Без копья. Почему отказ от монет влетит украинцам в копеечку

Каждый год, начиная примерно с 2010-го, НБУ либо эксперты озадачивались таким важным вопросом, как изъятие из обращения монет номиналом одна и две копейки, пишет Деловая столица.

В самом деле, какой прок в выпуске монеты, за которую ничего нельзя купить и которую даже на сдачу в супермаркете брать не камильфо. В советские времена за одну копейку можно было хотя бы купить коробок спичек made in «Гомельдрев» с интересной наклейкой в виде волка или призывом беречь природу, «мать нашу».

На данный момент в Украине, по данным НБУ, находится в обращении 12,2 млрд штук монет различного номинала общей номинальной стоимостью 1,9 млрд грн. Таким образом, на одного жителя приходится примерно по 276 монет разного достоинства. Если бы каждый украинец получил причитающиеся ему монеты, можно было бы почувствовать себя «скупым» рыцарем с увесистым мешочком металла и при случае высыпать его, например, на назойливого кредитора, как это делали благородные идальго в средневековье.

По структуре обращения, по состоянию на 2016 г., выпущено 2437 млн штук монет номиналом одна копейка, 1396 млн штук номиналом две копейки, 1713 млн штук номиналом пять копеек, 3589 млн штук — десять копеек, 1529 млн штук — двадцать пять копеек, 1118 млн штук — пятьдесят копеек» и 458 млн штук монет номиналом одна гривня. Таким образом, копейка по своей массовости уступает только сотенным — десяти копейкам.


Монеты номиналом одна копейка составляют 20% от общего количества, две копейки — 11%, самые популярные десятикопеечные — 30%. Меньше всего полгривенников — пятидесятикопеечные монеты составляют всего 9% от суммарного выпуска — и монет достоинством одна гривня — 4%.

 

Печальная участь
Невеселая судьба самой «маленькой» монеты, возможно, связана с ее названием. Если бы ее выпускали в наше время, вряд ли бы ей дали столь «восточное» название. Да и декоммунизировать ее желающие бы нашлись. Напомним, копейки в свое время выпускались в СССР, РФ, Беларуси и даже в непризнанном Приднестровье.
В старину копейками стали называть новгородскую «деньгу» по причине изображения на ней Георгия Победоносца, поражающего змия копьем. От копья и пошло название копейки, которая составляла одну сотую часть рубля. Сейчас бы подобную мелочь назвали бы более автохтонно, например, ногата, куна, резана или веверица. В Киевской Руси, как известно, одна гривня составляла 51 грамм серебра и делилась на 20 ногат, или 25 кун, или 50 резан, или 150 вевериц. Хотя ни один из указанных вариантов не звучит вполне благозвучно. Пенсионеры бы точно запутались. Но в Киевской Руси гривня была, как сказали бы сейчас, очень твердой валютой: в прямом (отливалась из серебра) и в переносном смыслах (достаточно сказать, что на одну гривню можно было купить целый хутор на пять дворов, а за семь кун украсть чужую «лодию»).

Но это во времена жестокого феодального прошлого. В наше время за одну копейку или даже целую гривню можно купить, как выразился бы Великий Комбинатор, мертвого осла уши. А печатать купюры и чеканить монеты приходится постоянно. Кстати, первую монету номиналом одна копейка в 1992 г. отчеканил Монетный двор Италии.

Пока в Украине не заработал собственный Монетный двор, монеты чеканились на Луганском станкостроительном заводе (как видите, если бы не тогдашний руководитель Нацбанка Виктор Ющенко, нам могло «повезти» не только с патронным заводом).
В данный момент монеты чеканят, как и полагается, на Банкнотно-монетном дворе НБУ (от 500 млн до 1 млрд штук разменных монет в год). Хотя в последние несколько лет монеты перестали чеканить ввиду затратности данного процесса: в среднем на чеканку одной монеты из нержавеющей стали (номиналы 1, 2 и 5 коп.) необходимо потратить примерно 18 копеек (полная информация о чеканке монет относится к служебной тайне). Таким образом, себестоимость чеканки копеечной монеты почти в 18 раза превышает ее номинал! Спасает ситуацию лишь тот факт, что большинство монет были отчеканены в тот период, когда их себестоимость составляла от 5 до 10 коп. за штуку. Переиначивая известную поговорку: «Вот тебе бабушка и сеньораж».

Под термином сеньораж подразумевают прибыль эмитента денег (мировые центральные банки, в том числе и наш НБУ, а также ФРС США). Прибыль, которая рассчитывается как разница между себестоимостью изготовления банкнот/монет, включая затраты на их оборот, и номиналом выпущенных в обращение денежных знаков.
В таких странах, как США, сеньораж становится одним из постоянных источников государственного дохода. Например, ФРС США хоть и является по сути частной структурой, может выплатить своим участникам лишь 6% годовой прибыли, все остальное подлежит перечислению в доходы государственного бюджета. По официальным данным, глобальный сеньораж США, то есть доход от печатания долларов, составляет от $30 до $50 млрд в год. Тут необходимо учитывать, что две трети наличного обращения бакса происходит за пределами Штатов. Таким образом, американцы создали своего рода вечный финансовый двигатель по тиражированию доходов из воздуха. Тем более что оценки их прибыли, полученной от эмиссии доллара, разнятся.

Так, в РФ глобальный сеньораж США оценивают значительно выше — в пределах $500 млрд, при этом только Россия финансировала сеньораж Америки в пределах от $15 до $30 млрд в год (до кризиса).
Украина тоже неплохо зарабатывает на сеньораже, но только на внутреннем рынке — за пределами страны гривня пользуется спросом разве что у нумизматов и любителей экзотики. На данный момент в обращении находится 2,6 млрд банкнот общей номинальной стоимостью 285,8 млрд грн (данные на 2016 г.). Учитывая, что себестоимость одной купюры, а также затраты на ее обращение, не превышают одну гривню, глобальный сеньораж НБУ (по банкнотам) можно оценить в более чем 280 млрд грн с момента начала эмиссии. Постоянно увеличивая размер наличных денег в обращении на 5-10% в год, можно получить дополнительный сеньораж в размере нескольких десятков миллиардов. Проблема в том, что полноценно включить эти доходы в состав бюджетных поступлений получится лишь опосредованно — за счет перечисления прибыли НБУ на счета Государственного казначейства. К сожалению, классический сеньораж у нас не работает. В США есть возможность пополнять долларовый оборот за счет выкупа ФРС казначейских облигаций у частных инвесторов и банков с последующей их перепродажей, благодаря чему работает бесперебойный канал покрытия дефицита государственного бюджета и механизм заработка на воздухе — глобальный американский сеньораж.

Но это, что касается банкнот, с ними все ясно: себестоимость мизерная, номинал высокий. Кстати, тут чем выше номинал, тем больше сеньораж. С монетами совсем иная история. Их выпуск в Украине можно охарактеризовать известной народной поговоркой: «Батьку, заканчиваем торговать, а то сдачу нечем давать».


Представим себе, что вся мелочь в результате действия некоего суперзлодея в одно мгновение исчезла из обращения и НБУ пришлось ее вновь отчеканить. На это пришлось бы потратить 2,2 млрд грн, при том, что номинал монет составил бы всего 1,9 млрд грн. Положительный сеньораж сохраняется лишь у монет номиналом двадцать пять, пятьдесят копеек и одна гривня. При выпуске монет номиналом одна копейка пришлось бы зафиксировать убыток в размере 414 млн грн, двух и пяти копеек — по минус 223 млн, десяти копеек — минус 287 млн грн.

В таком случае, почему бы не взять и одним махом отменить копейки, как понедельники в известной песне? Тем более что по опросам, проводимым в 2011 г., более 90% респондентов были за. Стоит отметить, что отмена монет мелких номиналов приведет к инфляции. Мол, продавцам товаров придется округлить цены до целого числа, и они это сделают, естественно, в сторону увеличения. В случае с монетами номиналом одна копейка и две мы потеряли бы 31% от общего количества выпущенных монет, но в стоимостном выражении лишь 2% от номинала выпуска. Казалось бы, немного.

 

Мечты о великом
Более глобальная стратегия НБУ в виде внедрения кешлесс-экономики, подразумевающая сокращение наличного обращения в пользу безналичного, дополнительное инфляционное влияние оказать может куда более значительное. Как показали исследования о влиянии электронных денег на товарный рынок, электронные деньги способны ускорить инфляцию, причем даже без эмиссии дополнительной денежной массы. Тут срабатывает обычная формула Фишера, которая говорит о том, что денежная масса, помноженная на скорость обращения денег, должна соответствовать товарной массе, умноженной на уровень цен. Очевидно, что скорость обращения электронных денег значительно выше бумажных, а аналогичный показатель для банкнот превышает «расторопность» монет. Ведь последние теряются, оседают в свиньях-копилках, да и просто банально валяются в самых непредвиденных местах. Кроме того, эксперты Центрального банка Нидерландов провели исследование о влиянии электронных денег на доход центральных банков от эмиссии (сеньораж). Анализ десяти центробанков мира показал, что сеньораж от эмиссии наличных денег составляет от 0,28 до 0,66% ВВП. В случае вытеснения в электронный оборот транзакций до $25 происходит потеря эмиссионного дохода в пределах 0,04-0,16% годового ВВП.


Как это ни парадоксально, больше всего от увеличения безналичных платежей пострадает ФРС США — потери в размере 0,14% ВВП. Применительно к параметрам американской экономики — суммы более чем внушительные. В Швейцарии и Японии утрата сеньоража будет примерно в два раза меньше.

Применительно к Украине, в случае продвижения проекта кешлесс-экономики и замены основной части наличных транзакций безналичными, последствия могут быть следующими. За счет более быстрого оборота электронных денег можно ожидать существенное ускорение инфляции, что вполне объяснимо: система электронного обращения капитала — это девайс, прежде всего свойственный эффективной экономике, который позволяет существенно ускорить приток финансового «кислорода» к реципиентам, требующим финансирования. Если же экономика неэффективна, быстрый денежный оборот будет способствовать лишь такому же быстрому перетоку финансовых ресурсов в тень и уходу в доллар.

Кроме того, отказ от наличных денег может привести к потере эмиссионного дохода НБУ в размере 1-1,5 млрд грн в год.
Все это вовсе не означает, что наличный оборот не нужно постепенно вытеснять, а безналичные расчеты — всячески стимулировать. Просто любой инструментарий должен соответствовать характеру проводимых работ и квалификации «исполнителя» — этот тезис подтвердит каждый грамотный сантехник.
Тем более что за таким понятием, как «копейка», стоит нечто большее, чем финансовый интерес. Те же США свято берегут свои десять центов, названных «дайм», выпуск которого начался еще в 1796 г. в соответствии с монетным актом 1792 г. «Из многих — единое» — именно такое латинское выражение написано на реверсе дайма. С тех пор дайм стал неотъемлемой частью американской материальной культуры, монетой, на которой гадали «орел или решка» американцы многих поколений.
«Копейка рубль бережет» — все мы помним эту старую поговорку. Гривня без своей неотъемлемой составной части — одной и двух копеек — будет выглядеть как курица, побывавшая в кипятке и оставшаяся в живых. Ведь копейка — это ко всему прочему и символ стабильности страны, пусть и наивный, но такой обнадеживающий образ того, что все лучшее не осталось в прошлом и еще могут настать времена, когда и копейка в хозяйстве пригодится. К сожалению, сохранение копеек в обороте в смутные времена часто приводит к таким ситуациям, когда мелочь собирается по всей стране и сдается на лом.

В свое время в РФ отказалась от выпуска монет номиналом одна и пять копеек. Но в 2014-м в связи с аннексией Крыма их чеканка была возобновлена: цены в украинском Крыму оказались значительно ниже, чем на территории России, и разменные монеты вновь нашли свое применение.
Поэтому может и нам не стоит бросаться копейками, даже в условиях инфляции последних трех лет. Кто знает, может через пару лет в одной известной части земного шара наступит кризис, территории с компактным проживанием украинцев захотят к нам присоединиться, а у нас копеек для них, как назло, нет. Обидно ведь будет, правда?

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий