государственному бюджету был нанесен ущерб в размере сотен миллионов гривень. Достаточно сказать, что в процессе расследования были арестованы гарантийные депозиты импортеров на сумму 450 млн грн, а ведь это лишь верхушка айсберга, так сказать «хвост схемы». Была полностью раскрыта и вся схема: с занижением импортной стоимости, выведением товара с таможни в торговый оборот на основании ст. 55 Таможенного кодекса, решениями местных судов, которые подтверждали правомерность заниженной цены, и т. д.

Теперь вся интрига заключается не только в том, удастся ли довести дело до конца и взыскать в пользу государства хотя бы арестованные 450 млн грн. Главный вопрос: станет ли это дело началом настоящих системных реформ на таможне, а не проявлением очередных показушных рейдов, цель которых не сломать коррупционную систему, а поставить ее под контроль нужных людей. Также логично было бы ожидать кадровых решений в отношении руководства Киевской таможни.

Постепенно уходят в прошлое времена, когда показатели украинской и польской таможен отличались на сотни миллионов евро, то есть партии товаров странным образом исчезали либо материализовывались на точке «ноль» в зависимости от того, что было нужно: фиктивный импорт или фиктивный экспорт. Кстати, последний в данное время стал ключевым элементом накручивания фиктивного НДС, когда предприятие-экспортер, осуществляя фиктивные поставки товаров, накручивает суммы НДС, а затем «продает» налог по цепочке группам компаний, причем зачастую наполнителем данной схемы является именно контрабандное сырье и материалы, которые таким образом «материализуются» на балансе предприятий.

В цивилизованном мире существует множество способов установить справедливую цену на импортный товар: товарные биржи, электронные справочники цен, которые публикуются государственными и общественными организациями. Тем не менее за все годы независимости на таможне так и не была создана единая информационная система, которая бы консолидировала все эти данные в открытом доступе и обеспечивала защиту интересов как государства, так и бизнеса.

Изменение системных правил игры — главный фактор, который позволит превратить таможню в кормильца бюджета, а не отдельных групп влияния. Появление нового Верещагина, которому за державу будет обидно, может дать лишь краткосрочный эффект. Таможня должна превратиться в стандартизированный, прозрачный механизм с едиными электронными окнами и удобными интерфейсами для пользователей, как это уже давно произошло в ЕС, где 90% документооборота осуществляется дистанционно и без общения с таможенным инспектором.

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий