Скандальное расследование о Roshen и украинском президенте Порошенко

Петр Порошенко

Петр Порошенко

Центр по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) в рамках масштабного расследования Панамские документы опубликовало материал Офшорный налоговый маневр президента Украины, посвященный махинациям действующего президента Украины Петра Порошенко в отношении принадлежащей ему компании Roshen.

НВ публикует полный текст материала, в котором украинского президента называют «шоколадным магнатом, который был больше озабочен собственным благом, чем благом страны»:

Когда в 2014 году Петр Порошенко боролся за высший государственный пост, он обещал избирателям, что продаст принадлежащую ему компанию Roshen — крупнейший кондитерский бизнес на Украине, чтобы полностью сосредоточиться на управлении страной.

«Если меня изберут, я буду действовать честно и продам концерн Roshen. Как президент Украины я хочу и буду заботиться исключительно о благосостоянии страны», — заявил Порошенко в интервью немецкой газете Bild менее чем за два месяца до выборов.

Однако действия финансовых советников Порошенко и его самого заставляют предположить, что на деле шоколадный магнат был больше озабочен собственным благом, чем благом страны. В погоне за собственными интересами Порошенко (его состояние оценивается в 858 миллионов долларов), по мнению некоторых, даже позволил себе дважды нарушить закон, представить недостоверную информацию и лишить страну крайне нужных ей в ситуации войны налогов.

Произошло это, когда он учредил офшорную холдинговую компанию, чтобы перевести свой бизнес в юрисдикцию Британских Виргинских Островов (БВО). Этот офшор с недоброй славой часто используют те, кто хочет скрыть собственность или уйти от налогов.

Его финансовые консультанты говорят, что БВО были выбраны, чтобы сделать корпорацию Roshen более привлекательной для потенциальных покупателей из-за рубежа. Но одновременно это означает, что Порошенко мог сэкономить миллионы долларов налогов, которые иначе он должен был платить на Украине.

Горькая ирония этой истории заключается, в частности, в том, что новость о «президентском офшоре» появляется в тот момент, когда украинское правительство активно борется с использованием «налоговых гаваней», из-за которых, по данным одной из международных организаций, страна недополучает ежегодно 11,6 миллиарда долларов.

Детали регистрационной сделки с участием Roshen можно найти среди документов, которые легли в основу проекта «Панамские документы». Речь о материалах из базы данных панамской компании Mossack Fonseca, предоставляющей офшорные услуги. Документы были получены газетой Süddeutsche Zeitung, а затем журналисты немецкого издания поделились ими с коллегами из Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ — The International Consortium of Investigative Journalists) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP — The Organized Crime and Corruption Reporting Project).

Но еще более трагическая ирония в том, что, судя по имеющимся документам, Порошенко изо всех сил старался защитить свои финансовые активы в «налоговой гавани» БВО как раз в тот момент, когда градус конфликта между Украиной и Россией достиг наивысшей точки.

Закон писан не для всех?

Действия Порошенко могут противоречить закону ввиду двух обстоятельств: он открыл новую компанию, находясь в кресле президента, и не указал этот актив в финансовой декларации.

Как следует из документов Mossack Fonseca, 4 августа 2014 года старший сотрудник юридической конторы Dr. K. Chrysostomides & Co LLC Джордж Иоанну направил в учредительный отдел фирмы Mossack Fonseca электронное письмо с просьбой зарегистрировать новую компанию в интересах «человека, связанного с политикой».

«Речь идет о холдинговой компании для его бизнеса, <…> она не будет иметь никакого отношения к его политической деятельности», — указал в письме Иоанну и попросил сообщить, возьмется ли фирма за это поручение.

Через 17 дней учредительные документы на компанию «с украинскими корнями» были поданы в регистрационный департамент БВО.

poroshenko_passport

Скан паспорта Петра Порошенко, полученный из базы данных фирмы Mossack Fonseca. Фото: OCCRP
В качестве адреса для новой компании, названной Called Prime Asset Partners Ltd. (схоже с названием украинской холдинговой компании Порошенко), было выбрано здание Akara Building, где имеют «прописку» тысячи офшорных фирм со всего света. Единственным владельцем стал Порошенко, указавший свой киевский адрес. Приложенная к документам копия паспорта подтверждала, что бенефициарным владельцем был именно президент Украины.

В данных Mossack Fonseca четко оговаривается, что Prime Asset Partners отведена роль холдинговой компании для украинских и кипрских структур кондитерской корпорации Roshen, а источником средств должны служить «доходы от коммерческой деятельности».

Исполнительный директор отделения Transparency International на Украине Алексей Хмара заявил OCCRP, что речь идет о серьезной проблеме. По его словам, здесь имеет место конфликт интересов и, вполне вероятно, нарушение как конституции, запрещающей президенту заниматься бизнесом, так и антикоррупционного законодательства, по которому запрет на частную коммерческую деятельность распространяется на всех чиновников.

«Если создается новая компания, где государственный чиновник (уже после избрания на должность) указывается в качестве бенефициара, это значит, что он напрямую вовлечен в бизнес, — говорит Хмара. — Тогда налицо нарушение закона, вне зависимости от обстоятельств (при которых регистрировалась компания) или места регистрации».

Кроме того, президент не указал свою новую офшорную компанию и «вспомогательные» компании в финансовой декларации за 2014 год, что может быть еще одним нарушением закона. Нет сведений об этом и в декларациях за 2015 год. Киевская компания по управлению финансами ICU, консультирующая президента Порошенко, сообщила, что были учреждены еще две структуры: CEE Confectionery Investments Ltd. (зарегистрирована на Кипре в сентябре 2014 года) и Roshen Europe B.V. (зарегистрирована в Нидерландах в декабре 2014 года). При этом холдинговая компания с БВО владеет кипрской компанией, которой, в свою очередь, принадлежит голландская компания.

Более того, в декларации о доходах за тот год нет соответствующего упоминания ни о полученном за рубежом доходе, ни об инвестициях в уставный капитал иностранных компаний.

В присланном по электронной почте письме управляющий директор ICU Макар Пасенюк объясняет, что это связано с тем, что «акции зарегистрированной на БВО Prime Asset Partners Limited не имеют номинальной стоимости, при этом в декларации за 2014 год необходимо было указывать только подобные акции».

poroshenko_proof14

Реестр акционеров компании Prime Asset Partners Limited. Фото: OCCRP
Однако согласно документам, полученным OCCRP, с самого момента регистрации 21 августа 2014 года акции Prime Asset Partners Ltd. на самом деле стоят 1000 долларов, а их единственным владельцем записан Порошенко. Общая стоимость акций ее кипрской «дочки», CEE Confectionary, составляет 2000 долларов, а голландское подразделение, Roshen Europe B.V., имеет уставный капитал, равный 85 долларам. По мнению экспертов, хотя речь идет об относительно небольших деньгах, эти сведения должны быть задекларированы. Когда журналист OCCRP спросил финконсультантов Порошенко об этом несоответствии, они заявили ему, что у него неверная информация.

Хотя укажи президент новые иностранные активы в декларациях в столь критический для Украины момент борьбы с сепаратизмом в Донбассе, к нему могли бы возникнуть очень неудобные вопросы.

По просьбе OCCRP документы о компаниях, открытых Порошенко на БВО, на Кипре и в Нидерландах, просмотрел аналитик украинского отделения Transparency International Евгений Черняк. Он обратил внимание на то, что в президентской декларации о доходах за 2014 год нет «ни слова о зарубежных активах» в графе, посвященной владению акциями.

Черняк заявил, что отсутствие сведений об акциях Asset Partners Limited — «грубейшее» нарушение Кодекса Украины об административных правонарушениях. Имеется в виду статья «Нарушение требований финансового контроля» в том, что касается указания ложных сведений в декларациях о доходах госслужащих в нарушение правил антикоррупционного законодательства. При этом Черняк добавил, что ответственность за это нарушение Порошенко нес в течение года, который в данном случае истек 30 марта 2016 года, поэтому он не подлежит финансовому взысканию за сведения о 2014 годе.

Относительно компаний на Кипре и в Нидерландах Черняк поясняет, что старые антикоррупционные законы, которые действовали в прошлом году, не давали четкого определения понятию «бенефициарное право собственности». В связи с этим Порошенко должен раскрывать эти сведения в декларациях начиная с этого года.

poroshenko_proof15

Справка, выданная юристами Mossack Fonseca 8 декабря 2015 года и подтверждающая право собственности Петра Порошенко. Фото: OCCRP
Однако и этого он не сделал. В президентской декларации за 2015 год, обнародованной 1 апреля этого года, все так же нет данных о каких-либо иностранных компаниях или же о полученном за рубежом доходе от продажи их акций. По информации проекта «Панамские документы», по состоянию на 8 декабря 2015 года Порошенко оставался прямым владельцем акций зарегистрированной на БВО фирмы Prime Asset Partners Ltd. стоимостью 1000 долларов. До конца 2015 года никаких изменений в структуре собственности зафиксировано не было.

Финансовый консультант президента Макар Пасенюк 22 марта этого года, отвечая OCCRP, заявил, что после вступления в силу нового законодательства «все компании, где бенефициарным владельцем является этот клиент, будут должным образом задекларированы».

Новые повороты затянувшейся истории

Из уст Порошенко и его консультантов раздаются все новые предложения о судьбе акций Roshen. Предвыборное обещание продать компанию вскоре было отброшено ради идеи создать независимый фонд для управлению ею.

В ходе пресс-конференции в Киеве в минувшем январе президент Украины заявил, что в начале 2016 года все принадлежащие ему акции Roshen были переведены в так называемый слепой траст, или в анонимное доверительное управление «респектабельному зарубежному банку первой величины», который будет «владеть, контролировать и распоряжаться этими активами». Но и раньше, в ноябре 2015 года, в интервью «Немецкой волне» Порошенко говорил подобные слова, уверяя, что вопрос с трастовым управлением уже решен.

Сегодня кажется, что президент несколько поспешил с такими заявлениями.

После того как в администрации президента вопросы журналистов OCCRP переадресовали его финансовым консультантам, в этой эпопее обнаружились новые сюжетные линии. В ответе Макара Пасенюка говорилось о трудностях с продажей Roshen из-за опасений потенциальных инвесторов, связанных с «крайне нестабильной политической и экономической обстановкой». Как следствие, для этой цели была создана офшорная структура, призванная также «повысить привлекательность корпорации Roshen».

В письме Пасенюк также заверил OCCRP, что вопрос с доверительным управлением не снят с повестки дня. «Соответствующая доля в концерне Roshen будет переведена в траст после того, как будут улажены все юридические формальности», — сообщил он.

По его словам, компания с БВО уже открыла филиалы на Кипре и в Нидерландах, хотя эти подразделения «не обладают на сегодня никакими активами».

По поводу офшоров Пасенюк высказал такое мнение: «Что касается практической стороны, то украинские компании широко используют подобные структуры».
21 марта, за день до того, как пришел письменный ответ от Пасенюка, Национальный банк Украины, а также фискальные и антимонопольные ведомства страны объявили, что согласовали совместный план действий по «деофшоризации» украинского бизнеса.

По данным расположенной в Вашингтоне организации «Глобальная финансовая законность», которая ведет мониторинг «налоговых гаваней» мира, с 2004 по 2013 год нелегальные финансовые потоки ежегодно лишали Украину в среднем 11,6 миллиарда долларов. В 2013 году эта цифра составляла почти четверть ее госбюджета.

Почему Британские Виргинские Острова?

В беседе с OCCRP эксперты по правовым и налоговым вопросам не скрывали, что открытие холдинговой компании в офшоре, сделано ли это с целью продажи или доверительного управления, дает колоссальные налоговые преимущества.

Дэниел Билак, управляющий партнер в киевском отделении международной юридической конторы CMS Cameron McKenna, не стал обсуждать детали ситуации с Roshen, но заявил, что экономия на налоговых выплатах — одна из главных причин перевода активов в офшоры и создания траста.

«Такие юрисдикции, как Британские Виргинские Острова, Панама или Мальта, общепризнанно считаются офшорами, так как имеют очень гибкое законодательство с точки зрения управления активами и регистрации компаний. В то же время там обеспечивают максимальную конфиденциальность и минимальный уровень налогообложения, — говорит Билак и добавляет: — Таким образом там вполне законно можно лимитировать свои налоговые выплаты».

В свою очередь Ярослав Ломакин, управляющий партнер консалтинговой компании Honest & Bright, которая работает в Лондоне, Москве и Киеве, называет учреждение холдинговой компании на БВО простейшим и самым дешевым способом защитить активы, хотя и признает, что это «плохо для имиджа и репутации».

«В целом есть мнение, что трасты создаются для лучшей защиты активов и уменьшения налоговой нагрузки, — говорит Ломакин. — Налог на прибыль для бизнеса и для трастов на БВО стремится к нулю. При этом самые интересные, многоступенчатые [возможности] возникают, когда речь заходит о распределении прибыли».

Но даже если политики иногда могут организовать офшорные трасты, должны ли они действительно это делать?

Эксперт организации Tax Justice Network Андреас Кнобель уверен, что потенциальные проблемы, связанные с политиками и офшорными компаниями или трастами, может решить только прозрачность и гласность. Любой политик, у которого есть траст, должен «сообщить о наличии у него этой структуры, указав закон, по которому она была создана (чтобы исключить злоупотребление законодательными возможностями), и… представить данные обо всех активах в трасте — компаниях, акциях и т. д.».

Кнобель отмечает, что, хотя открытие компании в «налоговой гавани» может объясняться разными целями, такими как снижение налогового бремени или получение преимуществ от более либеральных законов, многие используют офшоры для ухода от налогов и для коррупционной деятельности.

«Было бы интересно узнать, что заставило создать эти компании, — добавляет эксперт. — Налоги? Секретность? Почему нельзя было оставить все на Украине?»

«Котел»

Регистрация компаний Порошенко шла в один из самых трагичных для Украины моментов. В конце июля — начале августа 2014 года жители Украины с тревогой наблюдали, как Порошенко призывал под ружье резервистов и говорил о возможном вторжении российских войск. Телевизионные сводки об убитых и раненых ежедневно напоминали о бедствиях войны.

Чтобы придать нации уверенность, 26 июля Порошенко пригласил тележурналистов на одну из баз Национальной гвардии, чтобы они запечатлели, как, взобравшись на бронемашину в военной форме, он уверенно палит из пулемета. Его генералы активно готовили решительное контрнаступление, которое должно было вернуть подконтрольные сепаратистам районы Донецкой и Луганской областей.

Но в эти сверхдраматичные дни президент находил время, чтобы заниматься своими офшорными структурами на другом конце света. 4 августа 2014 года финконсультанты Порошенко запустили процесс регистрации холдинговой компании на БВО.

Также в августе украинский Генштаб поставил задачу вернуть потерянные в Донбассе территории и приказал четырем добровольческим батальонам занять Иловайск — важный железнодорожный узел в 40 километрах от Донецка.

Расчет был на то, чтобы перерезать пути снабжения из России для вооруженных противников Киева в Донецке. Украинское командование, однако, не учло, что, по разным данным, в этот район выдвинулись 3500 кадровых российских военных.

21 августа в результате интенсивного обстрела из российского оружия погибли 27 украинских солдат, а события тех дней скоро назовут «Иловайским котлом».

Именно в этот день был официально зарегистрирован офшорный холдинг Порошенко на БВО.

В течение недели добровольческие батальоны Украины были окружены, а их командиры на несколько критически важных дней, видимо, утратили возможности руководства.

Глава Transparency international на Украине Алексей Хмара говорит, что с моральной точки зрения президент должен был отложить все личные интересы.

«Как минимум он мог сказать: «Ребята, не надо сейчас этим заниматься — у нас есть более важные дела, — уверен Хмара. — Так что его молчаливое согласие, его бездействие в тот момент стали слагаемыми морального преступления».

За считаные недели боев в Иловайском котле погибло больше военнослужащих, чем в ходе любой другой операции, — почти пятая часть общего числа убитых за все время вооруженного конфликта.

1 сентября 2014 года Порошенко объявил, что Россия совершила неприкрытую агрессию против Украины. И в этот же день он предоставил фирме Mossack Fonseca квитанцию об уплате коммунальных платежей в качестве подтверждения своего домашнего адреса.

Новое время

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *