Репортаж Ивашкиной из Донецка обнажил ментальные проблемы Украины (Эксклюзив)

dnr_i_lnr_0

 

25 апреля в сети Интернет появился ролик одесской журналистки Валерии Ивашкиной. В нем она брала комментарии у жителей Донецка на украинском языке. Как заявила сама журналистка, такой формат был выбран ею специально для того, чтобы проверить насколько толерантно жители Донбасса относятся к украинскому языку.

Основные вопросы репортажа: — «Каким вы видите будущее Донецка?»; — «Возможно ли примирение с Украиной?» и т.д.

Реакция респондентов была в основном доброжелательна. Как сказали потом критики, это было обосновано прежде всего красной шляпкой журналистки и ее внешним обаянием.

Подробнее вы можете посмотреть в самом ролике:

Обычный репортаж взорвал общественность. Буквально за сутки комментарии под самим роликом и в социальных сетях превысили двести тысяч (на данный момент количество просмотров составляет более 1 млн 200 тысяч). В течение следующих дней на СМИ начали появляться сюжеты, посвященные ролику Валерии.

Комментарии можно разделить на две группы: хвалебные, благодарственные и критикующие, оскорбительные.

Хвалебные комментарии (а их было меньше), шли от людей достаточно умеренных взглядов. Они звучали от граждан Украины и России, жителей Донбасса.

А вот критика, в основном, шла от националистов. Мало того, в том числе и от националистов из России. На российских телеканалах «Звезда» и «Мир24» даже вышли сюжеты, обличающие Валерию и ее поступок.

СМИ сразу начали искать какую-то подоплеку и «второй план» в репортаже журналистки. Появились попытки изобличить Валерию в сепаратизме и т.д. На поверхность всплыли фото и факты репортажей Ивашкиной 2 мая в Одессе, где она находится рядом с уехавшим из Одессы экс-депутатом партии «Родина» Игорем Димитриевым.

Игорь Димитриев (в джинсовом костюме) и Валерия Ивашкина

Игорь Димитриев (в джинсовом костюме) и Валерия Ивашкина

 

Также в ролике был замечен экс-депутат партии «Родина», автор флага Новороссии, один из основателей движения «Куликово поле» Александр Васильев.

 

Александр Васильев

Александр Васильев

 

На критику Валерия отвечала несколько раз. Один из примечательных фрагментов был на ее странице в Facebook, где она ответила журналисту ГромадськеТВ Сергею Гришину:

 

«Не утихают страсти по моему видео из Донецка. Одновременно мочат канал «Звезда», «Мир24» и украинские журналисты, вечером выйдет заказуха на «1+1». Патриоты пишут благодарности, а российские добровольцы обещают прострелить ноги.

Было ли страшно? Было. Я тоже начиталась ужасов про донецкие подвалы и однажды даже сдавала билеты, поскольку началось обострение. Тем не менее, я приехала. Старалась работать объективно и, сидя там, писала, что ополченцы обстреливали Дебальцево. А вот журналисту Сергею Гришину страшно от одной мысли о том, чтобы там побывать. Но как самому себе это объяснить? Что девчонка — там, а ты — у монитора. Проще для мужского самолюбия рассказывать байки о том, с кем у девчонки «теплые отношения». Вот это я понимаю, журналистика! Вот это расследование! Не то, что по ДНР со своей украинской мовой между сепаратистов бегать.

«С аккредитацией ДНР ей ничего не грозит». Как бы не так! Удостоверение журналиста часто помогает тебе, когда кто-то хочет набить морду? Аккредитация снимает претензии от местного правительства, а от людей с автоматами тебя бумажка не спасет.».

 

Скрин Лера

 

 

И так, что же стало причиной такого ажиотажа, и какие выводы можно сделать из данного факта? SKELET-info попытается в этом разобраться.

 

Для начала обратим внимание на личность Валерии Ивашкиной.

Валерия Ивашкина – достаточно известная одесская журналистка. Время от времени выступает организатором и модератором круглых столов по проблемам города. До лета 2014 года была главным редактором антикоррупционного интернет-издания, который принадлежал Олегу Маркову (не путать с Игорем Марковым). Летом 2014 года сайт стал обслуживать интересы губернатора Одесщины Игоря Палицы (возможно с этим связан уход Валерии?).

Также Валерия сотрудничала с Украинской правдой и сайтом Думская.net, принадлежащем Алексею Гончаренко.

Валерия Ивашкина

Валерия Ивашкина

 

Валерия училась в проекте Совета Европы «Украинская школа политических студий», сотрудничала с «Институтом развития региональной прессы», который существует на иностранные гранты. В 2015 году разрабатывает проект по «фиксерам» при поддержке тех же международных институтов (Фиксер – fixer, англ. —  человек, помогающий журналистам «на территории», в т.ч. и на территории боевых действий).

То есть заподозрить в «сепаратизме» ее очень сложно. Несмотря на знакомство с вышеуказанными Игорем Димитриевым и Александром Васильевым. «Медиатусовка» никогда не отличалась большим количеством участников. Тем более в Одессе, где, как говорится «все всех знают».

Далее предлагаем обратить внимание на информпространство по данной ситуации.

Весной этого года главный редактор портала Redactor.in.ua Леся Ганжа провела на Донбассе две недели. Результатом стали ряд публикаций и интервью. К примеру — «ЛЕСЯ ГАНЖА: «УКРАИНА ПРОИГРАЛА НА ДОНБАССЕ ВОЗМОЖНОСТЬ ЧТО-ТО ДИКТОВАТЬ РЕГИОНУ С ПОЗИЦИИ СИЛЫ».

 

Леся Ганжа

Леся Ганжа

 

Она проделала серьезную работу и развенчала массу мифов, рожденных как украинской, так и российской пропагандой. В принципе, практически каждый из фактов который она предъявляла аудитории шел вразрез с тем, что было, мягко говоря, «вбито» в голову особо «патриотично» настроенным гражданам как России, так и Украины.

Но! Это не вызвало такую бурю критики.

Леся Ганжа подошла к вопросу практически «академично». То есть провела детальное исследование ситуации на Донбассе и, исключив эмоции, описала все, что видела.

Иначе сложилась судьба ивано-франковского журналиста Руслана Коцабы. Он так же побывал на Донбассе, после чего выступил с рядом заявлений и рассказал про свои наблюдения. Свои заявления он основывал на фактах, однако позволил себе выразить и свою личную позицию. А именно выступил против мобилизации. В результате чего был арестован.

 

Руслан Коцаба

Руслан Коцаба

 

Позиция Коцабы так же не вызвала большого ажиотажа. Разве что те, кто был против его взглядов испытали моральное удовлетворение после его ареста, а те, кто поддерживали – получили новый факт «избирательного правосудия» и «преследование журналистов за собственную, отличную от государственной, позицию».

 

Вот три фигуры украинской журналистики, которые лично побывали на Донбассе и рассказали или показали то, что сами там увидели. Но только репортаж Валерии Ивашкиной стал той «лакмусовой бумажкой», по которой можно судить о наличии огромной ментальной проблемы нынешней Украины. Почему?

Попытаемся разобраться.

 

Отношение «журналистской тусовки». Леся Ганжа — представитель киевской «журналистской тусовки». Мало кто из украинских журналистов захочет портить с ней отношения. И появление ее интервью на одном из ведущих «тусовочных» журналистских порталов Украины говорит сам за себя. То есть те, кто имеет противоположное мнение предпочли просто промолчать. Высказались негативно только маргиналы. (Известно, что ряд комментариев под разными публикациями или сообщениями были в дальнейшем удалены в т.ч. и их авторами). Руслан Коцаба — региональный журналист из Ивано-Франковска. Критика в его адрес сыпалась только потому, что он имел смелость высказывать свое мнение и декламировать лозунги. Да еще и журналист с Западной Украины – анклава украинского национализма! Результат известен. Валерия Ивашкина – одесситка. Для многих журналистов ее репортаж – как бельмо в глазу. Потому что они сами на такое не способны. То есть присутствует элементарная профессиональная зависть – «Как это журналист из провинции, да еще и девушка может себе такое позволить»? Хотя она журналист уже не провинциального масштаба, да и одесситы, если их назовут «провинцией» смогут дать «фору» (во всех смыслах) любому столичному журналисту.

Вывод: критиковали из-за профессиональной зависти.

 

Формат подачи материала. Существует миф, шаблон, что Донбасс – это «ватники». И они не приемлют все украинское и, особенно, язык. То есть формат опроса-интервью предполагал провокационность. Но провокационность, прежде всего, как раз для жителей Донбасса. Но она не получилась. Даже наоборот. Только один из интервьюируемых сказал, что не понимает по-украински (аудитория сразу заявила, что это 100% россиянин), хотя это была, скорее, его личная позиция и отношение. А учитывая то что видео явно не монтировалось, сложно заявлять про ангажированность автора.

Не менее важна смелость журналиста. Опять же, вернемся к «профессиональной тусовке» — кто из них посмел бы так просто поехать на Донбасс и задавать такие вопросы еще и на украинском языке?

Вывод: провокационный формат, выбранный журналистом, показал обратную реакцию респондентов. Ту реакцию, которую не ожидали ни в Украине, ни в России. Их реакция сильно разрушали сложившиеся мифы о Донбассе.

 

Личные качества Валерии Ивашкиной. Журналистка и сама разрывает массу шаблонов. Кто сможет поспорить о привлекательности Валерии? И ведь известно, что при такой внешности женщины выбирают совершенно другое профессиональное поприще. Эпатажная красная шляпа еще больше разрушала образ серьезной журналистки. Получилась полная несерьезность. При очень серьезных вопросах. Эдакий эпатаж. Опять же, кто себе может такое позволить?

Вывод: Личные качества и данные Валерии в совокупности с теми вопросами и том формате, в котором она работала, никак не укладывались в картину мира большинства аудитории. Учитывая разрыв шаблонов по результату – критика и неприятие были гарантированы.

 

Это наши основные выводы. Однако SKELET-info решил задать вопросы остальным участникам обсуждения.

 

Валерия Ивашкина

Валерия Ивашкина

Валерия Ивашкина, журналист, автор ролика:

Как изменилось отношение коллег лично к Вам после размещения ролика в сети?

Я разделяю критику по нескольким основным группам. Первая — это критика, основанная на ревности к сенсации. Сюда я отношу, например, Сергея Гришина, который опустился до обсуждения личной жизни, приписав мне роман с сепаратистом. Почему это происходит? Потому что уязвленному мужскому самолюбию Гришина легче думать, что у девушки-журналиста был протекторат, поэтому она смогла сделать то, на что ему не хватает духу. Это своего рода защитная реакция его психики, которая, в силу его публичного статуса, стала информационным поводом. Другая группа источников критики — это люди, которые затаили на меня обиду. Как, например, одесская общественница Алена Балаба. Зимой 2014-го в один день она очень благодарила меня за то, что мое издание активно освещает все события одессского Евромайдана, а на следующий — публично упрекала за то, что в Киеве на Грушевского я не бросаю камни в «Беркут». После эта барышня сожгла георгиевские ленточки на Вечном огне и я, и другие настойчивые журналисты добились решения партии УДАР об освобождении Балабы с должности пресс-секретаря партии. Далее был еще один инцидент, когда мое издание сообщило о том, что участник столкновений 2 мая со стороны Антимайдана скончался в больнице, она заявила, что мы соврали и вообще-то он герой Майдана. В ответ на ее обвинения во лжи я опубликовала фотографии погибшего, когда он шел в колонне антимайдановцев и был подстрелен там, где стояли пророссийские активисты. Ну и как после этого этот человек, довольно авторитетный среди одесских патриотов, может реагировать на все, что связано со мной? Третья группа — это люди внушаемые, для которых люди из первых двух групп являются авторитетами, ну и последняя — просто неадекваты. Стоит отметить, что многие журналисты, как одесские, так и киевские, высказались в мою поддержку вопреки мнению своих коллег. Мы бы могли еще разобрать аргументированность тех или иных обвинений, но об этом я уже говорила в интервью газете «Вести».

 

Каков примерный % критики и наоборот – комплиментов?

Количество одобрительных отзывов несоизмеримо больше. Соотношение лайков и дислайков на Ютубе равно 5:1.

 

Ваше личное мнение – что изменил и выявил данный ролик в сознании аудитории?

 

Для меня важно понять, готовы ли стороны (Донбасс и остальная часть Украины) к примирению. Я имею в виду не политическую составляющую, в которой также следует учитывать позицию РФ и других субъектов, а именно психологическую готовность населения. Как мне кажется, люди, проживающие на Донбассе к этому готовы — при условии смены власти в Украине, определенной законодательной базе и расширения прав региона. А вот готова ли к примирению остальная Украина — для меня вопрос открытый. Ну и, конечно же, видео выявило, как человеческое сознание, особенно при наличии личных мотивов, склонно мифологизировать действительность.

 

Жан Новосельцев

Жан Новосельцев

Жан Новосельцев, журналист, 17 канал

Что, по Вашему, вызвало такой интерес к ролику Валерии Ивашкиной? Почему столько критики?

Ролик, в котором жители Донецка говорят на украинском для многих разрыв шаблона. Также непривычно промытым мозгам и неожиданно, что за «рідну мову» девушку не посадили в подвал.

 

Какое воздействие на мнение общественности оказал данный ролик?

 

Для общественного мнения — это прорыв, луч света в эпоху информационной тьмы. Для коллег журналистов, особенно мужского пола — хлесткая пощечина. Всем диванным генералам должно быть стыдно за свой страх и за то, что пугают и стравливают граждан — хрупкая красавица не побоялась и показала, как нужно добывать информацию.

 

SKELET-info попытался взять комментарий у журналиста ГромадськеТВ Сергея Гришина, однако дальше уточнения где и о чем выйдет статья, дело не пошло.

Основной вывод из данной ситуации, по нашему мнению, следующий. Аудитория не хочет видеть или слышать факты, противоречащие картине мира, сформированной в их сознании. То, что представление о реальности у большинства отточено пропагандой (как в Украине, так и в России) никто не хочет понять и принять. Любое мнение, факт, доказательство, противоречащее усвоенному — отторгается. А человек, предоставляющий подобное, становится «белой вороной» (в природе белые воронята периодически рождаются, но их заклевывают, чтобы не выделялись из общей массы).

Значит пока мы не начнем не только слышать, но и слушать друг друга, конфликт будет продолжаться.

 

Сергей Скелеторов, SKELET-info

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *