Деньги и тайные схемы Бориса Ложкина. Часть 2: «кидок» государства

ложкин курченко
Как Сергей Курченко рассчитался с Борисом Ложкиным деньгами вкладчиков государственного банка Укрэксимбанка.

На операцию, которую СБУ назовет «преступной», из государственного банка была выдана рекордная сумма.

Из доходов каждого простого человека, которые превышают 17 гривен (!), Государство взимает налог. От 15 до 17%. Это так называемый налог с доходов. То есть, даже если человек зарабатывает какую-то тысячу-две — должен заплатить в казну. Но платят ли такие налоги со своих настоящих доходов чиновники высокого уровня?

Несколько месяцев назад в коридорах власти появились новые лица. Эти люди начали убеждать страну, что пора жить по-новому. Один из них — правая рука Петра Порошенко, глава Администрации Президента Борис Ложкин. Прежде чем сесть в высокое кресло, новый глава Администрации Президента на всю страну заявил, что продал свой ​​бизнес.

Продал в то время миллиардеру Сергею Курченко, которого за глаза называли «кошельком Януковича». Суммы не назвал, но намекнул, что она колеблется между 300 — 400 миллионами долларов. Эксперты оценили его соглашение с Курченко скромнее — в 170 миллионов долларов. Ну и пусть: 170 миллионов или 300 — все равно Ложкин вроде как молодец. И сам сумел заработать, и налоги немалые должен оплатить, помочь государству.

Потому что если бедняки с нищенских копеек платят налоги, разве человек, который претендует на высокий пост в государстве, может поступать по-другому? Но правда такова: Борис Ложкин, правая рука Порошенко, не уплатил с суммы в сотни миллионов долларов ни копейки налогов. И первый вопрос, на который ему, чиновнику высокого уровня, надо публично ответить, прост:почему со сделки на сотни миллионов долларов он не уплатил в Украине ни копейки налогов?

Сам Б. Ложкин пока молчит. Однако в предыдущей части расследования мы уже выяснили, каким образом он это сделал.

Чтобы не платить налоги в Украине, для начала г-н Ложкин зарегистрировал компанию на экзотических островах — в Карибском море, недалеко от Гватемалы и Никарагуа. На территории местных островов действует так называемый оффшорный налоговый режим. Заплатил раз в год сбор в размере нескольких долларов — и с доходов, поступающих тебе со всего мира, можешь не платить налоги. И все хорошо бы и чисто, если бы не запрыгнул Борис Ложкин в кресло главы Администрации Президента.

Чтобы стать госчиновником, следует выполнить ряд требований. Одно из них — честно заполнить декларацию о своих доходах и имуществе. Б. Ложкин не смог сделать это честно. Как мы установили, он не признался, что является владельцем акций заморского оффшора. В декларации о доходах и имуществе за 2013 год Б. Ложкин этого не указал. И сделал это — в нарушение закона. Фактически, обманув своего работодателя, Петра Порошенко.

Мелкие магазинчики по продаже очков, которыми торгует жена, — указал. А вот предприятие на острове Тротола, куда должны были поступить сотни миллионов долларов от сделки с С. Курченко, — скрыл. И это — второй вопрос, на который г-ну Ложкину придется ответить в рамках люстрации, согласие на которую, кстати, он на днях подписал: почему он скрыл свою собственность за рубежом, хотя должен был отметить ее в декларации государственного служащего? Второе, но не последнее. Ибо очевидно: скрывая, что имеет предприятие на экзотических островах, Б. Ложкин хотел скрыть что-то очень важное. Что?

Мы уже знаем, что Б. Ложкин заключил соглашение о продаже своего бизнеса не с кем-нибудь, а с самим С. Курченко, «кошельком Януковича». Тем самым, что сегодня пребывает в международном розыске. Именно тем, кого подозревают в создании ряда «схем» для незаконных сделок, в том числе контрабанды нефтепродуктов на миллиарды гривен.

Многих удивляет, почему Б. Ложкин согласился продать ему то, что развивал более двадцати лет, во что, можно сказать, душу вложил. Ответ может быть очень банальным — к этому его принудили долги. Именно так: хронические долги нарастали из года в год, и на момент продажи достигли почти 70 миллионов долларов. Или, по нынешнему курсу, более миллиарда гривен.

Для посвященных в этом не было ничего удивительного, ведь основа медиахолдинга Б. Ложкина — российские газеты, которые в несколько измененном виде продавались в Украине, из года в год ухудшали свои рыночные позиции. Дошло до того, что Б. Ложкин был вынужден перерегистрировать свое предприятие с акционерной формы в общество с ограниченной ответственностью, чтобы иметь право не обнародовать финансовые отчеты. Соглашение с С. Курченко для Ложкина стало спасением.

Но была ли эта сделка честной? Была ли эта сделка, если хотите, настоящей, где одна сторона покупает, а вторая продает? Или это было представление для публики, а за кулисами и Ложкин, и Курченко играли в нечто совсем иное?

Давайте, отбросив эмоции, углубимся в факты. Они — как ни обидно, наверное, это будет прочитать г-ну Ложкину, свидетельствуют о том, что он и С. Курченко таки могли быть сообщниками по делу, которое, как впоследствии заявит СБУ, осуществляла «преступная организация» с помощью «преступных механизмов».

В сообщении Службы безопасности Украины отмечалось также и то, что речь шла о «преступлении в банковской сфере», но деталей представлено не было. Сегодня СБУ молчит. Это, конечно, неправильно, что перспектива расследования уголовного дела в Украине до сих пор зависит от должности, которую занимает потенциальный подозреваемый. Но можно не сомневаться в том, что, пока Б. Ложкин — чиновник высокого ранга, СБУ будет молчать.

Но мы — не СБУ. Мы — журналисты, привыкшие докапываться до сути вещей. Поэтому и решили исследовать, что кроется за тем самым сообщением СБУ. И о каком «преступление в банковской сфере» можно говорить, если речь идет о сделке Курченко — Ложкина. Ложкин и Курченко — бизнес-партнеры. Итак, откуда у С. Курченко появились деньги, чтобы заплатить Б. Ложкину?

С. Курченко лично подтвердил, что потратил на приобретение бизнеса Ложкина 170 миллионов долларов. Дал свои честно заработанные? На Курченко не похоже. И в этой сделке с Ложкиным Курченко себе не изменил. Языком уголовного кодекса, по версии следователей, С. Курченко и его сообщники осуществляли сделки по приобретению медиахолдинга не просто так. А для легализации средств, которые были добыты «преступным путем». О чем идет речь?

Мы уже знаем, что для управления бизнесом в Украине Б. Ложкин построил хитроумную схему, которая позволяла уменьшать налоги к уплате в Украине и перекачивать их на счета оффшорных компаний. В частности, в этой схеме были задействованы как минимум три предприятия — в ​​Нидерландах, на Кипре и на Британских Виргинских островах.

Так вот, когда мы анализировали кипрские активы Ложкина, наше внимание привлекла запись в тамошнем реестре; в частности, в разделе ипотек и обременений. Она свидетельствует о том, что осенью 2013 года Укрэксимбанк, 100% которого принадлежит украинскому государству, предоставил одной из компаний в Украине, контролируемой С. Курченко, беспрецедентный кредит на сумму 160 миллионов долларов.

Почему беспрецедентный? Ибо кредит составлял более половины всех кредитов, которые получили другие предприятия страны в этом банке в 2013 году. Интересно, что в день получения кредита возглавлял эту компанию господин … Борис Ложкин. Или, если еще точнее, он в день получения компанией кредита работал в ней последний день.

Из годового отчета банка. Невероятно, но факт: из общего объема корпоративных кредитов, выданных Укрэксимбанком за год, 2/3 получили С. Курченко и Б. Ложкин под сомнительную сделку, в результате которой деньги оказались на экзотических островах. Общеизвестно, что ни один банк не выдаст кредит на сумму 160 миллионов долларов, пока не получит в залог имущество, стоимость которого, по меньшей мере, вдвое превышает сумму выданного кредита.

Укрэксимбанк не исключение, он не стал выдавать кредит без обеспечения. Какие же имущественные гарантии получил государственный банк, чтобы украинское государство не беспокоилось за выданный миллиардный кредит и, если Курченко передумает возвращать одолженные деньги, смогло компенсировать потери за счет залога?

Среди заложенного имущества нет ни недвижимости, ни любого другого имущества, которое можно было бы быстро продать и компенсировать стоимость кредита.

Вместо него Укрэксимбанк получил в залог исключительно акции и доли в уставных капиталах предприятий, входивших в бизнес Б. Ложкина. Казалось бы, ничего удивительного, ведь акции дают возможность владеть и контролировать предприятие, а если предприятие успешно и прибыльно, то получать прибыль.

Однако в нашем случае сумма кредита была очень велика, и под такую ​​сумму должен быть очень дорогой залог. Чтобы стоимости заложенных акций была «такой, как нужно», участники сделки применили к отбору залоговых активов совершенно нестандартный подход, который граничит с мошенничеством. Укрэксимбанк берет в залог акции уже известной нам голландской United Media Holding NV.

Все бы ничего, если бы не то, что голландская компания является владельцем 99,9% имущества ООО «Украинский медиа холдинг», а следовательно, опосредованным владельцем тех предприятий, которыми владеет это предприятие. Бесспорно, что стоимость акций голландской UMH напрямую зависит от деятельности принадлежащих ему украинских предприятий, ведь деятельность холдинга осуществляется на территории Украины. Без украинских компаний эти акции — обычные бумажки. Тут как раз и загвоздка. Почему?

Объясняем. На момент продажи бизнес Б. Ложкина погряз в кредитных долгах, сумма которых достигала 70 миллионов долларов. Это означает, что на момент, когда Б. Ложкин и С. Курченко стремились получить в Укрэксимбанка новый кредит, Б. Ложкин уже должен был заложиить в банках под предоставленные кредиты имущество на сумму ориентировочно 140 миллионов долларов.

Принимая во внимание, что С. Курченко и Б. Ложкин планировали получить в госбанке еще 160 миллионов долларов, оценщик должен был сделать вывод, что акции бизнеса Б. Ложкина должны стоить как минимум 460 миллионов долларов. То есть 140 миллионов залога — по старым долгам, и 320 миллионов — по новым. Иначе заложить под новый кредит было б нечего. Несложная схема двойного счета позволила значительно завысить стоимость бизнеса Ложкина.

Легко ли было Б. Ложкину и С. Курченко убедить Укрэксимбанк, что 460 миллионов — это честная оценка? Сделайте вывод сами, приняв во внимание, что в то же время капитализация, к примеру, польского медиахолдинга Agora колебалась на уровне 150 миллионов долларов.

Agora в несколько раз масштабнее бизнеса Б. Ложкина, ее интересы — и в медиа, и в полиграфии, и в радио, в интернете. Доходы Agora в разы превышали доходы бизнеса Б. Ложкина. И, несмотря на это, ее цена по рыночной оценке оказалась едва ли не в три раза ниже, чем оценка бизнеса Б. Ложкина.

Почему легко поверить в то, что цена Agora — честная, а оценка бизнеса Б. Ложкина — фиктивна? Потому что цену Аgora определяет рынок, акции ее ежедневно оценивают инвесторы на Варшавской бирже. Б. Ложкин же с биржи буквально сбежал, чтобы не обнародовать свою финансовую отчетность. Очевидно, именно это и позволило какому-то оценщику сделать смелый вывод, что бизнес Б. Ложкина стоит почти 460 миллионов долларов.

В итоге, Укрэксимбанк таки выдает С. Курченко 160 миллионов долларов кредита, чтобы он … рассчитался ими с Ложкиным. Эта операция происходит в экстренном режиме, ведь С. Курченко ранее объявлял, что планирует рассчитаться с Б. Ложкиным только в первом квартале 2014 года.

Но в стране начинается революция. С. Курченко и Б. Ложкин решают ускорить события. Укрэксимбанк выдает деньги, которые исчезают в недоступных для украинских правоохранительных органов уголках экзотических островов в Карибском море. Там Борис Ложкин и Сергей Курченко разделили деньги вкладчиков украинского государственного Укрэксимбанка, который выдал под эту сделку кредит. Как? Это уже вопрос к правоохранительным органам.

Таким образом, банк сегодня имеет в залоге акции, которые якобы гарантируют возврат кредита, так как они оценены в сотни миллионов долларов. Но так ли это? Уже через три месяца, в марте 2014 года, Игорь Мазепа, один из ведущих финансовых менеджеров, президент компании Concorde Capital, которая, кстати, была среди тех, кто готовил сделку по продаже бизнеса Б. Ложкина, а теперь входит в наблюдательный совет Укрэксимбанка, выразил , без преувеличения, сенсационное мнение. Цитируем: «стоимость компании (Ложкина) сейчас упала в 8 — 10 раз по сравнению с моментом покупки и теперь может составлять максимум $30 — 50 млн.» Максимум.

Почему за три месяца стоимость компании Ложкина вдруг снизилась почти в 10 раз, Мазепа не объяснил. Конечно, даже ему, опытному финансисту, сделать это, не кривя душой, было бы непросто. Ведь на самом деле объяснение напрашивается только одно: вся сделка Курченко — Ложкина — это прекрасно сыгранный спектакль, за который заплатили вкладчики государственного банка. Б. Ложкин надул красивый пузырь, а С. Курченко, пользуясь своим влиянием, которое имел в тот момент, сумел этот пузырь, обремененный многочисленными кредитами, обменять на настоящие 160 миллионов долларов. И пузырь в виде акций почти обанкротившегося бизнеса Ложкина получил банк.

Конечно, решение о предоставлении кредита государственным банком на столь ​​рекордную сумму могло быть принято только на самом высоком уровне руководства государства. Пожалуй, в этом и объяснение, почему огромный кредит был выдан под такой ​​сомнительный залог. И это наводит на крамольную мысль, что стоимость активов со временем в действительности не менялась, менялись лишь симпатии высших органов управления банка, которые принимали решение о кредите, и одну половину которых назначил В. Янукович, а вторую — Н. Азаров.

Сегодня государственному Укрэксимбанку, а вместе с ним и его вкладчикам, не остается ничего другого, как надеяться на то, что Сергея Курченко замучает совесть, и он таки вернет кредит государству, от которого сбежал под защиту Владимира Путина. Поскольку других шансов компенсировать заемные средства за счет заложенных «твердых активов» банк практически не имеет.

Финита ля комедия.

И поэтому третий вопрос к г-ну Ложкина и людям, которые его будут люстрировать: неужели Б. Ложкин не знал, какими средствами профинансированы его операции с С. Курченко, и каким образом они были получены в государственном банке? Бесспорно, знал. Не мог не знать. Ибо, как мы уже отмечали, кредит оформлен в последний день, когда Б. Ложкин работал в компании, которая фактически уже принадлежала С. Курченко.

Парадоксально, но факт: Борис Ложкин оформил в государственном банке кредит для того, чтобы Сергей Курченко смог купить у него бизнес.

P.S. На момент подготовки этого материала к печати мы получили новые материалы, в частности, не только из Украины, но и из-за границы, а также официальный ответ на вопрос, который мы поставили Б. Ложкину.

Почему после того, как было начато расследование СБУ дела о продаже его бизнеса, Б. Ложкин оказался в Израиле? И знал ли о сделках Б. Ложкина Петр Порошенко, назначая его руководителем своей администрации? Новые аспекты «дела Ложкина — Курченко» — в следующей части нашего расследования.

Алексей Малярчук, Игорь Починок; опубликовано в издании  Expres.ua

Перевод: Аргумент

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий