Выборы в Харькове: Кернес, почему опять Кернес?

Почему конкуренцию мэру может составить только бизнесмен Сапронов и что делает в городе партия президента
кернес на коляске
Втечение последних двух лет Харьков был одной из самых горячих точек на политической карте Украины. Один из наиболее мощных Евромайданов страны, срыв попытки российских спецслужб и сепаратистов оторвать регион от Украины вслед за Донецком и Луганском, самый большой наплыв беженцев из Донбасса, мощнейшее и массовое волонтерское движение — казалось бы, все это и многое другое должно было изменить ситуацию в регионе, доселе считавшемся оплотом Партии регионов и ее предшественников. Между тем, и сегодня в предвыборной гонке уверенно лидирует действующий мэр Геннадий Кренес во главе сплоченного клана городских чиновников и плотно задействованных в освоении бюджета предпринимателей.

Какой опрос ни возьми, Кернес — безусловный лидер среди 11 претендентов на пост мэра города. Согласно исследованию Института Горшенина, за него проголосуют 51,3% харьковчан, по данным «Агентства моделирования ситуаций» — 48,7% (далее мы будем ссылаться на данные этого исследования). Если бы институт Горшенина проводил опрос сегодня, его результаты могли быть немного другими, поскольку в предложенном респондентам списке фигурируют нардепы Александр Фельдман и Михаил Добкин, в итоге не принявшие участия в предвыборной гонке, а также глава облгосадминистрации Игорь Райнин.

Кернес прочно удерживает позиции, несмотря на то, что он сегодня находится под судом по обвинению в похищении и пытках двоих евромайдановцев, прокуратура расследует целую пачку дел по незаконному выделению горсоветом земучастков под застройку и финансовым нарушениям в коммунальных предприятиях. Местные активисты не первый год обвиняют его во всех мыслимых и немыслимых грехах — начиная от коррупции и заканчивая сепаратизмом и использованием отрядов «титушек» для борьбы с участниками протестных акций.

Почему харьковчане голосуют за Кернеса? Первое и главное: Кернес — единственный из персонажей местного политикума, кто всерьез и постоянно, а не на короткой предвыборной дистанции борется за кресло мэра, используя для этого любые средства. Собственно, его избирательная кампания на протяжении всего срока нахождения на посту мэра не прекращалась ни на день. Кернес владеет или так или иначе влияет практически на все СМИ в городе — кстати, весьма немногочисленные по масштабам второго после столицы города страны.

Большинство неконтролируемых Кернесом местных СМИ принадлежали его политическому противнику, нынешнему министру внутренних дел Арсену Авакову. Однако часть из них была разгромлена во времена, когда самому Авакову пришлось спасаться от тюрьмы в Италии, часть их владелец закрыл или продал. Немногие оставшиеся финансируются явно «по остаточному принципу» и влиять на настроения в регионе не могут.

После Майдана Аваков прочно осел в Киеве — тем более, что его харьковский бизнес также был частично продан, частично разгромлен. Вопреки многочисленным конспирологическим теориям, согласно которым Аваков считает Харьков своей вотчиной и активно участвует в происходящих здесь процессах, сам министр, похоже, свое политическое будущее с ним не связывает и, соответственно, местных проектов не имеет.

Кернес же активно использует медийные ресурсы для поднятия собственного рейтинга и борьбы с недругами. Но основа его популярности — не только и даже не столько это. Кернес целенаправленно работает на свой ядерный электорат — консервативную часть населения города, подверженную еще советским стереотипам, и аполитичную часть молодежи. Его коньком стало благоустройство улиц и парков, чем никто из его предшественников никогда не занимался в сопоставимых масштабах. В годы мэрства Кернеса был капитально реконструирован ряд зон отдыха, некоторые городские магистрали. Появилась одна новая станция метро (в этом месте не надо смеяться — для харьковского метрополитена, строительство которого из госбюджета практически не финансируется, это немало, тем более что эта станция включила в систему метрополитена жилмассив с населением более 100 тыс. человек).

В Харькове возникли десятки новых детских и спортивных площадок, полузаброшенный тихий Парк им. Горького стал территорией аттракционов и развлечений, забили струи фонтанов, которые даже нынешнее поколение 40-летних не помнит работающими, возле домов и в микрорайонах появились пресловутые скамейки и урны…

Оппоненты Кернеса говорят об огромной коррупционной составляющей городских проектов, о том, что многие из них оплачиваются местными бизнесменами, которых на это «нагибает» городская власть, об абсолютной непрозрачности городских финансов и тарифов, о кредитах, которые берутся не на решение серьезных проблем города, а на показуху для электората… Но все это мало влияет на позиции Кернеса — ни одно уголовное дело не доведено до конца, в харьковских судах разваливаются любые иски к городской власти, да и в силу описанной выше ситуации со СМИ возможности выхода на широкую аудиторию у противников нынешнего мэра крайне ограничены. И потому за кадром остается аварийность коммунальных сетей, отсутствие даже попыток реально решать транспортные проблемы, состояние большинства нецентральных улиц, не говоря уже о внутриквартальных дорогах. Однако решение этих проблем значительно менее наглядно для электората, а следовательно — неинтересно. А достижения Кернеса — на виду, немногие будут разбираться, что там к чему, да и вряд ли сегодня найдется хоть одна фигура с серьезным политическим бэкграундом, по отношению к которой не фигурировали бы подобные обвинения.

34% опрошенных «Агентством моделирования ситуаций» считают, что единственным конкурентом Кернеса, который может повлиять на итоги выборов, является самовыдвиженец бизнесмен Юрий Сапронов. Сегодня за него собираются голосовать 8,1% харьковчан.

 Сапронов, теннисистки и Добкин

Сапронов, теннисистки и Добкин

Сапронов — весьма перспективная фигура для Харькова. За ним нет особого негатива — основной его бизнес с Харьковом не связан, никаких конкретных претензий по периоду его работы заместителем тогдашнего губернатора, а ныне лидера «Опозиционного блока» Михаила Добкина никто не предъявлял. В Харькове Сапронов владеет построенным на месте пустырей на окраине города гольф-клубом с пятизвездочным отелем, издает книги Лешека Бальцеровича, спонсирует развитие тенниса и гуманитарные проекты. С началом войны на Востоке активно помогал финансами волонтерской группе «Станция Харьков» — одной из крупнейших структур, занимающихся помощью беженцам.

Сапронов умеет строить отношения — с бизнесменами, журналистами, лидерами мнений. В случае выхода во второй тур, он однозначно соберет голоса всех, кто «против Кернеса». Кроме того, не исключено, что ко второму туру подтянутся те, кто не определился (26,4%) или не пока не собирается идти на выборы — ведь тогда выбор будет уже только между Кернесом и тем, кто им не является (тут фамилия не столь важна). Таким образом, харьковские выборы таят в себе две интриги — будет ли второй тур и чем он закончится.

Необходимо также помнить о том, что победа Кернеса на предыдущих выборах мэра Харькова выглядела не до конца убедительной. Но даже если поверить в то, что она не явилась результатом нарушений и прямых подтасовок, не следует забывать, что явка на выборах 2010 года в Харькове составила 40% избирателей, и это из них Кернес набрал свои финальные 29,33 % голосов, менее чем на один процент обойдя Авакова.

А что же, собственно, Киев? Очевидно, что политически победа Кернеса, а также возглавляемого им списка партии «Відродження», в которую входят в основном городские чиновники и тесно связанные с городской властью бизнесмены — очень плохой вариант для киевской власти. Это означает, что в прифронтовом Харькове за полтора года после Майдана ничего особо не изменилось, и у власти — все те же «регионалы». В то же время спешно созданная облорганизация Блока Петра Порошенко, возглавляемая губернатором Игорем Райниным, выдвигает своим кандидатом местного бизнесмена и свежеизбранного председателя горорганизации «Солидарности» Александра Давтяна. Давтян занимается вполне стабильным семейным бизнесом, ни с кем особо не конфликтует, неоднократно участвовал в избирательных проектах, но без особого драйва и успеха. Был депутатом горсовета, членом горисполкома, сейчас — депутат облсовета.

На выборах 2006 года поддержал Добкина, в 2010-м — Кернеса (возглавляя, кстати, облорганизацию «Фронта змин»). Широко цитируется его высказывание о Кернесе тех времен: «Не надо мешать тем, кто работает. Так, как Геннадий Кернес, я работать не смогу, — по 20 часов в сутки. Сегодняшняя команда, хотя это мои оппоненты в политическом плане, делает для города больше, чем делали все мэры, вместе взятые, до того. Я знаю, что в меня сейчас полетят камни, но я всех мэров знал лично, работал с ними, и вижу, что в городе сейчас совсем другое движение. Меня оно устраивает как горожанина». Понятно, что Давтян — не та фигура, которая сплотит «проукраинский» электорат. Похоже, он не очень-то и стремится, даже его предвыборной агитации особо не наблюдается. Похоже, что рейтинг Давтяна 4,4% не тревожит ни самого Давтяна, ни Райнина, ни АП…

Тогда возникает вопрос: почему? Внятного ответа на него нет, но есть версии. Некоторые из них строятся на выводах местных наблюдателей и участников процесса о том, что Киев дал Кернесу «зеленую улицу». Ни плотная заклейка рекламой «Відродження» гортранспорта, ни информация о злоупотреблении админресурсом в бюджетных организациях не приводят к сколь-нибудь заметной реакции правоохранителей и областной власти. Ни глава областной «Солидарности» Райнин, ни представитель президентской партии Давтян не позволяют себе ни малейших выпадов в сторону Кернеса. Несколько странно для того, кто стремится к выигрышу.

Наиболее популярное объяснение: Порошенко и Коломойский договорились о «сдаче» Харькова «днепропетровским». Понятно, что такая ситуация может быть выгодна для Коломойского — но только с точки зрения усиления своих позиций в торгах с Киевом. Источники, близкие к АП, такую версию отрицают.

Более правдоподобна другая версия: Давтян — технический кандидат, и его выставили только потому, что никого не выставить было неприлично, а скамейки запасных у «Солидарности» в Харькове нет. Последнее косвенно подтвердил в интервью «Украинской правде» еще до выдвижения Давтяна сам Райнин: «Идет поиск кандидатуры. Я делал некоторым людям предложение. Кто-то не хочет заниматься политикой, у кого-то — нет средств. Кто-то находит другие аргументы. Предлагал общественности выдвинуть кандидата. Есть еще такая ментальность: уберите Кернеса, и тогда я пойду. Ты пойди и сделай, а мы поможем. Есть эта проблема, откуда и задержка немножко с выбором кандидата».

Александр Давтян, выдвиженец "Солидарности"

Александр Давтян, выдвиженец «Солидарности»

Возможно, проблему решить так и не удалось. И Кернесу удалось договориться: его рейтинг и лояльность в обмен на какие-то гарантии. Например, гарантии того, что он не сядет, хотя бы даже по очень неспешно рассматриваемому уголовному делу. О том, что не будет серьезного расследования финансово-хозяйственной деятельности городской власти. Кернесу явно есть о чем говорить с Киевом и что ему предложить. При этом Киев, скажем, блокирует регистрацию в Харькове «Оппоблока», электорат которого плавно перетекает к Кернесу… При этом Кернес остается плотно на крючке, и потому будет управляемым. В общем, победил прагматизм. Или, как говорят местные национал-демократы, зрада: Порошенко слил Харьков.

Но возможно и другое развитие событий. Киев руками Кернеса решает четкую стратегическую задачу: не дать пройти по Харькову «Оппоблоку». Выполнив эту задачу, Кернес перестает быть нужным, но выбора у него нет — это просто предложение, от которого он не имеет возможности отказаться. Четкое условие: Давтян, проходя в горсовет как первый номер в списке «Солидарности», становится секретарем. Для Кернеса обеспечить это — вообще не проблема, тем более что Давтян — фигура вполне неконфликтная. Кернес становится мэром, после чего внезапно активизируются уголовные дела против него и его окружения. Кернесу приходится покинуть пост мэра: при драматическом раскладе — сменив его на тюремную камеру, при боле мягком — осознав под давлением соответствующих аргументов, что самое время плотнее заняться пошатнувшимся из-за снайперского выстрела здоровьем. Главой местной власти автоматически становится Давтян, аккурат до новых выборов, которые никто не поспешит назначать до 2017 года, когда они все равно пройдут (кстати, сам Кернес так же фактически управлял городом до очередных выборов, после того как тогдашний мэр Добкин был назначен губернатором). Таким нехитрым способом в Харькове на два года фактически вводится прямое президентское правление, а Кернес навсегда покидает игровую площадку.

В принципе, любой из этих вариантов в той или иной степени Киеву невыгоден — по крайней мере, стратегически. Но, похоже, на харьковских выборах у него тоже не очень большое пространство маневра. Все основные актеры зажаты в узком коридоре возможностей, что и определяет столь странный, на первый взгляд, харьковский расклад.

Ну, а что все остальные-то? А в общем, ничего. Все без драм. Сапронов даже в ситуации проигрыша прочно позиционируется в новой для себя роли первого человека на скамейке запасных. И в крайнем случае спокойно сидит там до 2017 года, неспешно наращивая влияние, подтягивая людей и набирая политический вес. Он — живой ответ на вопрос «с кем в Харькове можно говорить», и его рейтинг в любом случае будет только возрастать.

Бывший губернатор Игорь Балута, сначала вынесший на своих плечах зачистку области от сепаратистов и российской агентуры, взваливший на себя решение сотен организационных проблем на передовой за Изюмом и ведший первые колонны с гуманитаркой в освобожденный Славянск, а потом в одночасье без всяких публичных объяснений отправленный в отставку президентом, — вернулся в политику и сумел наспех сформировать вокруг себя команду.

Харьковская «Самопомощь», хоть и не сумевшая создать заметный рейтинг своему кандидату в мэры бизнесмену Тарасу Ситенко (3,9%), собрала вокруг себя интересную, хотя и не успевшую «раскрутиться», группу волонтеров и общественных активистов, которая вряд ли «потеряется» в будущих баталиях. Десятки национально-демократических групп и организаций, не сумевшие договориться о совместной тактике и кандидатах, получили поучительный опыт, который, возможно, все-таки позволит им в будущих политических кампаниях не наступить на те же грабли. В любом случае, решающая битва за Харьков отложена до 2017-го, хотя ее исход во многом зависит даже не столько от непосредственных результатов этих выборов, сколько от событий последующих месяцев.

В тему: Геннадий Кернес. Темные страницы прошлого харьковского мэра

Insider

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *