Через неделю в Украине похоронят прокуратуру. Реформа зашла в политический тупик

Анатолий Матиос, говорят, заблокировал работу комиссии жалобами, пишут Вести.
Создание Госбюро расследований, которое называли украинским ФБР, де-факто провалено. Новый орган, призванный расследовать преступления должностных лиц наивысшего уровня — экс-президентов, Кабмина, глав ведомств, правоохранителей, судей, — буксует. Отчасти виновата конкурсная комиссия: долго не могла определиться, кто и как будет финансировать тестирование кандидатов на полиграфе, были претензии к самим членам комиссии. Но истинные причины иные.

Во-первых, среди 19 кандидатов нет тех, кто по-настоящему устроил бы Банковую. Во-вторых, ГПУ, МВД, СБУ и даже НАБУ должны «уступить» Госбюро расследований (ГБР) часть своих полномочий, например, Юрий Луценко и Арсен Аваков лишатся функции следствия (у ГПУ останется только надзорная функция за расследованием уголовных дел и их представление в суде). Плюс ГПУ потеряет «ресурсную» Военную прокуратуру — ее функции также должны отойти к ГБР. А этого не хотят ни на Банковой, ни у Авакова.

 

Почему провалили конкурс 

Дедлайн по созданию ГБР истекает 20 ноября: по идее, в Украине в этот день должен настать коллапс правоохранительной системы. Досудебное следствие должно отойти Бюро, и прокуроры смогут лишь завершать начатые дела, но не открывать новые. Более того, ГПУ должна отдать часть производств ГБР и НАБУ. «В ГПУ около 37 тысяч дел, 20 тысяч готовятся к передаче в НАБУ, около 7 тысяч — подследственность ГБР, — рассказал Юрий Луценко в пятницу. — Если к Новому году механизм не заработает, необходимо предоставить полномочия расследования другим органам».

Механизм избрания работает, хоть и вяло: на днях кандидаты прошли тестирование на полиграфе, а на понедельник-вторник назначены финальные собеседования. «Но дело в том, что Банковая не видит своего кандидата: Анатолий Матиос (глава Военной прокуратуры. — Авт.) бредил этой должностью, но он не устраивает президента, тот прямо сказал, что Матиос возглавит ГБР «через его труп», а переговоры прокурора с НФ не привели ни к чему, в комиссии нет консенсуса, — сказал «Вестям» источник, близкий к комиссии. — Два других кандидата от Банковой, сын друга президента Алексей Горащенков (служащий АП) и Ольга Варченко (работает в т. н. департаменте Кононенко-Грановского в ГПУ), не найдут поддержки у «Народного фронта».

Косвенным подтверждением недовольства Матиосом, к слову, стало «дело Колмогорова» — пограничника, обвиненного с подачи Военной прокуратуры и получившего срок 13 лет за выполнение приказа: президент публично заявил о поддержке Колмогорова. А фигурант «вертолетного дела» Станислав Денисюк раскрыл подробности работы Матиоса во времена Януковича — выяснилось, что военный прокурор был смотрящим за силовым блоком в АП.

Отчасти вина за срыв запуска ГБР лежит и на самом Матиосе — он заблокировал работу комиссии своими жалобами, потому что ему не понравился сам конкурсный отбор, — адвокат Сергей Войченко

 

Комиссия отобрала 19 кандидатов из 50, явных фаворитов пока нет. Фото: hromadske.ua

Генпрокуратура отомстит НАБУ

Проведение собеседований и даже выход кандидатов в финал не будет гарантией старта ГБР. «Даже если чудесным образом будут избраны руководитель и его замы, ГБР не заработает: нет ни помещения, оборудованного оргтехникой, ни региональных отделений, ни штата (по закону о ГБР — 1500 человек). Будет просто кабинет и табличка «Директор», — пояснил «Вестям» член «правоохранительного» комитета Рады Владимир Мисик. — А ведь нужно принять следователей на работу, обеспечить передачу дел. Это десятки тысяч производств».

По мнению бывшего первого замглавы ГПУ Николая Голомши, наиболее элегантным выходом из положения будет отсрочка начала работы ГБР. «Думаю, Рада решит изменить УПК, продлив полномочия ГПУ в части расследования дел, подследственных Бюро: отменять ГБР никто не будет, ведь это означает свертывание реформы, — полагает Голомша. — Виновата в этом несистемность действий реформаторов — им мешают эмоции. А вот НАБУ повезло меньше: им-то ГПУ передаст дела, полностью связав по рукам». Речь о старых коррупционных делах, которые висят в ГПУ мертвым грузом (Луценко называет цифру 20 тысяч). К примеру, это дело Павла Лазаренко, а также большое дело Виктора Януковича. Также часть дела о расстрелах на Майдане.

Довести дела должны прокуроры, а не НАБУ — детективов хотят дискредитировать, ведь они завалят расследование, они не вели эти деланардеп Сергей Лещенко
А глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин обратил внимание «Вестей» на изменения в УПК в рамках судреформы, принятой в сентябре. «Тогда Рада убрала эту проблему, приняв правку, отменившую двухлетнее ограничение на расследование коррупционных дел «бывших». А вот в итоговом варианте документа, разосланном АП перед подписанием президентом, этой нормы уже не было — то есть произошла фальсификация», — пояснил нам Шабунин.

В целом работа по созданию ГБР провалена. «Бюро могло бы стать инструментом сумасшедшего давления, политического влияния, очередным квазиорганом, который использовали бы его «хозяева», — сказал нам Сергей Войченко. Причину он видит в нежелании нынешних «хозяев» прокуратуры, МВД, СБУ лишать силовиков их функций. «Против выступили две ключевые группы во главе с Петром Порошенко и Арсеном Аваковым: сейчас несоздание ГБР — в интересах главных «заинтересантов» страны», — резюмировал Шабунин.

Как сообщали «Вести», в Украине из-за новой реформы полиции, копы приедут не на все вызовы.

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий