Ренат Кузьмин: семейный бизнес прокуроров-беспредельщиков

Ренат Кузьмин

Ренат Кузьмин

Сталинский режим был страшен не наркомами Ежовым или Берией, а их подручными с Лубянки – впоследствии благополучно пережившими хрущевскую «чистку культа». Ренат Кузьмин был одним из главного механизма «прокурорской мафии», целое десятилетие державшей в страхе всю Украину – и он благополучно пережил оба Майдана, поднимавшихся против беспредельщиков в погонах. Более, не чувствуя за собой никакой вины в прошлом, он уже с большим оптимизмом смотрит в будущее.

 

Прокурорская родня

Отечественных историков-этнографов мог бы заинтересовать тот любопытный факт, что Донецк является практически единственным регионом Украины, где во главе местной мафии встали не украинцы, не евреи, и не кавказцы. Среди влиятельных лиц т.н. «донецкого клана» очень много татар либо их жен и детей: Ренат Ахметов, Ахать Брагин, Геннадий Узбек, Евгений Такташев, Татьяна Бахтеева (подробнее про неё — Татьяна Бахтеева: «налечила»!) и многие другие – в том числе и прокурорское семейство Кузьминых. К сожалению, информацию о своих предках они никогда не раскрывали, поэтому лишь по обрывчатым сведениям можно установить, что его родоначальниками были двое братьев: Равель (старший) и Измаил (младший) Кузьмины. Кем они работали, и кто был их отец (дедушка нашего героя) остается неизвестным. По каким-то причинам, многие из «донецких», в том числе Кузьмины, хранят упорное молчание о биографии своих родителях.

У Равеля Кузьмина и его супруги Федоры Анатольевны 12 июля 1967 года родился сын, которого они нарекли Ренатом. Латинское имя Renatus, существующее в вариантах как Ренат, так и Ринат, в те годы было очень модным среди татар, так что у Рената Кузьмина есть много известных тезок-сверстников по всему бывшему СССР: от спортсменов и поэтов до бизнесменов и политиков. Ну а сам он стал знаменитым (хоть и печально) украинским прокурором.

 

Ренат Кузьмин, 1984 год

Ренат Кузьмин, 1984 год

В 1984 году Ренат Кузьмин окончил среднюю школу №32 Донецка, после чего подал документы на поступление в Харьковский юридический институт (ныне – Украинская государственная юридическая академия). Возможно, это была инициатива его матери, всячески опекавшей своего единственного ребенка. Однако поступил Ренат лишь на заочный факультет, о чем в его биографии нет прямой информации, но есть два косвенных подтверждения. Во-первых, в период 1984-86 г.г. учившийся в Харьковском юридическом Ренат Кузьмин одновременно работал в прокуратуре города Донецка неким «инспектором» (так записано в его «житии»). Что ж, пристроить в прокуратуру 17-летнего пацана было возможно, но вряд ли «инспектором» — скорее всего, просто «мальчиком-ассистентом». О тогдашних покровителях Кузьмина ничего не известно, но, по мнению SKELET-info, это была его мама, работавшая в СМИ Донецка и имевшая много полезных знакомств. Во-вторых, в 1986 году Рената, с некоторым опозданием, забрили в армию – что не случалось со студентами юридических вузов дневного стационара. Так он на два года попал в ВВ МВД, где, по слухам, удачно пристроился при штабе.

Дембель Рената Кузьмина выпал на 1988 год – наступало время больших перемен и накопления первичного капитала. Ренат горел идеей заняться «кооператорством», а его мама настаивала, чтобы сын таки закончил юридический. Сошлись на компромиссе: Ренат продолжил заочную учебу в Харьковском юридическом, а мама помогла ему устроится юридическим консультантом на «Донецкое производственное трикотажное объединение». Еще в «эпоху застоя» на нем кормились донецкие «цеховики», а с началом «перестройки» предприятие уже официально (по договору) занималось пошивом модных штанов и курток для кооперативов. Понятно, что простого паренька с улицы, тем более всего лишь студента, на такое «блатное» предприятие юрисконсультом не взяли бы – так что у мамы Рената действительно были большие связи. Проработав там три года, Ренат смог познакомится со многими своими будущими «клиентами» — поскольку это предприятие давно входило в сферу интересов донецких ОПГ.

В 1991-м Ренат Кузьмин, наконец-то, получил свой диплом юриста. Перед ним встал выбор будущей карьеры: удариться в бизнес или работать по профессии. И он выбрал второе: опять-таки, по настоянию матери. Кроме того, в то время прокурорскую карьеру начал делать его двоюродный брат Рафаэль Измаилович Кузьмин – чья биография содержит еще больше пробелов и загадок. Например, нигде нельзя найти дату его рождения, годы учебы в Донецком университете – а ведь этот человек в 2011-2014 г.г. был заместителем главы Антимонопольного комитета Украины! Точно так же вы не найдете в публичном доступе и биографию младшего из братьев-прокуроров Константина Измаиловича Кузьмина. Такое впечатление, что Кузьмины в начале 90-х просто материализовались из ниоткуда, уже с прокурорскими погонами на плечах.

 

Рафаэль Кузьмин

Рафаэль Кузьмин

 

Лихие 90-е: орлы Васильева

Итак, карьера Рената Кузьмина началась в 1991 году со скромной должности стажера в Донецкой межрайонной природоохранной прокуратуре. Через год он перевелся в прокуратуру Ленинского района Донецка, где дослужился аж до помощника районного прокурора, но без видимых перспектив. Все изменил случай, и этот случай был досрочными выборами в Верховную Раду 1994 года – в которых принимал участие прокурор донецкой области Геннадий Васильев (Подробнее о нем читайте в статье Геннадий Васильев: куда пропал отец прокурорской мафии?). К этому времени мама нашего героя, Федора Анатольевна Кузьмина, работала редактором донецкого телевидения, и смогла обеспечить Васильеву масштабную телерекламу – как в виде качественно сделанных предвыборных роликов, так и приглашениями на различные передачи. В качестве благодарности Васильев взял под свою опеку всё семейство Кузьминых. Уже в 1993-м Ренат Равельевич стал заместителем прокурора Ленинского района, в 1994-м заместителем прокурора Ворошиловского района, а в 1995-м прокурором природоохранной прокуратуры Донецка. Его двоюродный брат Рафаэль Измаилович в 1994-м стал заместителем прокурора Киевского района Донецка, а младший Константин Измаилович в конце 90-х начал свою карьеру в Калининской районной прокуратуре Донецка.

Информации о том, какими прокурорами были братья Кузьмины до того, как их взял под своё крыло Геннадий Васильев, не сохранилось. Однако уже в 1994 году Рафаэль Кузьмин был задержан при получении крупной взятки. Причем, не просто оперативниками, а «Беркутом», участие которого в операции свидетельствовало о том, что свою взятку Рафаэль Измаилович получал от группы криминальных лиц, возможно членов ОПГ. И что же? Геннадий Васильев немедленно затребовал дело к себе, после чего с Рафаэля Кузьмина были сняты все обвинения. Более того, после этого случая именно Рафаэль Кузьмин стал главным фаворитом Васильева.

Правда, в 1994-96 г.г. Рафаэлю Кузьмину пришлось временно уйти из прокуратуры в бизнес, однако это был бизнес на паях с Васильевым (ООО «Агропроминвест») и рядом других руководителей донецких правоохранительных органов. Так, вместе с Геннадием Васильевым и первым заместителем Управления СБУ по Донецкой области Виктором Чуриловым именно Рафаэль Кузьмин организовал сбор средств на «прокурорский храм» Покрова Пресвятой Богородицы в Калининском районе Донецке. Дело лишь казалось богоугодным, хотя прокуроры ходили в этот храм замаливать грехи от чистого сердца (или из страха перед Страшным Судом), потому что на отведенной храму территории (несколько гектаров) они построили рынок «Покровский». Причем рынок, как и храм, создавался на деньги «жертвователей» — точнее, кинутых акционеров ООО «Святая Дева Мария». Рафаэль Измаилович уговорил нескольких донецких бизнесменов вложиться в «выгодный проект», расписал им перспективы «крупнейшего рынка Донбасса» работающего под надежной «прокурорской крышей», те внесли в строительство 600 тысяч долларов – но сразу после открытия рынка в 1999-м их выбросили из числа акционеров, причем посоветовали не поднимать шум и не сердить Донецкую прокуратуру. В которую Рафаэль Кузьмин вновь вернулся в 1996-м, а уже через год получил должность заместителя прокурора области (Васильева).

А вот Ренат Кузьмин всё так же оставался природоохранным прокурором. Причины этого неизвестны, но поговаривали, что Рафаэль Измаилович более удачно, чем его двоюродный брат, «косил бабло» по методу Васильева — то есть превращал уголовное дело, которое он мог возбудить на кого угодно и за что угодно, в орудие вымогательства. Так возникла там самая «прокурорская мафия», которая через несколько лет кошмарила уже всю Украину, и братья Кузьмины стояли у её истоков.

Однако существует и еще одно мнение. Когда во второй половины 90-х братья Кузьмины почувствовали себя «богами», у них по-разному проявилось головокружение от своего всемогущества и вседозволенности. Рафаэля Кузьмина часто видели гулявшим в донецком ресторане «Околица» — принадлежавшему донецкой ОПГ Гены Узбека и Юрия Рубана (позже переквалифицировавшихся в спортивных меценатов Донецка). «Рафик», как его называли, отличался вспыльчивым и буйным, но прямым характером – и нередко устраивал дебоши и драки с ломанием челюстей и мебели. Мебель ему прощали, а пострадавшие боялись даже пойти к судмедэксперту. Точно так же он вел и «прокурорский бизнес», вытряхивая из «клиентов» деньги грубо и в больших количествах. Такого вот «рубаку-парня» и приблизил к себе Васильев. А вот о Ренате Равельевиче рассказывали совсем другое и более нехорошее. Бывший «мамин любимчик» имел относительно тихий характер, но боялись его намного больше чем «Рафика». По слухам, Рената Кузьмина больше привлекали не деньги, а возможность «играться» с обвиняемыми и подследственными как кошка с обреченной мышкой, также он отличался злопамятностью и мстительностью.  Поэтому Геннадий Васильев хоть и сделал Рената Кузьмина членом своей команды, но всё же предпочитал держать его на некотором расстоянии от себя.

 

На Киев!

В 1998-м избранный народным депутатом Геннадий Васильев отправился в Киев. На своем месте прокурора Донецкой области он, вопреки ожиданиям, оставил Виктора Пшонку (Подробнее о нем читайте в материале Виктор Пшонка: взлет и падение прокурорского Цезаря), а вот Рафаэля Кузьмина забрал с собою помощником нардепа. Напоследок он уровнял двоюродных братьев Рената и Константина Кузьминых в должностях: первого назначил заместителем прокурора Кировского района Донецка, а второго заместителем прокурора Калининского района. И следующие несколько лет для нашего героя прошли в довольно заурядной работе: в 1999-м Ренат Кузьмин несколько месяцев поработал начальником Управления надзора за органами дознания и досудебного следствия, потом до января 2003 был прокурором Макеевки, а затем до ноября 2003-го заместителем прокурора Донецкой области.

Именно в этот период Донецкая область была превращена в царство двойного ужаса: с одной стороны, криминальной донецкой мафией, сраставшейся с донецкими чиновниками, а с другой — мафией прокурорской. И если Ринат Ахметов со товарищи утоляли свои финансовые аппетиты приватизацией крупных рентабельных предприятий, то прокурорские продолжали вытряхивать деньги из среднего и малого бизнеса – нередко просто забирая себе (или по чьему-то заказу) сам бизнес. Пшонка оказался куда более жадным и жестоким, чем Васильев, и намного более нетерпимым к любой критике и тем более обвинениям. Красноречивым примером чего стало убийство редактора областной телекомпанией «ТОР» Игоря Александрова, который готовил передачу с фактами о «подвигах» Артема Пшонки – сына областного прокурора (Справка о нём — По ком звонит Пшонка?). Разумеется, что о причастности к убийству Виктора Пшонки никто даже не заикнулся, и лишь в 2006 состоялся суд над его исполнителями.

В ноябре 2003 года новым Генпрокурором Украины стал Геннадий Васильев. И вновь, вопреки ожиданиям, он назначил своим заместителем Виктора Пшонку. Тут следует уточнить: первым замом Генпрокурора с 2000 года являлся Виктор Кудярявцев – тоже выходец из Донецка, но обосновавшийся в Киеве еще в 90-х и не входивший в «донецкий клан». А вот Пшонка получил место уволенного второго заместителя Генпрокурора Александра Медведько (кстати, когда-то ведшего дело об убийстве Алика Грека). Много лет верно работавшему с ним бок о бок Рафаэлю Кузьмину дали должность лишь старшего помощника Генпрокурора, зато внезапное счастье привалило Ренату Кузьмину, которого вызвали в столицу на должность прокурора Киева. Чем было вызвано такое изменение симпатий неизвестно, хотя говорили, что за Рената Равельевича лично просил Пшонка, отлично сработавшийся с ним в донецкой прокуратуре.

Покорение Киева «донецкие» отмечали в своем стиле: пьяным беспределом, в котором тут же отметился и Рафаэль Кузьмин, и даже его шофер Сергей Щербань. Последний стал участником происшествия в кафе у станции метро «Арсенальная»: Щербань с друзьями пытался «снять» двух девушек, спровоцировав своим поведением драку с местными парнями. «Донецкие» дрались как у себя дома: били наотмашь и ломали мебель, так что унять их смогла только приехавшая милиция. При задержании Щербань все время выкрикивал, что является шофером Рафаэля Кузьмина, и что милиция будет просить у него прощения. Дошло ли дело до унижений милиционеров не известно, но Щербань с друзьями отделались штрафом (51 гривна) за появление в общественном месте в нетрезвом состоянии.  А его слова по «испорченному телефону» дошли до журналистов сайта «Майдан», написавших заметку, что драку устроил сам Рафаэль Кузьмин – мол, вот они какие, «донецкие»! Но это, как говорится, были мелочи на фоне того «прокурорского бизнеса», который развернули в Киеве выходцы из Донецка.

Одним из самых скандальных случаев была попытка «отжатия» киевской компании «Воля-кабель», на которую положил свой глаз сам Геннадий Васильев. СМИ писали, что ранее подобным образом Васильев создал себе карманную медиа-империю в Донецке (телеканал «Киевская Русь», газета «Донецкие новости»). Сначала стремительно развивавшаяся «Воля-кабель» потребовалась ему для трансляции «Киевской Руси» по кабельным сетям Киева. Васильев настаивал на включении своего телеканала в «минимальный» пакет «Воля-кабель» (это охватило бы 100% абонентов) однако компания отказала Генпрокурору — как и многим другим владельцам своих телеканалов. Тогда против руководства «Воля-кабель» был использован «прокурорский метод»: директор компании Сергей Бойко, а также его заместителя и главного бухгалтера арестовали сразу по двум обвинениям: якобы в трансляции по кабельным сетям порнографии (с современными фильмами и передачами это немудрено), и в неуплате налогов. Операцию курировали братья Кузьмины: со стороны Генпрокуратуры — Рафаэль Измаилович, со стороны прокуратуры Киева – Ренат Равельевич. Они же начали делать владельцам «Воли» намеки о том, что простыми уступками те не отделаются и откупаться придется частью акций, иначе компанию будут «кошмарить» и дальше. Однако компания находчиво сыграла на том, что донецкие олигархи и донецкие прокуроры были все-таки двумя отдельными, хоть и союзными, группировками. «Воля-кабель» договорилась на включение в минимальный пакет телеканала Ахметова «Украина» — по которому шла предвыборная реклама Виктора Януковича.  Соответственно, Васильева настойчиво попросили оставить «Волю-кабель» в покое и не мешать её работе как минимум до выборов.

А вот непосредственно Ренат Кузьмин отличился в уголовном деле, открытом на бывшего главу «Нафтогаза» Игоря Бакая (1998-2000) по обвинению того в хищении 42 миллионов долларов. Отличился тем, что это давно затянутое дело решил вообще спустить в унитаз, явно выполняя заказ сверху: ведь 2003 году Бакай уже работал главой Государственного управления делами (знаменитой ДУСи). Так вот, в ходе этого Ренат Кузьмин уволил прокурора-криминалиста Киева Алексея Донского, занимавшегося следствием по этому делу и мешавшего его закрытию.  Через год Донской восстановился в своей должности через суд и стал один из участников «оппозиции Кузьмину», возникшей в рядах киевской прокуратуры еще в ноябре 2004 года.

Тогда около 40 сотрудников столичной прокуратуры устроили демарш против Кузьмина: подписали обращение к Ющенко, а старший следователь Алексей Белый выступил от их имени в эфире «5 канала». Вряд ли это было выступление «честных прокуроров» против «коррупции и жестокого давления», как они пытались изобразить, просто между местными киевскими и приезжими донецкими прокурорами изначально возникли большие трения. Когда же начался Майдан, киевские прокуроры решили воспользоваться возможностью сбросить «иго донецких». Однако власть Рената Кузьмина в столичной прокуратуре была сильна: он даже сумел заставить начальников управлений начать сбор подписей под заявлением о том, что «обращение сорока прокуроров» является фальшивкой и провокацией.

 

У Лёни за пазухой

9 декабря 2004 года Геннадий Васильев лишился своего кресла – его через суд вернул себе Святослав Пискун (Про него подробнее в статье Святослав Пискун. Скандальный и непотопляемый). Но киевляне напрасно праздновали победу над «донецкими»: привезенные Васильевым и расставленные по разным должностям его люди из Донецкой прокуратуры остались в столице. И в феврале 2005-го Ренат Кузьмин был снят с должности прокурора Киева только для того, чтобы в марте быть назначенным заместителям прокурора Киевской области (Юрия Гайсинского). Как говорится, вот тебе, бабушка, и «оранжевая революция»!

Многие сторонники Ющенко искренне недоумевали и вопросительно смотрели на Виктора Андреевича – но тот уже воспарил своим разумом над грешной землей под облака, где в окружении пчел и трипольских горшков размышлял о «духе закона». На самом деле президент-пасечник тут был не причем: новым покровителем братьев Кузьминых оказался эксцентричный киевский олигарх Леонид Черновецкий (Подробнее о нем читайте в статье Леонид Черновецкий: как Лены Космос обокрал Киев и перебрался в Грузию), готовившейся к борьбе за кресло столичного градоначальника. Ему были ему нужны такие люди, как братья Кузьмины, а также экс-прокурор Днепровского района столицы Сергей Ленский (еще один привезенный Васильевым «донецкий»). В 2004-м Ленский «прославился» как непосредственный исполнитель «наезда» на «Воля-кабель», а также своей попыткой «отжать» в личную собственность кафе «Василек» в Гидропарке. Рассказывали, что, якобы, однажды Черновецкий назвал Кузьминых и Ленского «мои беспредельщики».

Перед Черновецким и его армией бабушек-прихожанок «Посольства Божьего» у лидеров Майдана был некоторый должок. Кроме того, Черновецкий имел дружественные связи с еще одним пастором-политиком Александром Турчиновым (Подробнее о нем читайте в материале Александр Турчинов. Скелеты в шкафу «кровавого пастора» Украины), являвшимся вторым лицом в «Батькивщине» и назначенным главой СБУ. Поэтому Черновицкому удалось уговорить их помочь пристроить Рената Кузьмина зампрокурором Киевской области. А вот Рафаэля Кузьмина и Сергея Ленского он забрал к себе в «Правэкс-банк» руководителями проектов (можно лишь догадываться каких).

Несколько месяцев новые приобретения Черновецкого, похоже, просто зря ели его харчи. А затем, в марте 2006-го, пробило время Х: тогда, в ходе выборов столичного городского головы, прокурор Киева Василий Присяжнюк и его заместитель Владимир Гоголь возбудили против Черновецкого уголовное дело по факту многочисленных подкупов избирателей. Как только дело начали раскручивать, Черновецкий нанес ответный удар: 20 июня через и.о. Генпрокурора Кудрявцева (вместо заболевшего Александра Медведько) добился назначения Рената Кузьмина на должность прокурора Киева. SKELET-info имеет информацию, что этому предшествовала деловая встреча Черновецкого с вице-премьер-министром Иваном Васюнником и главой президентского Секретариата Олегом Рыбачуком, получивших крупное подношение за одобрение кандидатуры Кузьмина. Но эти деньги были потрачены зря:  уже через три дня после этого назначения в киевской прокуратуре снова случился «антикузьминский бунт» (под предводительством Алексея Донского), и указ о назначении отменили.

К счастью для Черновецкого, в ходе возникшего в украинской власти бардака (шло создание парламентской коалиции) восстановить в должности Присяжнюка забыли. Таким образом, Киев два месяца жил без своего городского прокурора, а Черновецкий получил передышку — пока в ходе «зрады» не образовалась «антикризисная коалиция» регионалов, социалистов и коммунистов. Вновь утвердившая новым Генпрокурором Медведько, его первым замом всё того же Кудрявцева, а вот вторым замом – Рената Кузьмина, который на этот раз стал креатурой регионалов. И это оказалось очень кстати для Черновецкого, поскольку осенью 2006 между ним и его давним конкурентом Михаилом Бродским (Справка по нему: МИХАИЛ БРОДСКИЙ — ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ «КИДАЛА») развязалась новая война, в которой Бродский вступил в союз с министром МВД Юрием Луценко (О нем читайте в статье Юрий Луценко. «Терминатор» украинской политики). МВД арестовало по обвинению в получении взятки депутата Киевсовета от Блока Леонида Черновецкого Игоря Лаврова, и Ренат Кузьмин тут же вступил в борьбу, требуя передать его дело в Генпрокуратуру. А помогали ему Сергей Ленский, который с марта по ноябрь 2006 работал в КГГА (при Черновецком), а затем был назначен в Генпрокуратуру начальником Главного управления по надзору за соблюдением законов на транспорте и предприятиях оборонной промышленности, и Рафаэль Кузьмин, с 2007-го вновь вставший старшим помощников Генпрокурора Украины. Да уж!

Именно тогда между Ренатом Кузьминым и Юрием Луценко «пробежала кошка». А вскоре они крепко поругались вновь, после того как Ренат Кузьмин отказался подписать представление в суд на депутата крымского парламента Александра Мельника.

Александр Мельник

Александр Мельник

Он являлся лидером одной из самых влиятельных и жестоких ОПГ полуострова «Сейлем», убившей десятки человек, а самому Мельнику инкриминировали убийство сотрудника милиции, убийство пяти предпринимателей и взрыв фирмы «Айсберг» — не говоря о многочисленных обвинениях в рэкете. Одновременно с этого Мельника называли «смотрящим» по Крыму от Ахметова, что, возможно, и спасло его от тюрьмы: покуда Генпрокуратура и МВД грызлись по его делу, Александр Мельник официально просто смылся за границу – где отсиделся до отставки Луценко (По данным SKELET-info, большую часть времени Мельник провёл как раз в Киеве. Жил чуть ли не дома у Кузьмина.). Новый глава МВД Василий Цушко уже не тревожил Мельника, зато мстительный Ренат Кузьминов еще несколько лет продолжал свою вендетту с Луценко.

 

Золотые годы

За оказание Леониду Черновецкому многочисленных услуг (в том числе по делу «Элита-Центр») Ренат Кузьмин получил от него поистине княжеский подарок. Сначала Государственное управление делами выделило Кузьмину старую дачу в Пуща-Водице, которую он снес и возвел на её месте хоромы площадью 1068 кв. метров, назвав это «рекострукцией». А затем личным участием киевского мэра этот участок (и построенная на нем «хатынка») оказались в частной собственности Кузьмина. В 2015 году Генпрокуратура пыталась признать эти манипуляции незаконными и отобрать участок, но он уже был записан на Марию Шувалову – тещу Рината Равельевича.

 

«Хатынка» Рената Равельевича

«Хатынка» Рената Равельевича

 

Между тем Ренат Кузьмин постигал вторую ступень высшего пилотажа «донецкой прокуратуры»: если в 90-е он учился молниеносно открывать заказные дела на невиновных людей, то в «нулевые» — эффектно закрывать реальные и резонансные, отпуская настоящих преступников (разумеется не за «спасибо»). В мае 2008 года таким делом стали «прививки-убийцы»: история краматорского школьника Антона Тищенко, умершего после прививки от кори, всколыхнула всю Украину. Тысячи испуганных мам прятали своих детей от любых прививок, СМИ разносили слухи о закупках некачественных или списанных вакцин, в интернете ходили слухи о том, что на украинских детях испытывают американские препараты. Разрядить эту напряженную обстановку помогло бы объективное расследование – но его почему-то затягивала Генпрокуратура, назначившая десятки дополнительных экспертиз. В итоге причиной трагедии назвали некачественную индийскую вакцину, а виновным – замминистра здравоохранения Николая Проданчука. Однако его арест был фикцией, и вскоре он был выпущен чтобы занять кресло директора Института токсикологии — и, в частности, через несколько лет входил в состав официальной делегации украинского Минздрава в США. Говорили, что действия Генпрокуратуры тогда были направлены на вывод из-под удара Раисы Богатыревой (Справка о ней: Раиса Богатырева. О том, как наживалась фаворитка бандитской «Семьи»), чей семейный бизнес был как раз основан на фармакологии.

вакцина Богатырева

Интересно, что в 2009 году в Генпрокуратуре произошел акт «каннибализма»: группировка Кузьминых-Ленского, склонив на свою сторону Генпрокурора Медведько, «сожрала» своего коллегу – одного из заместителей Генпрокурора Александра Шинальского. Волну против него подняли депутаты фракции БЮТ, опубликовавшие данные о заграничном имуществе жены Шинальского: недвижимость в Ницце (Франция) и Баден-Бадене (Германия) на общую сумму свыше 1 миллиона евро. А в Генпрокуратуре, вместо того, чтобы отмазывать коллегу, начали с азартом его «топить»: появилась обращение работников Генпрокуратуры, в котором они обвиняли Шинальского в создании коррупционных схем. Самое смешное, что в этом обращении были подписи Сергея Ленского, братьев Кузьминых и доверенных подчиненных Рената Равельевича. Имелась информация, что таким образом Кузьмины убрали из Генпрокуратуры «лишний рот».

Ренат Кузьмин

Ренат Кузьмин

С началом «эпохи Януковича» (2010-2013) братья Кузьмины достигли пика своей карьеры: Рафаэль Измаилович стал первым заместителем Антимонопольного комитета, а Ренат Равельевич первым заместителем Генерального прокурора Украины (Виктора Пшонки). Это только прибавило ему откровенной наглости: таких лихих закрытий уголовных дел Генпрокуратура просто не припоминала. Речь идет об освобождении в 2010 году от наказания Гиви Немсадзе – называемого лидером «боевого крыла» донецкой ОПГ 90-х, занимавшегося заказными убийствами и расправами с особо «упрямыми». На счету банды было минимум 57 трупов, частично она уже была привлечена к уголовной ответственности, и теперь подошла очередь главарей. Улики и показания свидетелей были настолько аргументированы, что никто не решался положить дело под сукно – пока за него не взялся Ренат Кузьмин. Он «переформатировал» его так, что показания изменились, и все убийства были повешены на родного брата Гиви Немсадзе – умершего от рака еще в 2003 году. После чего Ренат Кузьмин собственноручно подписал освобождение Немсадзе от уголовной ответственности – и он был отпущен Киевским районным судом Донецка. Уже через год имя Гиви Навсадзе и его сына Гурама зазвучало в бизнес-новостях украинских СМИ: им принадлежала компания «General Investment Resources» (производства огнеупорных материалов), ООО «Донтехлеспром» и частично ЗАО «Альтера Финанс».

Зато Ренат Кузьмин не забыл прежних обид: это именно его стараниями были открыты уголовные дела на Юрия Луценко и Юлию Тимошенко (люди Кузьмина под его личным контролем собирали обвинительные доказательства), и, наверное, это был единственный случай, когда он довел до судебного приговора столь резонансные дела. Поэтому неудивительно, что уголовные дела в исполнении Кузьмина, да еще под одобрительные комментарии вновь взявшей Киев донецкой команды, были восприняты многими как политический заказ.

Сам же Ренат Кузьмин, вместо того чтобы пытаться как-то улучшить свой имидж, похоже, просто наплевал на него. И на публичной вечеринке в честь «выдающегося регионала» Яна Табачника не придумал ничего более умного, чем «слабать» на рояле блатную «Мурку».

 

В овечьей шкуре адвоката

После второго Майдана братья Кузьмины быстро потеряли должности и едва не лишились свободы: слишком уж многих они «достали» и «расстроили» за время второго правления «донецких». Особенно много претензий было к Ренату Кузьмину, которого называли чуть ли не главным «финансовым прорабом» золотого Генпрокурора Пшонки. В СМИ можно было найти немало историй о том, что это именно первый зам Пшонки следил за работой системы «прокурорской мафии», ежедневно вытрясавшей из украинцев миллионы долларов. А еще Кузьмину вполне справедливо желали отомстить Юлия Тимошенко и особенно Юрий Луценко. Тем не менее, он долго оставался на виду и даже участвовал в президентских выборах — на которых набрал аж 0,1%.

А вот в июне 2014-го даже появилось судебное постановление об аресте Рената Кузьмина по статье 371 части 3 Уголовного кодекса Украины. К тому времени Кузьмин уже «намазал салом пятки», так что пришлось объявлять его в международный розыск. Но в 2015 году ситуация изменилась: Интерпол заявил, что преследование Кузьмина носит политический характер. Видимо, это сильно приободрило Кузьмина, поскольку он решил кардинально изменить свой имидж на «известного украинского юриста» и адвоката из собственного «Адвокатского объединения Кузьмин и партнеры».

Теперь любимым занятием бывшего прокурора-вымогателя стали адвокатские запросы и требования, направляемые Кузминым его заклятому противнику Юрию Луценко – ныне занимающему кресло Генпрокурора. За какие только резонансные темы он не берется, чтобы обвинить Луценко в нарушении процедур и затягивании следствия, в не предоставлении охраны свидетелем, в давлении на следствие, в умышленном блокировании — словом, во всем том, чем он когда-то занимался сам. А Луценко в ответ… возбудил уголовное дело против работников прокуратуры, ведущих уголовное производство против Рената Кузьмина – за то, что занимаются им уже почти три года. Словом, если ранее Генпрокуратура Украины напоминала вертеп разбойников, то сейчас она выглядит как цирк абсурда.

При этом, что тоже интересно, уголовное производство в отношении бывшего заместителя Генпрокурора Кузмина возбуждено не за его многочисленные «отжимы» и вымогательства, а лишь за действия в отношении Юрия Луценко и Юли Тимошенко. То есть ни о каком торжестве справедливости, возмездии «донецким» и «прокурорским» нет и речи, это обыкновенная личная месть и новое сведения счетов победителей с проигравшими. Причем, Ренат Равельевич уже готовится к новому реваншу.

За каких-то полгода Кузьмин успел стать «защитником и представителем» матери убитого Олеся Бузины, инициатором дорасследования дела Гергия Гонгандзе и возбуждения нового дела против Леонида Кучмы, он обвинил Юрия Луценко в покупке своей должности (через Александра Онищенко, подробнее о котором в статье Александр Онищенко: человек со вкусом скандала), а  Петра Порошенко (Справка о нём: Петр Порошенко: биография и вся правда о «шоколадном короле» Украины) в государственной измене. Но, видимо, считая, что такая деятельность создает недостаточно мощное информационно-новостное поле, Ренат Кузьмин заделался еще и блогером – видимо, вдохновившись успехами Анатолия Шария и Татьяны Монтян. Судя по всему, смысл всей этой бурной деятельности состоит в намерении Рената Равельевича дождаться очередной смены власти и вернуться не просто в Украину, а в украинскую политику, а еще лучше в стены родной прокуратуры. Где у него наверняка осталось еще очень много незаконченных дел – во всех смыслах этого слова.

 

Сергей Варис, для SKELET-info

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий