Зигзаги дела Мельника: приговор отменен, следствие продолжается

Пока все смахивает на то, что определенному кругу очень влиятельных людей гораздо выгоднее бесконечно держать бывшего налогового ректора в подвешенном состоянии

 

Петр Мельник

Петр Мельник

4 ноября Апелляционный суд Киева отменил оправдательный приговор бывшему ректору Национального университета Государственной налоговой службы Украины Петру Мельнику, вынесенный 8 июля Ирпенским городским судом. Дело назначено на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного заседания в другом составе суда. Названный выше вердикт стал позором отечественной Фемиды, поэтому в тексте постановления, которым он был отменен, самым употребляемым словосочетанием стало «на надуманных основаниях». Потому что судьи Сергей Анипко, Андрей Микулин и Дмитрий Кухленко действительно на надуманных основаниях забраковали все доказательства, представленные стороной обвинения. Эти люди настолько потеряли стыд, что выдавали в эфир откровенную чушь, а в конце концов договорились до того, что якобы Мельник, будучи председателем приемной комиссии, не мог влиять на ее решения в части зачисления того или иного абитуриента.

Политический заказ

Апелляционный суд справедливо отметил, что суд первой инстанции в приговоре не проанализировал исследованных доказательств, а фактически изложил стенограмму показаний допрошенных как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Выкладывать в тексте приговора неотредактированную стенограмму недопустимо для профессионального судьи, зато иногда очень полезно для исследователя, поскольку из отрывков неосторожно брошенных фраз можно составить логическую и целостную картину события. А она выглядит так, что в июле 2013 года Мельника посадили вовсе не за то, что он брал взятки за поступление в свое заведение (об этом давно все знали), а за то, что не стал добровольно освобождать место для одного из молодых членов семьи Януковича. Тогдашний премьер-министр Николай Азаров долго не хотел сдавать «старого друга», поэтому глава МВД Виталий Захарченко получил команду поймать ректора на таком компромате, после которого держать его на этой должности будет неприлично.

Для этого милицейские сыщики подыскали двух мужчин, которые в свое время были пойманы за мошенничество и добровольно согласились негласно сотрудничать с правоохранительными органами. Именно им и отвели ключевую роль в проведении специального следственного эксперимента по контролю за совершением преступления. Проще говоря, поручили сыграть роль взяткодателей.

Одному из них уже было за пятьдесят, и просил он не за себя, а за свою крестницу из Житомирской области. На личном приеме у Мельника он сторговался с ним на сумму в 5 тыс. долл., которые надо было под видом благотворительного взноса перевести на счет фирмы-прокладки под названием ООО «Ирпенская финансово-юридическая академия». Другой агент в возрасте 27 лет еще вполне тянул на роль кандидата в студенты-заочники, и в разговоре с ректором договорился о вступлении на более престижный факультет, но за 10 тыс. долл. наличными.

27 июля 2013 года оба с интервалом в час пришли в кабинет Мельника, где первый передал квитанцию о переводе 40 тыс. грн (по тому курсу эквивалентных 5 тыс. долл.), а второй — 80 тыс. грн. Сразу же после этого в кабинет зашли сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД, зачитали постановление следственного судьи Печерского районного суда Киева о разрешении на проведение обыска служебного кабинета ректора НУГНСУ, а также личного обыска его хозяина.

Судя по всему, задача, поставленная правоохранительным органам, состояла вовсе не в том, чтобы устроить погрязшему в коррупции чиновнику образцово-показательный судебный процесс с обвинительным приговором и надлежащим наказанием. Если бы вопрос ставился именно так, Мельника вряд ли освободили бы из тюрьмы под домашний арест, а если бы и освободили, то ни за что не дали бы ему возможности бежать за границу. Речь шла, очевидно, лишь о перераспределении теневых финансовых потоков, поэтому отстраненный от этого деликатного дела Мельник уже не представлял для предыдущих хозяев страны никакого оперативного интереса. Зато его персона стала лакмусовой бумажкой для новой власти. 1 апреля 2014 года он вернулся из-за границы в Украину и сразу же был взят под стражу. Но уже 8 мая того же года его освободили под залог, сумма которого составляла смешную как для обвиняемого сумму — всего-навсего 609 тыс. грн.

Мины замедленного действия

Если проанализировать все связанные с Мельником судебные материалы, можно сделать вывод, что в действиях органов, осуществлявших процессуальное руководство расследованием, вырисовываются две линии поведения. Одна вела к тому, чтобы злоумышленник получил строгое, но справедливое наказание, вторая — чтобы постоянно держать его в подвешенном состоянии. Очевидно, для того, чтобы иметь в его лице постоянно действующую дойную корову.

Что-то похожее можно разглядеть и в поведении названных выше ирпенских судей. У нас нет прямых доказательств, что они получили от подсудимого взятку, но какой-то весомый стимул для того, чтобы «включить дурака» у них, бузусловно, был. Эти люди уверенно вели дело к оправдательному приговору, но знали, что в апелляционной инстанции он непременно будет отменен. Мало того, они не только знали, но и хотели этого, и даже кое-что делали для того, чтобы произошло именно так. Однако действовали скрытно, чтобы Мельник не догадался, что его обманывают.

Об этом свидетельствуют два момента, на которые обратила внимание коллегия судей Апелляционного суда Киевской области. Так, обвинительный акт, направленный прокурором в Ирпенский городской суд, не отвечал требованиям, установленным для этого документа ст. 291 Уголовного процессуального кодекса Украины. В нем, в частности, было изложение фактических обстоятельств уголовного производства (которые прокурор считал установленными), была правовая квалификация правонарушения (со ссылкой на Уголовный кодекс), но не было должным образом сформулированного обвинения. Впрочем, исправить данный недостаток не составляло никаких особых трудностей. Прокурор мог дать указание следователю устранить его, а мог сделать это сам — названная выше статья УПК такое позволяет. Однако он не сделал ни того, ни другого, хотя не заметить недоработки не мог. Это все равно, что профессиональный хореограф не заметил, что артист на сцене танцевал-танцевал, да и не поклонился. Аналогичным образом данный пробел не могла не разглядеть коллегия судей Ирпенского суда, но и они прикинулись дурачками и не вынесли постановление о возвращении обвинительного акта прокурору для устранения выявленных недостатков.

Второй момент заключался в том, что в ходе судебного заседания 23 февраля 2015 года один из агентов-взяткодателей, уже находясь в статусе потерпевшего, подал на имя судьи Анипко заявление о том, что председательствующий судья Анипко предвзято относится к нему, постоянно нарушает его права и оказывает на него психологическое давление в виде позорящих реплик. То есть демонстративно игнорирует принципы судопроизводства в части равенства перед законом всех участников процесса. Из журнала судебного заседания следует, что тройка ирпенских судей расценила это заявление как отвод состава суда. После чего, в соответствии с требованиями ст. 81 УПК, она должна была коллегиально в совещательной комнате составить мотивированное решение об удовлетворении или отклонении заявления. Однако судьи этого не сделали, чем поставили под сомнение законность состава суда, что является существенным нарушением требований процессуального закона и влечет за собой безусловную отмену судебного решения.

Активизация новых эпизодов

Эти огрехи досудебного и судебного следствия можно назвать тщательно скрытыми минами замедленного действия, заложенными для того, чтобы при необходимости разорвать любой приговор по делу Мельника — как обвинительный, так и оправдательный. Однако весной 2015 года было очевидно, что судьи уверенно взяли курс на оправдание, из-за чего, наверное, прокуратура для подстраховки взялась лихорадочно готовить другие эпизоды обвинения.

За ними далеко ходить не пришлось — эпизоды лежали на поверхности и даже просились, чтобы их расследовали. Уголовное производство по одному из них было открыто еще 7 октября 2013 года и, судя по всему, для галочки. После обыска в кабинете Мельника, проведенного 27 июля того же года, следователи изъяли ворох документов, среди которых были квитанции о переводе разных сумм от 5 до 14 тыс. грн на счет той самой фирмы-прокладки под названием ООО «Ирпенская финансово-юридическая академия», владельцами которой были близкие родственники Мельника. Было выяснено, что таким образом, в частности, платили мзду студенты, которые прошли уровень бакалавра и хотели быть зачисленными на пятый курс, чтобы перейти на уровень магистра.

На момент открытия этого производства Мельник уже убежал за границу, поэтому никакой активности в его расследовании не наблюдалось. Почти два года дело пылилось, и еще пылилось бы лет сто, пока его не сдали бы в макулатуру по истечению срока хранения. А тут, видите ли, понадобилось, и 28 мая 2015 года Мельнику было сообщено о подозрении в получении неправомерной выгоды (ст. 368 УК Украины). А из Главного следственного управления пошли в суды ходатайства о предоставлении доступа к банковским документам, в частности оригиналам заявлений о предоставлении благотворительной помощи названному выше ООО. 11 июня по этому делу подозреваемому была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. 17 августа аналогичное сообщение было вручено его сообщнице и пособнице, которая на тот момент занимала должность начальника отдела довузовской подготовки и профессиональной ориентации университета. Ее тоже отправили под домашний арест.

Другой эпизод, по которому уголовное производство было открыто 22 сентября 2014 года, касался растраты чужого имущества путем злоупотребления служебным положением (ст. 191 УК Украины). Речь шла о произведенном в 2007–2008 годах незаконном отчуждении ряда объектов недвижимости стоимостью 20 млн грн, находившихся на балансе возглавляемого Мельником учебного заведения. Среди них, в частности, пристроенное помещение магазина-кафетерия, реабилитационно-оздоровительный комплекс, а также еще несколько административных зданий и торгово-хозяйственных сооружений. Там с момента возбуждения дела тоже и конь не валялся, но 8 июня 2015 года Мельнику было сообщено о подозрении в хищениях, а 19 июня того же года Шевченковский районный суд Киева, отклонив ходатайство следователя ГУМВД Украины в Киевской области о содержании под стражей, избрал подозреваемому личное обязательство.

Таким образом, следствие по делу Мельника продолжается, но преждевременно было бы говорить о том, что в лагере стороны обвинения победили сторонники доведения его до справедливого обвинительного приговора. Пока все смахивает на то, что определенному кругу очень влиятельных людей гораздо выгоднее бесконечно держать бывшего ректора в подвешенном состоянии.

 

Ракурс

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *