Шахты на вынос

шахтыМинистерство энергетики и угля обнародовало список из 36 угольных шахт, которые готово передать инвесторам. Это почти все, что наскреблось в закромах государства. Помощь шахтам в обретении новых владельцев окажут международные компании Ernst & Young и Deloitte, выступающие в качестве советников правительства. Не исключено, что часть объектов Минэнергоугля и ФГИ согласятся отдать за символическую гривну. Власти признают, что преимущественное большинство предложенных инвесторам шахт являются убыточными.

Перекличка по списку

Всего в список для инвесторов вошли 23 объекта, представляющих Донбасс, и 13 – Львовско-Волынский бассейн. Шахты, оставшиеся на территориях самопровозглашенных ДНР и ЛНР, в перечень по понятным причинам не попали. Но в нем есть ряд объектов, расположенных на украинской стороне, хотя очень близко к нынешней линии размежевания. Для их инвестиционной привлекательности это дополнительный жирный минус.

В списке нет ни одной шахты, добывающей дефицитные для страны угли антрацитовой и коксовой группы – доминируют марки Г и Д. Объемы добычи на предложенных к приватизации угольных предприятиях существенно варьируются, но таких, где в 2014 или в 2013 годах добывали свыше 300 тыс. тонн угля, всего 9. Добыча ниже этой планки считается в отрасли небольшой, и далеко не каждый инвестор захочет мелочиться с такими объемами. На одной из шахт в списке («Визейская», Львовская область) добыча уже не ведется. Еще одна – «Нововолынская № 10» – это долгострой с высокой степенью готовности, который государство никак не может закончить. Кроме того, в инвестиционный список попали практически все объекты (примерно с десяток), которые ранее Минэнергоугля планировало ликвидировать или законсервировать.

Большинство из перечисленных шахт в прошлом году уменьшили добычу (война сыграла не последнюю роль), но 13 из них все же продемонстрировали позитивную динамику. В основном это шахты западного региона. Но если по темпам прироста они заметно опережают восточных коллег, то по объемам добычи еще заметнее не дотягивают до них. Так, среди шахт Львовщины в 2014 году 300-тысячный рубеж преодолела только шахта «Червоноградская», входящая в состав компании «Львовуголь». Еще две – «Межиречанская» и «Лесовая» – подобрались достаточно близко к данному показателю, добыв 266,3 и 274,5 тыс. тонн угля соответственно. Хотя для донбасских шахт в мирное время такие показатели считались бы весьма посредственными.

Обращает на себя внимание и то, что преимущественная часть объектов в списке введена в эксплуатацию в 1950-1960 годах прошлого века, а есть и такие, что работали еще до Второй мировой войны. В некоторые из шахт за последние три года государство не вложило ни копейки. На некоторых себестоимость добычи угля достигает невообразимых 5 тыс. грн./тонн. Одним словом, выбрать из списка достойную покупку потенциальным инвесторам будет непросто. По оценкам частных угольщиков, интерес представляют лишь 20-30% перечисленных объектов. Большая и лучшая часть отечественных угольных шахт остается на неподконтрольной Украине территории.

Самоцветы в пыли

Главной фишкой в министерском списке, затмевающей всех остальных свои блеском, является компания «Краснолиманская». В угольном госсекторе она одна не требует дотаций из бюджета на покрытие затрат по выпуску готовой продукции и на оплату электроэнергии. Себестоимость краснолиманского угля самая низкая в Украине – в 2014 году составляла около 300 грн./тонн. К тому же в составе компании работает собственная обогатительная фабрика. На предприятии принята программа, предусматривающая доведение объемов добычи угля до 5-6 млн тонн в год. Но это было еще в мирные времена, сейчас о таких мечтах придется забыть. Намного важнее остановить стремительное падение добычи, которое в прошлом году составило почти 500 тыс. тонн. В частности, производство угля на «Краснолиманской» упало с 1,4 млн тонн в 2013 до 0,93 млн тонн в 2014. Причем прогнозы Минэнергоугля на 2015 год совсем не радужные – ожидается всего лишь 675 тыс. тонн добытого угля.

При этом нынешняя проектная мощность компании составляет 2,25 млн тонн в год. На падение продуктивности накладывается близость боевых действий, конфликт между нынешним и предыдущим директором за должность, а также присутствие на угольных полях компании некоего ООО «Краснолиманское», заведенного туда еще командой Януковича. Но даже с учетом всех перечисленных отягощающих обстоятельств этот актив имеет самые высокие шансы из всех 36 быть проданным, причем не за самые скудные гроши.

Еще один потенциальный «миллионщик» – шахтоуправление «Южнодонбасское №1», в состав которого входят три шахты, расположенные в районе Угледара. В прошлом десятилетии компания стабильно добывала свыше 1 млн тонн угля в год и даже еще в 2012 году объемы добычи достигали 1,015 млн тонн, но после этого стали падать. В 2015 Минэнергоугля прогнозирует здесь добычу в интервале 800-900 тыс. тонн. Преимуществами предприятия являются его сравнительная молодость (начало работу в 1973 году) и достаточно большой объем вложений в новое оборудования за последние годы (за 2012-2013 годы они составили почти 300 млн грн.).

Интерес способна вызвать и соседняя шахта «Южнодонбасская №3» им. Сургая, отличившаяся тем, что в прошлом году вдвое увеличила объемы добычи и выручки. Это уникальное достижение среди госшахт. Сходную динамику продемонстрировали разве что две западноукраинские шахты – «Великомостовская» и «Видродження», но там и прогресс не такой стремительный, и физические объемы добычи в несколько раз меньше. Зато они работают в спокойном, мирном регионе. Бесспорно, это дает им инвестиционную фору. Но все равно ее мало, чтобы быть конкурентоспособным товаром на приватизационном рынке.

Львовско-Волынский бассейн уже долгие годы страдает от отсутствия современной обогатительной фабрики. ЦОФ «Червоноградская» находится в глубоком кризисе и в непонятной собственности. Но без обогащения большинство западного угля – это не больше, чем шлак. Только 30% добываемых в регионе углей имеют низкую зольность, у остальных показатель зольности – выше 50%. Для тепловых электростанций это третьесортный товар, который, не будь дефицита донбасского топлива, вообще бы не брали.

Сейчас Волынская облгосадминистрация носится с идеей строительства новой обогатительной фабрики в привязке к шахте «Нововолынская № 10», которая тоже выставлена Минэнергоугля на приватизацию. Особенность ее в том, что шахту никак не могут достроить. В объект вложено уже более 1 млрд грн., но необходимо еще как минимум 0,5 млрд грн., чтобы запустить в эксплуатацию первую очередь. Еще сотня-две миллионов понадобилось бы под обогатительную фабрику. «Нововолынская № 10» – единственная шахта во Львовско-Волынском бассейне, заложенная в период независимости. По расчетам профильного министерства, первая очередь шахты способна будет давать 450 тыс. тонн угольной продукции в год, а при выходе на полную мощность – показатель удвоится. При этом зольность местных пластов довольно низкая – меньше 30%. А запасов хватит, чтобы более 20 лет работать на полной мощности. Осталось лишь кого-то убедить, что серьезные вложения в долгострой себя окупят.

Разведка боем

Дар убеждения как раз и предстоит проявить консультантам Минэнергоугля из Ernst & Young и Deloitte. В правительстве не ждут от них мгновенных результатов и окончательных договоренностей. Международные советники, скорее, должны прозондировать почву на предмет, есть ли вообще сейчас на рынке заинтересованные стороны, готовые рискнуть инвестициями в украинский углепром. По словам энергетического министра Владимира Демчишина, если такие найдутся, тогда уже и будут прописываться юридические условия приватизации. Иными словами, условия в Киеве готовы подгонять под нужды потенциальных покупателей.

«Наша компания имеет специализированную группу консультантов, фокусирующихся на услугах для предприятий ТЭК, и благодаря своему присутствию в 146 странах мира имеет возможность донести инвестиционное предложение буквально к каждому потенциальному инвестору, – говорит партнер Ernst & Young Богдан Ярмоленко. – Нами подготовлены так называемые длинные списки потенциальных инвесторов, и мы намерены начать маркетинг проекта среди них в ближайшее время». Сходный по смыслу комментарий сделал и представитель Deloitte Дмитрий Ануфриев. Но сроки, отведенные на такую инвестиционную разведку, никто оглашать не спешит. Похоже, строгих временных рамок и нет.

В принципе, даже если у советников с поиском инвесторов ничего не получится, сотрудничество с ними не пройдет бесполезно для Минэнергоугля. Стремясь придать украинским шахтам более привлекательный вид, международные консультанты подготовят на стол Владимиру Демчишину свои предложения насчет того, как те или иные активы вывести на безубыточный уровень или хотя бы близкий к такому. Фактически к каждой шахте должен прилагаться свой инвестиционный план. Кто его будет выполнять – государство или частный владелец – это следующий вопрос. Если же эксперты придут к мнению, что той или иной шахте уже ничего не поможет, то у Минэнергоугля, по крайней мере, будет сильный публичный аргумент в пользу непопулярного решения о закрытии шахты. Мол, мы пытались ее вытянуть из разрухи, но никто даже даром не берет.

 

 

Ярослав Ярош

МинПром

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *