Что скрывает медреформа. Расследование «Вестей» о зарплатах медиков

Главврачи могут позволить себе «красивую жизнь», а работать с пациентами некому

Пока министры выписывали себе многотысячные надбавки за усердный труд, в стране образовалась целая армия людей, чьи доходы внезапно снизились. И что самое печальное — именно они отвечают за жизнь и здоровье украинцев. В результате реформы в отечественной системе здравоохранения произошло перераспределение ресурсов, и теперь главврачи могут позволить себе «красивую жизнь», а вот работать с пациентами некому.

Без надбавок

В распоряжение «Вестей» попали зарплатные ведомости медицинских сестер одной из киевских больниц. Из них следует, что эту категорию медперсонала без объяснения причин лишили установленной законом надбавки за дезинфекцию, или, как говорят сами медики, «за вредность».

Еще совсем недавно киевским медсестрам, прямо скажем, не самой обеспеченной части украинского общества, платили еще и так называемую «кличковскую» надбавку — муниципальную доплату, введенную мэром Виталием Кличко. Ее также без объяснения причин руководство клиник урезало.

По словам сотрудниц одной из столичных больниц, которые по понятным причинам себя не называют, в администрации медучреждения им не смогли внятно объяснить, почему они лишились части зарплаты.

Поинтересовавшись жалованьем медиков в медучреждениях за пределами Киева, «Вести» выяснили, что, несмотря на стаж и категории, медсестры в поликлиниках теперь получают лишь минимальную зарплату.

Повсеместность этого явления подтверждает глава Профсоюза медиков Украины Виктория Коваль. Причем речь идет обо всем медперсонале с 1-го по 12-й разряд, куда попадают и начинающие врачи. Те, кто разрядом повыше, не ушли далеко от медсестер и санитарок.

«Врачи с категорией 13-го разряда, в который попадают даже начинающие хирурги, будут получать 4772 грн в месяц. Всего на 50 грн больше минималки в размере 4723 грн», — возмущена Коваль.

Старикам тут не место

Медсестры в медицинском «табеле о рангах» являются своего рода унтер-офицерами. Они — ключевое звено жизнедеятельности практически любого учреждения здравоохранения, особенно больницы.

Именно поэтому еще два года назад правительство обещало ввести для всех медиков базовую ставку 250%. Согласно ей, оклад хирурга должен был бы вырасти до 25 тыс. грн, медсестры — до 18 тыс. грн, отмечает Коваль. Однако это осталось только декларацией. Согласно свежей зарплатной ведомости, в Киеве медсестра получает на руки около 5 тыс. грн со всеми надбавками. В глубинке на руки им перепадает и того меньше — 3–4 тыс. грн.

«Вести» выяснили, что такое невиданное до сих пор в медицине снижение стандартов жалованья произошло из-за некоей законодательной «ошибки». Якобы при последнем повышении минимальной зарплаты чиновники Минздрава забыли о том, что надбавки и премии у медиков привязаны не к минималке, а к медицинскому окладу 1-го разряда, который также «забыли» повысить. В итоге сегодня он составляет менее 40% минимальной зарплаты. С такой низкой расчетной базой все надбавки и премии едва вытягивают жалованье на уровень минималки.

Например, оклад медсестры 6-го разряда составляет 2 тыс. грн. С надбавкой — 2600 грн, а с премией — все 4723 грн. Именно такой по состоянию на январь 2020-го и является украинская минимальная зарплата. Подобная же махинация проводится с окладом санитарки в 1700 грн. В итоге и медсестры, и начинающие врачи, и санитарки официально получают на руки одни и те же деньги.

«Когда только собирались это вводить, я был тогда членом Общественного совета при Минэкономики. Помню, что еще сказал на заседании, что это будет уравниловка дворника и доктора, санитарки и медсестры. Поскольку попытки изменить это оказались безуспешны, то наши медики сейчас все ориентированы уехать на Запад, особенно молодежь», — рассказывает глава Федерации работодателей здравоохранения Владимир Симоненко.

Согласно данным центра занятости, дефицит медсестер в Украине достиг 30 тыс. человек. В то же время, согласно подсчетам аналитиков, до 23% нынешнего медперсонала в больницах — люди пенсионного и предпенсионного возраста.

«Когда говорили о том, что надо уволить пенсионеров, я сказала: если вы не поменяете свою политику, то придет время, когда будете умолять их вернуться, потому что некому будет работать», — резюмирует Коваль.

Доктору прописали

Если в одном месте убыло, то в другом должно прибыть, гласит принцип сообщающихся бюджетных потоков. Учитывая, что объемы финансирования здравоохранения в последние годы практически не менялись, деньги, потерянные львиной долей медперсонала, должны обернуться фантастическим ростом доходов некоего меньшинства.

Согласно официальным заявлениям чиновников, зарплатный фонд украинского здравоохранения «перераспределился» в пользу семейных врачей, чьи зарплаты, по данным Национальной службы здоровья Украины, выросли до 23–30 тыс. грн в месяц. Однако в профсоюзах называют такие высокие зарплаты единичными, и в основном эти доктора получают около 10 тыс. грн.

Эксперты уверяют, что образовавшиеся излишки были перераспределены также и на финансирование деятельности аппарата Национальной службы здоровья Украины (НСЗУ) — нового ведомства, которое село на жирный ресурс: деньги, которые призваны «ходить» за пациентом.

«Никакой медицинской реформы не было. У нас проходит реформа перераспределения денег и реформа финансирования учреждений медицинской сферы. У одних зарплаты забрали, другим передали, но в эту систему всунули дополнительно Национальную службу здоровья и вместо экономии получили еще большие расходы. В итоге численность чиновников выросла, при этом количество больниц и поликлиник сокращается», — говорит эксперт Фонда общественной безопасности Юрий Гаврилечко.

Высвободившиеся деньги, отмечает он, решили пустить на схему с закупками.

«Вместо того чтобы покупать препараты напрямую у производителей, были введены посреднические структуры, которые получали деньги из украинского бюджета на закупку препаратов, но сами препараты не закупались долгое время, и деньги «благополучно» с 2016 года крутились год, другой, третий. И никто за это не отвечал. При Супрун препараты, которые были произведены европейскими компаниями, но при этом не сертифицировались в ЕС, оказывались возможными для продажи в Украине без сертификации», — рассказывает Гаврилечко.

Прежняя команда действительно проводила сомнительные закупки, подтверждает «Вестям» бывший замминистра Михаил Загрийчук: «В борьбе с якобы с коррупцией перевели закупки на международный уровень. И нередко медикаменты приходили такими, что до истечения срока годности оставалось три месяца».

Мертвые ставки

Загрийчук был едва ли не единственным практикующим врачом в Минздраве, возглавляемом новым министром Зоряной Скалецкой. Хирург Института имени Шалимова ушел оттуда спустя короткое время после назначения не потому, что он противник реформирования отрасли, а потому, что нынешний состав Минздрава, по его мнению, продолжает дело Супрун, а оно основано на ошибочных посылах.

«Не было реальных финансовых расчетов для этой реформы, — говорит он «Вестям». — Ее можно было бы проводить при расходах на медицину в 5%, как указано в законе. Но в бюджете у нас, например, заложено 2,8%».

По его версии, произошло обычное перераспределение финансовых средств, в результате которого встало под вопрос само существование больниц и поликлиник, поскольку люди оттуда побежали.

Президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк согласен. Он отмечает, что реформа заключалась в том, что просто одним подняли зарплату за счет других.

«Теперь каждый руководитель и в «Укрзализныце», и в «Водоканале», и в больнице думает: а чем он хуже Коболева (глава «Нафтогаза», который выписал себе премию в $7,9 млн. — Авт.). Но ведь на медицину у нас выделяются крохи — из расчета $100 на пациента в год, как в Мозамбике. И 70% из этого — коммуналка и зарплаты медикам. И если кто-то получает запредельные зарплаты, то, возможно, это только за счет зарплат остальных сотрудников, у которых сущие копейки», — говорит Сердюк.

Как результат, персонала катастрофически не хватает, что прямым образом отражается на пациентах. А те, кто есть, работают в сложных условиях на полторы ставки, рассказывает глава Киевского городского профсоюза работников здравоохранения Сергей Кубанский.

На 30 тысяч вакантных ставок медсестер из госбюджета выделяются вполне реальные деньги, которые и распределяются между реальными сотрудниками. Если считать их ставки даже как минималку, в год получается до 1,5 млрд грн. Эта сумма и распределяется на сверхурочные — так это выглядит согласно ведомостям. Но куда эти деньги уходят на самом деле, «Вестям» рассказали в упомянутой в начале статьи городской больнице.

«Я работаю на ставку, но по ведомости мне выписывают зарплату в полторы ставки. На руки я получаю зарплату за одну ставку, как и заработала, а остальное отдаю старшей медсестре. Так поступаю не только я, но и все остальные медсестры. На эти деньги якобы покупаются бинты и другое необходимое для больницы. Но никто не знает, куда они идут на самом деле», — поделилась больничная медсестра Наталья.

О таких фактах медсестры, да и врачи — народ подневольный — чаще всего молчат. Они могут обсуждать это на кухне или в интернете, но написать куда-нибудь заявление боятся, вздыхает директор Центра развития медсестринства Минздрава Катерина Балабанова.

Зато тающие на глазах зарплаты, судя по отзывам украинцев, вынуждают их поправлять свое материальное положение за счет пациентов.

Кто в выигрыше

Еще одной стороной, которая оказалась в выигрыше от реформы, стали главы медучреждений. Реформа превратила их в неприбыльные коммунальные предприятия (НКП), обязав жить по Хозяйственному кодексу. В итоге зарплаты главврачей, а ныне руководителей новых хозяйствующих субъектов, стали определяться не разрядами, а контрактами с местными органами власти.

Руководители же вновь образованных НКП стали регулировать зарплаты медперсоналу, не забывая в первую очередь о себе.

«Я не знаю, по какому принципу там считают, но сегодня имеет место перекос, когда у руководителя приличная зарплата — от 30 тыс. грн и выше, при этом сотрудники получают минималку. Нам известно, что есть лечебные учреждения, руководители которых имеют жалованье от 35 тыс. до 50 тыс. грн. Если сотрудники получают нормально, то тогда вопросов нет, но если выплачивают персоналу минималку, то это, конечно, недопустимо. Когда зарплата главврача может обеспечить содержание медсестер целого отделения в 10 человек», — говорит Коваль.

Тот факт, что руководители НКП — обычные менеджеры — получили практически неограниченные полномочия по начислению жалованья персоналу, подтверждает и директор Центра развития медсестринства МОЗ Катерина Балабанова. По ее словам, государство не ограничивает размер вознаграждения медработникам — все зависит от объема услуг, которые предоставляет учреждение, и местных властей.

Кроме того, говорит Балабанова, влияние имеет и главврач — пока он может стимулировать работников дополнительными премиями.

Что скрывает медреформа. Расследование «Вестей» о зарплатах медиков обновлено: 23 января, 2020 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий