Земля в Украине. Навстречу агроколониализму

корова с мусоркой

И только «счастливые» обладатели админресурса смогут получить «льготный» доступ к последнему стратегическому ресурсу страны — земельному. Но воспользоваться правом «первой аграрной ночи» можно, только пока ты во власти. Отсюда, видимо, и такая спешка: запас времени с оглядкой на отчаянность ситуации в экономике может быть мизерным, а «бонусы» — ох как привлекательны! Вот и торопится сюзерен.
В начале апреля президент Порошенко инициировал дискуссию о создании рынка земли, а замглавы его администрации Шимкив потом неоднократно подчеркивал, что гарант «просто хочет обсудить вопрос». Но то, с какой невероятной скоростью начали развиваться события вокруг предстоящей земельной реформы, свидетельствует, что вопрос об отмене моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения был решен задолго до скромных приглашений к дискуссии.

Активно подключились к процессу околоправительственные общественные деятели и эксперты. Организация Agro.ReformsUA, созданная «вчера» и исключительно ради продвижения реформы, составила «дорожную карту» изменений. Другая общественная организация Easy business уже успела провести исследование на данную тему, наглядно демонстрирующее все преимущества снятия моратория и подтверждающее курс, выбранный Agro.ReformsUA. Практически ко многим пунктам предлагаемых в «дорожной карте» изменений уже, оказывается, есть наработанные законопроекты.

А 22 апреля с.г. стартовали «национальные обсуждения вопроса», причем не только в столице, но и в других крупных городах. И вот спустя какие-то две недели уже глава администрации президента Борис Ложкин прогнозирует снятие моратория на продажу земли с 2016 г., обещая, что рынок земли в Украине появится «очень быстро». Охотно верю…

Быстрый старт

Помимо собственно снятия моратория, реформаторы предлагают также устранить все ограничения по доступу на земельный рынок, упростить земельные торги и правила аренды земли, упростить и удешевить госрегистрацию земельных участков и прав на недвижимое имущество, повысить налог на земли сельхозназначения. Кроме того, пересмотреть бесплатную приватизацию, трансформировать права постоянного пользователя в право собственности юридического лица, ввести принцип единой юридической судьбы для земельного участка и размещенных на нем построек, а также отказаться от существующей системы разделения земель по целевому назначению. Изменения радикальные, каждое по сути своей неоднозначно и требует глубокого анализа. Но в наработках по реформе так часто встречается словосочетание «начать немедленно», что времени на подробный анализ реформаторы сами себе не оставляют.

Исследование, сопровождающее «дорожную карту», тоже неоднозначно. На вопросы о том, откуда появятся ожидаемые 1,5 млн новых рабочих мест и 90 млрд грн налоговых поступлений, его авторы отвечают уклончиво: смотрите, мол, в документах, которые мы использовали. Посмотрели — ничего подтверждающего не нашли. Нельзя утверждать о сборе 90 млрд налогов, не имея базы налогообложения, реестра налогоплательщиков, механизма администрирования. Названная сумма вдвое превышает сборы по налогу на прибыль в 2014 г., и хотелось бы понять, кто, как и каким образом заплатит эти деньги. Аналогичные вопросы и к прогнозируемым инвестициям в 50 млрд долл. и к рабочим местам, которые эти инвестиции, якобы, должны создать. В своих подсчетах исследователи от власти руководствуются стоимостью гектара земли в 5 тыс. долл., что раз в пять превышает ее нынешнюю цену в Украине. При этом они делают предусмотрительную оговорку: «достигнем цены в 5000 долл. в следующие пять лет». Как достигнем? За счет чего? А почему бы не открыть рынок уже после достижения этой цены? Чему сильно поспособствовала бы стабилизация экономической ситуации в стране.

Бесспорно, снятие моратория актуально и необходимо, но должно ли оно быть поспешным и сопровождаться сделанными «на коленке» подсчетами и прогнозами? «Предоставление права свободного отчуждения с/х земель без создания эффективных механизмов защиты мелких землевладельцев может привести к достаточно быстрой потере права собственности у большого количества граждан. В ситуации, когда уровень правовых знаний у населения невысок, а уровень доходов не позволяет обеспечить надлежащее сопровождение сделок, нечистые на руку игроки могут «стимулировать» процесс перехода права собственности. Простым обывателям, с достаточной долей вероятности, придется расстаться со своим имуществом, в том числе не всегда по своей воле, — рассказал ZN.UA юрист Александр Буртовой из ЮФ «Антика». — До начала новой реформы необходимо, как минимум, закончить предыдущую — завершить процесс оформления документации в отношении паев». Реформаторы апеллируют, мол, давайте начнем, а все вопросы с коррупцией, кадастром и оценкой земель будем решать уже в процессе. Простите, а куда мы спешим?

Гаражная распродажа

На сегодняшний день в Украине созданы идеальные условия для скупки земель фактически за бесценок. И немалую роль в этом процессе играет экономический курс, по всей видимости, не случайно избранный властью. ZN.UA уже пыталось привлечь внимание к тому обстоятельству, что избыточная поддержка именно сырьевого экспорта и тотальное игнорирование развития вторичной переработки в АПК приводят к обнищанию сельских жителей и обесцениванию украинских земель.

Не добавляет цены нашей земле и правовая незащищенность ее владельцев. Форсируя отмену моратория, государство помогает корпорациям обогатиться за счет одного из немногих оставшихся у Украины ресурсов — земли. Аргументируя тем, что права собственников ущемлены, площади сельхозземель сокращаются, инфраструктура неразвита, месячная арендная плата составляет

100 грн за гектар и 55% выплат за аренду собственники получают товаром, нам рисуют картину полной безысходности. И предлагают самый простой, быстрый и, пожалуй, самый неправильный выход из ситуации.

Сейчас большая часть паев сдается в аренду крупным сельхозпредприятиям, вот только сельские жители от этого богаче не становятся. Изменится ли ситуация, если арендаторы станут собственниками? Нет. А если это будут иностранные собственники? Тоже нет. На мировом рынке землю не покупают паями по 4 га, никого не заинтересует кусочек земли без четких границ среди пашни. Землю скупают полями, но для того, чтобы ее можно было в таком виде продать, нужно создать условия для объединения собственников и правовую систему, способную права этих собственников защитить. Нужно окончательно довести до ума все еще грешащий многочисленными изъянами кадастр (не стоит забывать, что вопрос межи для украинцев имеет сакральное значение), задуматься о ренте, которая бы позволила владельцам паев не остаться у разбитого корыта после продажи земли. На сегодняшний день ничего из вышеперечисленного нет, зато есть все условия для того, чтобы «мародеры» скупили паи, сформировали участки, пригодные для продажи, и потом на них заработали.

Скупить землю по дешевке на первичном рынке для ее дальнейшей перепродажи на вторичном (само собой разумеется, по многократно более высоким ценам) смогут, конечно, далеко не все. Простым людям (в том числе вчерашнему среднему классу) это окажется просто не по карману. В пролете рискует оказаться и подавляющее большинство крупных и даже крупнейших предпринимателей. Воспользоваться припасенными в офшорных кубышках валютными «заначками» им могут банально не позволить — здесь чиновникам очень кстати придется тот вышеупомянутый факт, что формирование цивилизованного земельного рынка будет все еще только «в процессе». И только «счастливые» обладатели админресурса смогут получить «льготный» доступ к последнему стратегическому ресурсу страны — земельному. Но воспользоваться правом «первой аграрной ночи» можно, только пока ты во власти. Отсюда, видимо, и такая спешка: запас времени с оглядкой на отчаянность ситуации в экономике может быть мизерным, а «бонусы» — ох как привлекательны! Вот и торопится сюзерен.

Эксперты рынка обращают внимание на тот факт, что сейчас, как и в 2012-м при Януковиче, уже значительно активизировался и набирает обороты процесс наращивания земельных банков и консолидации аграрного бизнеса, в том числе и через скупку управляющих компаний и предприятий-арендаторов крупных и не очень земельных угодий. Как три года назад, так и сейчас происходит это в ожидании отмены моратория на продажу земли. Только если Янукович собирался сделать это, выписав процедуры и правила исключительно под себя и свою «семью» (при этом, конечно, понимая, что не сможет на поделиться с россиянами и китайцами, у которых тоже надеялся прилично занять), то Порошенко приходится считаться с мнением американских и европейских интересантов. Впрочем, его это особенно не останавливает. По сведениям источников ZN.UA, если еще не так давно за президентской семьей числился только 12-й по размеру земельный банк в стране (по подсчетам УКАБ, 112 тыс. га через контролируемое ею ООО «Агропродинвест»), то за последний год он, после смены владельцев немалого числа агрокомпаний, увеличился минимум в три раза, превышая уже 300 тыс. га. Текущая конъюнктура способствует — земля, как и арендующие ее предприятия в условиях тотального экономического кризиса и громких банкротств уступаются зачастую практически за бесценок.

«Стоимость земли определяется наращиванием производства и перераспределением прибылей. Но начать нужно с малого — изменения подходов к аренде земли, так как стоимость аренды влияет на цену. У нас механизм аренды перевернут с ног на голову, собственник фактически бесправен перед арендатором. Усилив права мелких собственников и создав реальные механизмы для их консолидации, государство позволило бы им принимать активное участие в процессе, влиять на условия аренды и использования земель. Объединенные собственники могли бы вести переговоры с холдингами на равных, нанимать юристов, консультантов. Таким образом, росла бы и ценность их земли, и ее арендная плата, и ее стоимость, — рассказала ZN.UA Елена Бородина, завотделом экономических и аграрных преобразований НАН Украины. — С другой стороны, необходимо бороться с бедностью в селе, создавать новые формы занятости, диверсифицировать источники доходов, развивать несельскохозяйственные виды деятельности. Фактически вопрос не в том, когда снимать мораторий, а в том, что сделано для того, чтобы мы могли его снять?».

Стоимость земли в Украине нынче катастрофически низкая, как и уровень жизни сельских жителей. При этом социальные стандарты государство заморозило, а инфляция, по оценкам НБУ, к концу года составит 30%. Декларируемая реформой цель — создание среднего фермерского класса — недостижима именно из-за низкой стоимости земли. Средняя цена гектара в ЕС — 16 тыс. долл., в Испании — 15 тыс., во Франции — 7 тыс., в Польше — 8 тыс. долл. (по данным Savills Research, CFF — см. рис.). А в Украине — 1 тыс. долл. (а стартует она от 500 долл./га и ниже). Это при том, что площади черноземов в Украине — одни из наибольших в мире (28 млн га), а из общего количества земель сельхозназначения (42 млн га) ежегодно обрабатываются 32 млн. Для сравнения, в той же Польше под сельхозпроизводство задействованы 14 млн га (в Германии — 12 млн га, в Румынии — 9 млн). То есть при огромном потенциале мы имеем мизерную стоимость, а это уже само по себе повод задуматься над тем, насколько в принципе целесообразно открывать земельный рынок именно сейчас. Ведь полученных от продажи земли денег собственникам паев элементарно не хватит ни для начала собственного дела, ни для получения кредита под залог земли, ни для приобретения жилья в городе.

цены на землю

Средний пай в Украине — 3,6 га. При нынешней цене от его продажи собственник хорошо если выручит порядка 80 тыс. грн — большие деньги для людей, живущих при хроническом безденежье, но мизерные как для начала собственного дела, так и по сравнению с настоящей стоимостью. При условии получения кредита под залог пая с такой стоимостью вырученных средств не хватит даже на покупку старого трактора, не говоря уже о другой технике, посевном материале, удобрениях, постройке складских помещений и проч. В итоге соблазн получить много денег здесь и сейчас огромен, а возможность эти деньги инвестировать в собственное дело — никчемная. Реформаторы защищаются: никто, дескать, не вынуждает людей продавать паи. А бедность не вынуждает? Зарплаты по 2,5 тыс. грн, в несколько раз повышенные тарифы на газ, замороженные до декабря соцвыплаты? 35% сельских жителей — пенсионеры, 44% — безработные. Люди будут вынуждены взять эти 80 тыс., чтобы просто выжить. На то, похоже, и расчет.

Честно говоря, чем больше поборники отмены моратория говорят о благе «простого селянина», тем больше их деятельность напоминает, во-первых, приватизацию середины 90-х, когда ваучеры предприятий продавались за копейку ради синицы в руке. А во-вторых — спланированную и оплаченную PR-кампанию с презентациями, публикациями и продвижениями в соцсетях. Кто же заказывает музыку на этом концерте?

Компрадоры-реформаторы

МинАПК, патронирующее внедрение реформы, представляет замминистра Рутицкая — та самая, из скандального агрохолдинга «Мрия». Группой Easy Business, принимающей непосредственное участие в процессе, руководит Даниил Пасько, работавший в свое время в Horizon Capital нынешнего министра финансов Наталии Яресько. В свое время Horizon Capital владел долями в холдинге «Агро-Союз», компаниях «Витмарк», «АВК», «Инкерман». Немалую роль в истории с открытием земельного рынка играет и окруженный советчиками из МФК министр экономразвития и торговли Абромавичюс, который делает все для поддержки экспортеров сырья и практически ничего — для развития вторичной переработки. В результате чего, напомним, украинская земля продолжает обесцениваться, а уровень жизни владельцев паев — снижаться. Супруга министра-экспата является генеральным директором холдинга «Агро-регион». Но East Capital Абромавичюса инвестировала средства не только в «Агро-регион» (хотя эта инвестиция на тот момент была самой крупной — 4,5 млрд евро), но и в небезызвестные «Украгропродукт» и «Астарту». При этом все мы понимаем, что и сам президент Порошенко, и приближенные к нему группы влияния также заинтересованы в том, чтобы запустить рынок земли по полной именно сейчас и в нынешних условиях.

Неслучайно контроль за учетом земли при новой власти по настоянию Петра Порошенко был передан из МинАПК под кураторство человека его команды — тогда еще вице-премьера по региональной политике Владимира Гройсмана. В октябре прошлого года в рамках админреформыКабмин реорганизовал Госземагентство (ранее — Госкомзем) в Госслужбу Украины по вопросам геодезии, картографии и кадастра, одновременно переподчинив его исключительно Министерству регионального развития и ЖКХ, возглавляемому тогда тем же Гройсманом. Примечательно, что сменили только вывеску и ведомственное подчинение, на этом реформирование Госгеокадастра замерло. Зато сразу после этого началась земельная реформа, хотя поначалу далеко не продвинулась, так как уже в ноябре г-н Гройсман пересел в кресло главы парламента. Но, сменив место сидения, Владимир Борисович вовсе не потерял интерес к земельному вопросу. Более того, по данным ZN.UA, консультирует его в этом вопросе Артем Кадомский — бывший первый замглавы Госземагентства времен Януковича и его основной мозговой центр. Так что, как видим, идея с открытием рынка земли свою актуальность для власти не утратила.

И тут мы подходим к главному противоречию реформаторов, отказывающихся признавать, что мораторий отменяют исключительно из шкурного интереса власть имущих. С одной стороны, Александр Боровик, заместитель Абромавичюса, не стесняясь говорит о том, что нужно открыть рынок, чтобы «хоть что-нибудь продать, так как в стране нет денег» (уровень Министерства экономического развития). С другой — г-н Пасько безапелляционно утверждает, что в Украине «нет ни одной финансовой группы с ликвидностью, достаточной для скупки земель». Постойте, а кто же обладает достаточной ликвидностью?

Джордж Сорос в интервью изданию Standard заявил, что готов вложить миллиард долларов (сумма на самом деле довольно скромная) в украинские сельское хозяйство и инфраструктуру. Да и с г-ном Абромавичюсом, принимающим непосредственное участие в разработке земельных инициатив, миллиардера связывают давние отношения. Г-н Сорос всегда интересуется кризисными экономиками, более того, сам бывает причастен к созданию этих кризисов. Ведь нет ничего выгоднее, как скупить обесценившиеся ресурсы. Именно Сорос принимал активное участие в экономической жизни латиноамериканских стран в конце 90-х прошлого столетия. В результате к 2009 г. площадь сельскохозяйственных земель Бразилии, Аргентины и Уругвая, принадлежавших Adecoagro, в которой Сорос является крупным акционером, превысила 283 тыс. га. Спустя некоторое время Adecoagro принялась избавляться от измученных варварским земледелием площадей, вот только стоимость продажи в десять раз (!) превышала закупочную. Конечно, среди местных жителей желающих вернуть себе землю было немного. В 2011 г. аргентинский сенат, чтобы остановить спекуляции Adecoagro, ограничил долю владения землями для иностранных лиц или компаний 1 тыс. га. Но экономические потери страны это решение не возместило. И украинским чиновникам впору бы задуматься, слыша о желании г-на Сороса инвестировать в нашу агропромышленность в разгар экономического кризиса… Речь не может идти о запрете покупки земли иностранными инвесторами, но она обязана идти о четких, прозрачных экологически выверенных и экономически выгодных для украинского села и государства условиях при покупке земли. Ведь государство заканчивается не завтра на рейтинге Порошенко или Яценюка, земля — это стратегический ресурс в том числе и для будущих поколений украинцев.

Примечательно и пристальное внимание инвестфонда Ротшильдов к долговым обязательствам Украины. По информации Bloomberg, именно в их интересах американским инвестиционным фондом Franklin Templton была скуплена значительная часть суверенного долга Украины. Чем расплатится государство за эти долги, если его финансовая платежеспособность будет сведена на нет окончательно? Шесть лет назад Джованни Сальветти, управляющий директор Rothschild&Cie в РФ и СНГ, без обиняков говорил, что интерес его компании в Украине выходит за пределы финансового сектора, и прежде всего Ротшильдов интересуют украинская фармацевтика и сельское хозяйство. При этом Rothschild&Cie не первый год сотрудничает с Порошенко, и неслучайно эта компания была выбрана президентом для продажи его активов и успешно их не продала до сего времени.

Наступая на африканские грабли

Такой интерес иностранных инвесторов к Украине тревожит, ведь в нынешних условиях распродажа земель — это очень сомнительная (мягко говоря) затея. При отсутствии как адекватных норм оценки, так и прозрачной процедуры продажи это грозит закончиться агроколониализмом африканского или латиноамериканского образца. Кого-то покоробят, а кого-то искренне возмутят подобные аналогии, но от этого перспектива не станет более привлекательной. Именно по такой схеме десять лет назад скупались земли в Камбодже, Гане, Эфиопии, Мали, Кении, Аргентине, Уругвае и Парагвае. Каждый раз этот процесс проходил под «чутким присмотром» местных правительств, которые разглагольствовали о взаимовыгодном сотрудничестве, вкладе развитых стран в местную экономику, внедрении передовых технологий, капиталовложениях и развитии рынков. Естественно, ничто из вышеперечисленного не оправдалось, для производителя земля — это ресурс и не более того, именно использованием этого ресурса и ограничились так называемые инвесторы.

Последствия агроколониализма катастрофичны. За счет передачи части пахотных земель снизилось производство продовольствия внутри стран. Интенсивные способы земледелия новых хозяев по принципу «не мое, не жалко» нанесли огромный ущерб экологии, испортив грунт, истощив подземные воды, загрязнив почву химикатами. Поэтому когда г-н Пасько говорит, что собственники земли будут относиться к ней бережнее арендаторов, поверить в его слова сложно.

Но главная беда агроколониализма в том, что население, жившее за чертой бедности, отдало свои паи корпорациям фактически за бесценок и лишило свои семьи одного из основных источников выживания. Власти этих стран точно так же, как сейчас украинское правительство, ради сиюминутной выгоды и «быстрых» денег пренебрегли развитием. И не этот ли сценарий нам готовят, сознательно развивая сырьевую экономику, обесценивая землю и труд землепашцев, открывая так поспешно рынок земли?

Известная сентенция гласит, что не надо приписывать злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью. Однако, даже осознавая безграничность глупости украинской власти, не стоит недооценивать ее изворотливость. Власть, как гамельнский крысолов, под песни о свободной торговле и дерегуляции настойчиво ведет украинскую экономику к полной деградации. Когда правительство Мадагаскара заключило с транснациональной компанией Daewoo Logistics договор об аренде 1,3 млн га земли сроком на 99 лет для выращивания кукурузы и пальмового масла, местные фермеры правительство свергли. Но это, увы, единственный пример, когда сценарий агроколонизации не сработал. В остальных же случаях схема оправдала себя на 100%, и этот грустный опыт нужно учитывать.

P.S. Во время инициированного Agro.ReformsUA публичного обсуждения на нынешней неделе земельной реформы дискуссия очень быстро скатилась до совершенно непотребного уровня. Мол, если вы против открытого рынка земли, то считаете всех сельских жителей дураками и пьяницами, неспособными распоряжаться своим имуществом. И если у вас нет земельного пая, то как вы можете высказываться «за» или «против» отмены моратория? Мол, давайте, кто-то за вас решит, можно ли вам продавать квартиру, вот тогда посмотрим, как вы запоете… Обычно за хамством и желанием показать зубы скрывается неуверенность. Люди, продвигающие реформу, не общественность, а самих себя убеждают в том, что поступают правильно, ведь продавать родину страшно. Особенно — по дешевке. Для принуждения к продаже необязательно к виску приставлять пистолет. Можно приставить платежку за газ, ценник в магазине или аптечный счет по выписанному врачом рецепту.

Идеологи немедленной продажи земли в нынешних условиях фактически отстаивают право туземцев продавать золото за стеклянные бусы.

И речь сейчас идет, еще раз подчеркнем, не о запрете продажи собственности как такой, а о том, чтобы не дать в очередной раз попользовать задыхающуюся в экономическом кризисе страну персонажам, пытающимся вынудить живущих на нищенские пенсии-зарплаты граждан и их государство продать за бесценок свой последний реальный актив. Никто не против цивилизованного рынка. Но он должен сначала стать цивилизованным.

 

 

ZN

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *