Создание вертикально интегрированной нефтяной компании — вертикаль в никуда?

нефтьДля государства создание вертикально интегрированной нефтяной компании  бессмысленно даже теоретически. В то же время «Приват» при таком развитии событий может получить массу выгод, включая возможность скупки акций ВИНК и занятия кресла главы «нефтяного монстра».
Вы станете играть с шулером, который до этого уже «раздел» вас до нитки? Вряд ли, хотя бы из чувства самосохранения.

А вот правительство Яценюка, похоже, готово сделать едва ли не главную ставку в очередной игре с таким «каталой». Премьер инициировал начало консультаций с группой «Приват» о создании вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК) на базе полугосударственных нефтедобывающей компании «Укрнафта», нефтеперерабатывающей «Укртатнафты» и на 100% государственной нефтетранспортной «Укртранснафты».

Как не раз отмечали авторы ZN.UA, в частности, директор по развитию бизнеса «Нафтогаза Украины» Юрий Витренко, идея создания нефтяной ВИНК не только не нова, но уже и былью поросла. Первый раз она всплыла на энергополитическую поверхность еще при президенте Кучме. А сегодня вопрос с такой компанией вроде бы напрашивается сам собой, учитывая, что, помимо отраслевой смежности, рассматриваемые активы находятся в собственности государства (ими управляет НАК «Нафтогаз Украины») и группы «Приват» Игоря Коломойского.

Ни себе, ни людям?

Но если раньше проект создания ВИНК имел хоть какой-то смысл и «почву» (в частности, стопроцентные госактивы в нефтяной отрасли), то о чем говорить сегодня, непонятно. Группа «Приват» через подконтрольный менеджмент «Укрнафты» блокирует выплаты в госбюджет 9,6 млрд грн налогов и 1,8 млрд дивидендов за 2011–2013 гг. Кроме того, она же цинично высасывает деньги, перечисленные компаниями с государственной долей, неформально подконтрольными ей.

Для государства создание вертикально интегрированной компании на основе перечисленных выше нефтяных активов бессмысленно даже теоретически. В то же время «Приват» при таком развитии событий может получить массу выгод, включая возможность скупки акций ВИНК и занятия кресла главы «нефтяного монстра».

Времена ВИНК прошли в конце 1990-х под лозунгом «от скважины до бензоколонки». И вскоре вертикальная интеграция уступила место интеграции горизонтальной. Если говорить просто, то ВИНК состоит из звеньев, каждое из которых работает, как независимая компания. С целью получения максимальной прибыли. Например, сеть автозаправочных станций имеет право выбирать поставщиков топлива — была бы выгода.

Априори в громоздкой структуре ВИНК каждое звено размыто, а сама структура забюрократизирована. Одно наиболее эффективное направление, как правило, добыча, дотирует остальные. Естественно, что при таком раскладе у других звеньев, составляющих ВИНК, нет стимулов для эффективной работы. Например, оставшиеся представительства российских компаний, также представлявших ВИНК, сегодня активно разрабатывают схемы передачи своих АЗС частным предпринимателям и сторонним организациям, которые мотивированы работать на максимальный результат, в отличие от клерков «на зарплате».

Подтверждает свою эффективность и расклад сил на украинском рынке нефтепродуктов, где лидерами по продажам на АЗС являются не владельцы нефти — «Роснефть», «Лукойл» или «Татнефть», а местные компании, у которых нет ни заводов, ни даже скважин. Но они четко «заточены» на свой бизнес. Результат очевиден.

Но основной причиной недовольства крупными вертикальными структурами является их склонность к монополизации рынков. Даже в России, где, казалось бы, все схвачено, антимонопольное ведомство постоянно заявляет о необходимости отделения сбытовых подразделений нефтяных компаний от перерабатывающих и добывающих.

В Евросоюзе такое требование предусмотрено в Третьем энергопакете, значительная часть которого внесена в законодательство Украины как участника Европейского Энергетического сообщества. Подписав документы и став стороной договора, Украина, в частности, обязалась разделить НАК «Нафтогаз Украины» на добывающие, транспортирующие и реализующие компании.

В случае создания нефтяной ВИНК будет происходить обратное… Но это, видимо, пока мало кого интересует.

Вершки и корешки

В нашем случае создание ВИНК противоречит не только мировой практике, но и элементарной бизнес-логике. Любые совместные предприятия создаются с целью повышения эффективности сторон-учредителей. В нашем треугольнике «Укрнафта»—»Укртранснафта»—»Укртатнафта» все понятно уже на старте. Госкомпании прибыльные, контролируемые «Приватом» — нет.

 

123982
Легче всего с «Укртранснафтой». Она монополист в транспортировке нефти, на 100% принадлежит государству. Прибыльна. Без нее никто никуда не едет, точнее, не качает. Какой ей смысл заходить в ВИНК? Смысл есть лишь для «Привата», который таким образом вновь получит рычаги управления трубой, которые у него недавно отобрали. Напомним, в марте текущего года ставленник днепропетровской группы А.Лазорко, возглавлявший компанию шесть лет, был отстранен от должности и впоследствии уволен.

«Укрнафта», крупнейшая нефтедобывающая компания страны, 50% +1 акция которой принадлежит государству (находится в корпоративном управлении «Нафтогаза»), также прибыльная. Но может приносить прибыль в разы больше — после ликвидации схем вывода из нее средств в пользу миноритарного акционера.

Компания «Укрнафта», пожалуй, является наилучшей иллюстрацией абсурдности создания ВИНК. Если правительство не может навести порядок в одной «Укрнафте», то какие шансы у него на успешное управление и контроль над объединенной нефтекомпанией? Сам Игорь Коломойский уже признался, что с первых дней «коррумпировал» первых лиц государства для управления «Укрнафтой» и, похоже, легко находит с ними общий язык и по сей день. Логично предположить, что рано или поздно, когда какому-то очередному президенту или премьеру понадобятся деньги или лояльность канала «1+1», контроль над ВИНК будет топ-темой разговора.

Абстрагируясь от национальных особенностей, попробуем понять, что же в идеале может получить «Укрнафта» от вхождения в ВИНК? Добывающая компания в особой помощи не нуждается, обладая собственными ресурсами. К ней выстраивается очередь из банков, готовых предоставить финансирование. Что даст появление «своей» переработки? Ничего, кроме еще одного убыточного актива, который придется поддерживать.

Сегодня «Укрнафта» продает добываемую нефть по мировой цене, а в ВИНКе эта нефть будет уходить на НПЗ бесплатно или по трансфертным ценам.

Тем не менее кое-кто, весьма уважаемый, ошарашил заявлениями о том, что, мол, «Укрнафта» может перерабатывать свою нефть в Кременчуге («Укртатнафта») и получать «дешевые» нефтепродукты, чтобы впоследствии продавать через свою сеть АЗС. Бред — это если максимально кратко. Во-первых, на уже старом Кременчугском НПЗ с отбором 20% бензина (на заводах-конкурентах — не менее 30%) ничего дешевого не бывает. Во-вторых, на заводе правильные люди нарисуют правильные затраты, да так, что потом сдачу нечем будет давать. В-третьих, в Украине все компании, кроме сети «Привата», закупают топливо на открытом рынке по мировым ценам и работают с прибылью. В то же время «Укрнафта» который год подряд рапортует об убытках от розничной реализации топлива (от оптовой, впрочем, тоже). Так что дело здесь не в дороговизне стульев для трудящихся, а в выкачивании денег из «Укрнафты». Как только компания перейдет на прозрачную систему закупок нефтепродуктов и их реализации, исходя из рыночной конъюнктуры, убытки испарятся. Так в чем эффект от ВИНК для «Укрнафты»?

Эффект, притом многогранный, просматривается только для третьего участника вертикально интегрированной нефтяной компании — для «Укртатнафты». 56% ее акций контролирует «Приват», 43% — государство. Группа «Приват» установила контроль над Кременчугским НПЗ в 2007 г. в результате классического рейдерского захвата, организованного Геннадием Корбаном.

Бывший владелец этих акций — российская «Татнефть» быстро добилась остановки поставок российской нефти на завод, и по этой причине переработка сократилась втрое. Предприятие оказалось на грани выживания.

Кроме того, «Татнефть» уже выиграла в международном арбитраже дело против Украины и продолжает атаковать страну в судах, требуя миллиардных сатисфакций (правда, пока дело ограничилось 125 млн долл.). В случае создания ВИНК «Приват» окончательно легализирует фактически украденный актив.

Но самое главное — убыточный завод, из которого за восемь лет высосали все соки, поступит на содержание прибыльных госкомпаний (см. рис. 1). Вот это кураж!

После смены собственника модернизация Кременчугского НПЗ была остановлена, а его текущая работоспособность держится на профессионализме персонала, который «мастырит» установки из того, что есть. Сбросить такое добро на чужие плечи, да еще и за деньги — редкая удача.

ВИНК или забвение

Итак, очевидно, что главным драйвером процесса реанимации создания ВИНК и основной выигравшей стороной является негосударственный участник — группа «Приват» во главе с Игорем Коломойским.

Сегодня для нового прослушивания этой пластинки у олигарха есть очень веские причины. Земля начинает понемногу уходить из-под ног. За последний год цены на нефть упали вдвое, снизив доходы контролируемой им «Укрнафты». Весной «Приват» потерял контроль над «Укртранснафтой». Уже в июле последняя добилась многократного роста тарифов на транспортировку нефти до рыночного уровня, что нанесло удар по «Укртатнафте». Ранее, в конце 2014-го, она же получила еще один хук от нового правительства, упразднившего 15-процентную скидку на нефть «Укрнафты» для завода.

Но так или иначе, увеличение затрат пока удается перекладывать на ту же «Укрнафту», покупателя, который не задает вопросов при закупке кременчугских нефтепродуктов. Но ситуация может измениться после смены менеджмента «Укрнафты». 22 июля прикормленный группой Питер Ван Хеке был уволен, и новым главой компании стал Марк Роллинз. На очереди — смена правления компании. И хотя Коломойский сохраняет рычаги влияния на ситуацию, пространство для маневра постепенно сужается. Как исправить все одним махом? Правильно, слить все в одну кучу, утопив в прибыли других свои проблемы и убытки.

Процесс пошел. Демонстрирующий удивительную внимательность к чаяниям днепропетровских предпринимателей Арсений Яценюк поручил Минэнергоугольпрому провести консультации по созданию ВИНК. Эту эстафету в энергетическом ведомстве принял замминистра Игорь Диденко, который провел совещание по данному вопросу 31 июля.

Необходимо отметить, что если раньше о «симпатиях» замминистра к группе «Приват» говорили только его дела, то недавно стало известно больше — они с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым партнеры. Притом давно, с 2008 г., когда эти господа создали лабораторию электродинамических исследований «Протон-21», занимающуюся проблемами «холодного термоядерного синтеза». К слову, Диденко единственный из высшего состава министерства, кто пока остается в ранге замминистра с приходом министра Демчишина.

Как следует из протокола совещания «относительно проработки возможности создания вертикально интегрированной нефтяной компании» от 31 июля 2015 г., представители контролируемых «Приватом» «Укрнафты» и «Укртатнафты» полностью поддержали создание ВИНК. Руководитель «Укртранснафты» Роман Сидорак указал, что такое объединение противоречит Закону «О трубопроводном транспорте», глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев поднял вопрос об экспериментальной давальческой переработке нефти «Укрнафты» в Кременчуге.

DOCUMENT
Zoom

«Page 1 of  3
»
В итоге решили продолжить рассмотрение этой темы и… готовить финансово-экономическое обоснование создания ВИНК. Оно, к слову, уже должно быть готово — Диденко дал срок до 10 августа.

Послушай и сделай наоборот

Самым невероятным вопросом во всей этой истории является то, как можно говорить о созидании с тем, кто уже 12 лет занимается обратным? С 2009-го группа «Приват» по факту уже контролировала формально создаваемую ВИНК, управляя «Укрнафтой», «Укртатнафтой» и «Укртранснафтой». И каковы результаты? Добыча нефти и газа за это время обрушилась, транспортировка нефти — аналогично, переработка нефти — туда же.

 

123983
Так в чем же смысл создания нефтяной ВИНК сейчас?

Очевидно, он в том, что все эти годы шло мимо кассы на счета Приватбанка. И то, что именно Игорь Коломойский является нынешним инициатором проекта ВИНК, указывает на его надежды вновь вернуться к этим потокам, но уже в рамках формально созданной вертикально интегрированной компании.

У государства же задачи противоположные. Необходимо вычищать «Укртранснафту» и особенно «Укрнафту», как наиболее запущенный случай. Парламент дал полномочия правительству по оперативному управлению компанией, которыми, правда, нынешний премьер почему-то воспользоваться не хочет. Между тем на кону миллиарды гривен, несмотря на низкие цены на нефть.

Реальная проблема есть с «Укртатнафтой». Завод доведен до ручки. Но Коломойский ищет выход из кризиса не в модернизации предприятия, а в том, на кого бы переложить его неэффективность. Хотя «Приват» был полностью в состоянии модернизировать завод, ведь выведенные из «Укрнафты» средства исчисляются миллиардами, и совсем не гривен. По самым скромным оценкам, только в 2009 г. за счет заниженной цены на нефть «Укрнафты» на ее переработке «подняли» не менее
1 млрд долл. Однако те деньги растворились в офшорах и футбольных клубах.

По большому счету, без нефти «Укрнафты» рыночная стоимость Кременчугского НПЗ составляет 0 грн 0 коп. Без преувеличения можно сказать, что «Привату» выгоднее подарить свой пакет акций государству, чем нести убытки.

Но пока есть премьер, готовый слушать о космических кораблях и ВИНК, этот металлолом можно хорошо презентовать с помощью рекламы топлива Energy и прилично оценить при создании новой компании. Жаль только («приватовцам»), что туда уже не получится включить остановленные и ржавеющие НПЗ группы в Дрогобыче и Надворной — живые памятники и жертвы «эффективного» днепропетровского менеджмента.

 

 

ZN

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *