Екатерина Амосова. Речь деражала баба, звали ее Мурка

змея медицинаНа криминальном небосклоне Украины, аккурат на полпути в демократическую Европу, взошла новая звезда. Ею с полным правом может называть себя дочь прославленного кардиохирурга и писателя Николая Амосова Екатерина – ставшая эдакой Муркой из популярной ранее в украинских верхах песни.

Екатерина Амосова – бесцветная и беспросветная завкафедрой госпитальной терапии Национального медицинского университета имени Богомольца, где она пылилась на нижней полке чулана почти четверть века, вдруг, на волне студенческих протестов, встала у кормила прославленного медицинского вуза в феврале 2014 года. На волне тех самых протестов, которые сначала сокрушили президента Януковича, а затем, под лозунгами люстрации и борьбы с коррупцией, вытряхнули из кресел десятки тысяч разносортных и разнокалиберных начальников по всей стране.

Но организаторы протестной студенческой кампании уж никак не рассчитывали на то, что результатом их усилий станет стремительное карьерное возвышение никому ранее неизвестной Екатерины Амосовой, десятилетиями прозябавшей в тени всемирной отцовской славы.

Сначала удачливая карьеристка практически самоназначилась и.о. ректора НМУ, а затем, в результате отчаянных интриг и благодаря высокопоставленному покровительству, едва ли ни принудила минздрав назначить себя ректором.

Стоит ли напоминать, что по законам революционного жанра, истинные лидеры и организаторы студенческой кампании против коррупции, в скором времени сами были дискредитированы, морально раздавлены и выброшены из вуза новоявленным «ректором революции».

Ради справедливости следует признать, что звездные амосовские гены, ранее более пятидесяти лет бесплодно дремавшие в теле Екатерины, дали-таки себя знать, хоть и не на научном, а на криминальном поприще.

Николай Амосов спасал и дарил детям десятки тысяч жизней, оперируя их маленькие сердца.

Екатерина Амосова щедро дарит десятки тысяч государственных гривен своим фаворитам и назначенцам, сформировавшим ее пронырливую свиту.

Академик Николай Амосов прославился еще и тем, что написал выдающуюся книгу «Мысли и сердце», которую взахлеб читали десятки миллионов его современников, и делали по ней свои жизни и судьбы!

Екатерина Амосова прославилась тем, что за два неполных года своей карьеры ректора, вместе со своими подельщиками умудрилась растратить и незаконно присвоить десятки миллионов гривен из бюджета Национальной медицинской академии им. Богомольца. Даже в наше смутное время – это рекорд для медицинской отрасли, и он вряд ли когда-то и кем-то будет побит.

Николай Амосов мечтал победить болезни, подчинить человеческой воле старость и отодвинуть смерть, отвоевывая у нее для людей десятки лет полноценной творческой жизни на благо общества.

Екатерина Амосова любит жизнь сытую и комфортную, как и обожает свою BMW, стоимостью сто тысяч евро. А еще она мечтает навсегда покинуть Украину: «Была бы моложе, уехала бы отсюда. Здесь ничего не будет».

Криминальная звезда гламурной барыни Екатерины Амосовой ярко вспыхнула на украинском небосклоне, и сама собою не погаснет.

Ирония украинской судьбы заключается в том, что любое разумное и созидательное начинание, рожденное в недрах общества, по какой-то беспросветной закономерности гарантированно обращается своею противоположностью в реальном мире.

К величайшему сожалению, не минула чаша сия и масштабную национальную кампанию по борьбе с коррупцией. По всей стране под барабанный бой и камлание о «вредоносной взятке» и откатах, на волне «люстрации» и клеймления откатчиков, во властные кабинеты «стальными сплоченными рядами» вошли коррупционеры и вымогатели, своею ненасытностью переплюнувшие в одночасье всех старших товарищей прошлых времен. Истинной «черной жемчужиной» этого коррупционного легиона стала и наша Екатерина Николаевна Амосова, о криминальных художествах которой пойдет речь на страницах этой статьи.

Вот пошли провалы, начались облавы

Но, все по порядку. Ни для кого не секрет, что медицинская наука в Украине давно и неукоснительно деградирует, а моральная атмосфера в ней уже давно снизу доверху пропитана миазмами коррупционного приспособленчества и морального растления. Этот процесс длится десятилетиями, и уже проник во все щели государства и социума. Постепенное превращение высшего образования в платную услугу закономерно парализует способность администрации любого выша принуждать студентов к обретению высоких знаний методом кнута. Миллионные массы студентов и преподавателей год за годом сплетаются в неразрывный коррупционный конгломерат по производству дипломов. Украина превратилась в страну с иллюзией высшего образования вообще, и с иллюзией высшего медицинского образования в частности. Там где речь идет о профессиях жизненно важных и предельно конкретных, как-то медицина или инженерное дело, декаданс украинской академической системы выглядит особенно неприличным. Но все дело в том, что до прихода на пост ректора Екатерины Амосовой темп деградации образовательной среды Национального медицинского университета им. Богомольца хотя бы не опережал общенационального упадка.

Но, как только кресло ректора заняла Амосова, «несущие стены» векового авторитета университета Богомольца просто-напросто рухнули.

На фоне «европейских» заклинаний гражданских активистов, в медуниверситете взорвалась «первая информационная бомба», так как с приходом в ректорские пенаты Амосовой повсеместное взяточничество и массовые поборы со студентов с головокружительной быстротой приобрели размах настоящего цунами. К этому следует добавить еще и тот факт, что с появлением Екатерины Амосовой по университету прокатилась волна увольнений всех несогласных как с ее кандидатурой, так и с ее клиентелой, мгновенно набросившей на научно-преподавательскую элиту медуниверситета коррупционную узду. В числе пострадавших оказались как зачинщики студенческих протестов, так и некоторые заслуженные деятели науки с мировым именем, не пожелавшие смириться с новым порядком. Диалектика, однако, состоит в том, что избавившись от внутренней фронды, ректор одновременно лишила университет огромной доли его интеллектуального и научного потенциала, хоть как-то поддерживавшего в последние десятилетия авторитет выша.

Все эти пертурбации в студенческой и преподавательской среде привели к тому, что ряд посольств ближневосточных стран выступили с заявлениями о прекращении сотрудничества с НМУ им. Богомольца по вопросам подготовки медицинских специалистов. Без всяких обиняков медицинскую элиту Украины «отхлестали по мордам». И отхлестали ее даже не привычно менторствующие европейские кураторы Украины, а кондовые африканцы, считавшиеся ранее безнадежно отсталыми. Надо признать, что ректор Амосова реально «прославила» Украину на весь мир. Теперь даже в Африке каждая уважающая себя национальная элита осознает, что в Украине выдают мусорные медицинские дипломы. Если даже в прославленном НМУ им. Богомольца дипломы получают за мзду, то что же творится  в украинской глубинке? Именно так рассуждают прозревшие африканцы. А что обо всем этом думают европейцы?

Более того. Новоявленный ректор смогла на себе убедиться также и в правдивости еще одной народной мудрости, гласящей, что беда одна не ходит.

Так, по итогам отраслевого мониторинга качества знаний, проведенного министерством здравоохранения, НМУ им. Богомольца занял последнее 15 место среди всех медицинских вузов Украины. Большего позорища трудно себе и представить. Элитные киевские студенты-медики, имеющие наилучшие условия и безусловный статусный гандикап в социуме, на фоне запорожских и буковинских студентов фактически признались, что после получения диплома НМУ им Богомольца станут не врачами, а отсталыми и молограмотными «коновалами», стоящими в хвосте походной колонны за знаниями. И главная заслуга в этом также принадлежит ректору Екатерине Амосовой. Именно такой вывод сделала для себя многотысячная медицинская общественность Украины. Авторитет вуза и его ректора в академической среде получил смертельную пробоину ниже ватерлинии.

Но с обрушением научного и преподавательского уровня беды НМУ не закончились. Екатерина Амосова принесла с собою на ректорский пост еще большую беду – свою криминальную клиентелу, которую возглавил ее муж Владимир Мишалов, заведующий кафедрой детской хирургии и одновременно председатель Общественного Совета НМУ. Именно его называют всамделишным ректором медуниверситета, который орудует в тени своей известной супруги.

Именно Мишалов и его протеже на посту проректора по научно-педагогической и административно хозяйственной работе Александр Никитюк встали во главе коррупционного спрута, буквально в течение нескольких месяцев превратившего респектабельный медицинский вуз с вековыми традициями в гигантскую воровскую малину, где правят бал разнузданные и распоясавшиеся казнокрады.

Подобные эпитеты можно было бы посчитать некоторым преувеличением и даже перегибом, если б не сухая статистика фактов. Ужасная правда состоит в том, что ревизия, проведенная Государственной финансовой инспекцией Украины по итогам полуторагодового правления в НМУ ректора Амосовой, вполне официально пришла к такому заключению:
Государственная финансовая инспекция

АКТ

О2.03.2016        №№ 04-21Л

г. Киев

Ревизия финансово-хозяйственной деятельности национального медицинского университета им. Богомольца за период с 1.10.2012 по 1.12.2015 года.

Общая сумма убытков:

Всего: 73 974 414,69

 

При этом, неутомимые активисты произвели сортировку нарушений, растрат и хищений и пришли к такому выводу:

Из заявленных 73 миллионов 974 тысяч 414 гривен следует считать прямо виновными в незаконной растрате:

Ректор Амосова Е.Н.        — 26 млн 091 тыс 451,62 грн

Проректор Никитюк О.А.  — 669 тыс 429,86 грн

И еще один, прямо-таки феерический пункт, из акта ревизии:

Убытки, нарушение финансовой дисциплины. Не подтвержденные объемы выполненных работ и затраты, понесенные во время исполнения договорных обязательств.

Всего по данному разделу: 44 млн 013 тыс 797,78 грн.

Следует отметить, что бюджет НМУ оценивается примерно в 380 млн гривен. А это значит, что новая управленческая команда, поднявшая на волне майдана флаги борьбы с коррупцией, присвоила и растратила каждую пятую гривну из годового бюджета университета.

Приведенные цифры красноречиво демонстрируют парадоксы дня сегодняшнего. Екатерина Амосова, взошедшая на трон университета Богомольца под лозунгами борьбы с коррупцией, всего за два года умудрилась незаконно растратить и присвоить государственных средств из бюджета собственного вуза в 52 раза больше (26 млн грн), чем ее предшественник (0,5 млн грн)!

За два года хозяйственной деятельности во главе НИУ им Богомольца его ректор Екатерина Амосова незаконно истратила более 44 млн грн казенных денег, и даже не потрудилась объяснить, куда и с какой целью. Просто, захотела и потратила, как свои собственные.

Даже злые урки и те боялись Мурки

Этот факт вопиет не просто о воровской разнузданности сбрендившей чиновницы, а еще и о беспомощности и беззубости самого украинского государства, неспособного силой своей карательной машины принудить собственных чиновников действовать в рамках установленной законом процедуры. Бюджетная дисциплина в расходовании казенных финансов – это главный государственно-структурирующий фактор.  В любой, даже самой забитой и затурканной стране четвертого мира расходование самой малой государственной копейки строго регламентировано протоколами и инструкциями минфина. Инструкции эти неуклюжи и тяжеловесны, но именно это делает их сакральными для любого сановника любой страны. Пыхтеть, потеть и брюзжать – но строго следовать установленным сверху предписаниям. Под каждую транзакцию – договор и приемо-сдаточный акт. Это – святая святых. Трата каждой малой гривны из казны должна оставлять документальный след, предписанный инструкцией. Отклонение от установленной процедуры влечет за собою неминуемое разоблачение после проверки, и неотвратимое наказание. На этом строится любая эффективная властная вертикаль. Можно много и долго рассказывать про демократию и независимые суды, но любая эффективная власть, будь-то власть американская, британская или китайская, которая стоит на страже авторитета родной страны, беспощадно репрессирует собственных чиновников, включая самых высокопоставленных, за малейшую попытку распорядиться казенными деньгами по личному желанию вместо государственного предписания.

Правоохранительная репрессия коррупционера – главный метод борьбы с явлением мздоимства, и в демократической Америке, и в «недемократическом» Китае.

Но нигде, ни в одной стране мира, если это не Failed state, в акте ревизии высшего органа финансового контроля не может быть записано, как в Акте ревизии НМУ им. Богомольца:

Не подтвержденные объемы выполненных работ!

Все это выглядит так, будто ректор истратила на неизвестные нужды 44 миллиона гривен под липовые договора, не потрудилась подписать акты приема выполненных работ, да еще и не пожелала предоставить высшему контрольному органу правительства вообще никаких объяснений. А высший контрольный орган страны грозно промолчал в ответ!

Даже для самой отсталой глубинки в Сомали и Афганистане подобное отношение к представителям высшей финансовой власти государства посчитали бы оскорбительным и недопустимым.

Если минфин позволяет такому происходить, то тем самым он открыто провозглашает курс на фактический демонтаж собственного государства.

Но ведь Украинская элита беспрерывно и громко вопиет о возрождении и укреплении как самой государственной власти, так и ее авторитета! Так называемая борьба с коррупцией – стараниями СМИ даже стала неким муляжом национальной идеи в общественном сознании. Но на практике эта «борьба» привела лишь к тому, что рядовой ректор упадочного вуза стал воровать в 52 раза больше, чем до провозглашения всенародного движения против мзды и мздоимцев. И вина в повсеместном провале этой борьбы лежит не столько на общественных активистах, страстно верующих в правое дело, как на системности и всеохватности коррупции, ставшей едва ли ни основой украинского национального целеполагания.

Борьба с коррупцией не ведется путем увещевания абстрактных коррупционеров, а лишь путем наказания коррупционеров реальных по результатам конкретных ревизий, подобных той, что была проведена в НМУ им. Богомольца. Если же реакцией государства на акт ревизии становится не наказание коррупционеров, а игнорирование этого акта, то такое государство фактически оглашает себе смертный приговор, какими бы высокими словами политики не пытались прикрыть эвтаназию собственной страны.

В этом отношении пример Национального медицинского университета становится в какой-то мере хрестоматийным для современной Украины. Там группа растратчиков, коррупционеров и расхитителей казенного добра на самых верхних этажах управления организовалась в криминальное сообщество и почти два года открыто занималась разбазариванием и присвоением государственных средств в особо крупных размерах. Никто из руководства медуниверситета даже не удосужился запутывать криминальные следы или скрывать в тень свои преступные деяния. Это вообще уму непостижимо. Все факты лежат на виду. Их не надо выискивать никаким следственным группам. Каждый криминальный эпизод короткой летописи правления Екатерины Амосовой – это манифест тупой алчности, воровской одержимости и какой-то куражистой социально-правовой неадекватности.

В нашей летописи присутствует также и министр здравоохранения Квиташвили, стоящий во главе расследования состояния дел в национальном медицинском университете, начатого министерством под давлением студенческого актива. Он выглядит точь-в-точь, как Луи де Фюнес в роли комиссара Жюва из французской комедии «Фантомас». Поймать злодея он не в состоянии, зато легко может развеселить публику своей нарочитой нелепостью.

А начало цепочки криминальных эпизодов, в котором участвуют «главные злодеи», следует искать в кадровой политике нового ректора медицинского университета. Наиважнейший среди этих злодеев – проректор по научно-педагогической и административно-хозяйственной работе О.А. Никитюк. Здесь стоит отметить, что Никитюк был назначен новоиспеченным ректором Амосовой на должность проректора, не утвержденную министерством здравоохранения. Он, к тому же, одновременно является и депутатом Житомирского облсовета, и председателем комитета конкурсных торгов НМУ им. Богомольца, что прямо противоречит закону «Об осуществлении государственных закупок». С другой стороны, сама ректор и ее муж вместе работают на руководящих должностях в государственной организации, что также не стыкуется с требованиями антикоррупционного законодательства. Нахождение на своих постах как минимум двух фигурантов из этой троицы– Амосова, Мишалов, Никитюк – незаконно. В медуниверситете произошел фактический самозахват власти при тупом и молчаливом согласии министров здравоохранения. Сначала – Мусия, а потом – и Квиташвили. Вот с этого-то все и началось. Если можно самозвано захватить один из крупнейших вузов страны, то почему нельзя прибрать к рукам казенные деньги, выделенные государством для данного вуза?

Там сидела Мурка в кожаной тужурке

А дальше, по страницам акта ревизии госфинслужбы, словно по страницам детективного романа:

Начало обнадеживающее. Акт предыдущей ревизии, проведенной через полгода после вступления в должность ректора Амосовой установил, что произошла растрата 22 млн 677 тыс 245, 52 грн на строительстве общежития № 8. Ни розыском виновных, ни поиском исчезнувших денег ректор и ее окружение даже и не думали заниматься, чем привели в замешательство ревизоров, которые как-то уж слишком робко обратили на это внимание солнцеликой Екатерины Амосовой. Подумаешь, пропали каких-то два миллиона долларов по курсу тех времен!

В акте ревизии можно найти много интересного. Ректор распоряжалась не только державными деньгами по своему усмотрению, но и своими подданными-студентами, которых вольна была казнить и миловать. Так, ревизоры установили, что ректор самовольно избавила от тяжелой государственной повинности некоторых бюджетников, обязанных согласно контракту отработать положенный срок по направлению минздрава, чем подломила державную казну на суму 493 тыс 824, 75 грн.

С особой легкостью и приятностью ректор запускала руку в бюджетный карман, чтобы выплатить вознаграждение себе самой и высшему синклиту медуниверститета в лице любимых проректоров, включая и незаконно назначенного Никитюка на де-юре не существующую должность. С легкой руки ректора Амосовой на премирование комсостава было незаконно истрачено 1 млн 151 тыс 631,04 грн. «Любить, так любить, гулять, так гулять». А ведь если бы ректор вместе с проректорами жили поскромней, то на одних лишь сэкономленных премиальных можно было бы полностью оплатить шестилетнее обучение от звонка до звонка  как минимум 15 нуждающимся студентам-бюджетникам. Но Екатерина Николаевна любит собственную красивую жизнь, как и свою BMW последней модели. А нуждающиеся студенты? Так они не вписались в новую жизнь, в рынок. Надо им быть конкурентнее!

Особо любимая статья расходов нашей героини – оплата мифических услуг по системе ниппель: туда дунь, а оттуда — болт. Таким способом, согласно акту ревизии, руководство медуниверситета перечислило за научно-исследовательские услуги фирме-мотыльку 150 тыс грн. Но когда этот эпизод всплыл во время ревизии, ректор саботировала претензионную работу по возвращению денег. Ведь по всем признакам направлять претензии ей пришлось бы самой себе, и возвращать эти самые 150 тысяч из собственного кармана, куда они уже давно упали.

Не обошлось и без комических эпизодов, которые тоже увековечены в акте ревизии. Так, наша фигурантка перечислила некоему охранному предприятию с мифическим названием «Скоробей» 1 млн 564 тыс 491, 40 грн по целым пяти договорам. Но когда ревизоры фининспекции захотели провести встречную проверку, то никаких охранников они нигде не нашли, включительно и по официальному юридическому адресу. Охранники словно сквозь землю провалились, скрылись и растворились с деньгами. Видимо, так они и охранные услуги оказывали, притворившись ниндзями-невидимками?

Но наша ректор совершала не только мистические деяния, когда ее контрагенты растворялись в дымке, но и отдала должное классической и любимой схеме лихих 90-х. Накинула  на цену, предложенную поставщиками из фирмы «Медикалгрупп-Украина» свои законные 15%, и отправила коммерсантам 4 млн 464 тыс  851,24 грн. Просто и ясно. Ревизоры так и не сообразили, с какой радости коммерсантам так подфартило, и они из щедрой длани ректора получили дополнительного навара целых 656 тысяч грн. Про слово откат фининспекторы так и не вспомнили.

Не могла обойтись ректор Амосова и без второго служебного автомобиля. Имеется у нее один, но она алкала и второй: «не хочу я быть столбовою дворянкою, а хочу стать владычицей морскою». Захотела – и стала. Уплатила из бюджета 171 тыс 666,53 грн и получила второй автомобиль в аренду. Ну и что с того, что правительство запретило вторые авто с целью вседержавной экономии средств? Кроме того, веселая и дерзкая команда Екатерины Амосовой одним дополнительным автомобилем не удовольствовалась, и, войдя во вкус, оплатила еще и услуг спецтранспорта на 372 тыс 805,31 грн. Вот только проверка выявила, что этот будто бы спецтранспорт не был оснащен никаким медицинским и лабораторным оборудованием. Простые Ланосы и Фольксвагены для разъездов по ценам спецмашин! И снова у ревизоров не всплыло в уме заветное слово откат. Такие они тугодумливые наши ревизоры из фининспекции!

Известный нам проректор Никитюк раз за разом попадал в одну и ту же нестандартную ситуацию, когда рука его касалась казенных денег. Как-то так получалось, что когда он оплачивал актированные этапы ремонтно-строительных работ, проверка тут же выявляла завышение сметы на 30 787,94 грн., 8 733,32 грн., 48 241,04 грн., 6 955,20 грн., 7 047,23 грн., 37 628,77 грн., 68 461,20 грн., 76 217,72 грн., 23 246,16 грн., 1 175 308,80 грн., 558 043,20 грн., 332 792,38 грн. И каждый раз проректор давал одно и то же объяснение: фирма ошибочно завысила смету, которая будет приведена в соответствие при окончательном расчете. Ревизорам, правда, так ни разу и не удалось найти ни одной платежки от фирмачей на возврат денег, которая бы подтвердила правдивость проректорских объяснений. Ревизоры просто взяли и поверили на слово такому уважаемому человеку.

Но самый комический случай у нашего ректора произошел с предприятием «КБК «Киевбудком». Университет перечислил честным коммерсантам ни много ни мало 15 млн 176 тыс 852,13 грн. Когда же ревизоры решили произвести встречную проверку, то им от имени руководства «КБК «Киевбудком» было предоставлено письмо, что будто бы Государственная фискальная служба истребовала у предприятия все оригиналы документов по их договорам с университетом. Но когда фининспекторы напрямую обратились к налоговикам, с просьбой поделиться изъятыми договорами, то оттуда пришел ответ, что никакой такой выемки документов на предприятии «КБК «Киевбудком» фискалами не производилось. Проверкой вышеуказанного письма было установлено, что регистрационные номера, печать налоговой милиции и подпись следователя на нем поддельные! И, по всем признакам, ревизоры фининспекции этой констатацией вполне удовлетворились. Ну повеселились хлопцы. Ну подделали подписи с печатями. Хотели ж как лучше!

В такой динамичной криминальной истории, в которой из кассы медуниверситета бесследно сгинули 74 миллиона гривен, не могло обойтись без общепита. Какой удачливый мошенник не любит вкусно поесть? Так и наши герои. Началась интрига с того, что ректор Амосова своим приказом №238 от 01.04.2015 учредила Центр общественного питания НМУ без права юридического лица. Все это было проделано на фоне действующего Устава вуза, гласящего о том, что Центр общественного питания является юрлицом. Как говорится: вперед-назад за лиловыми кроликами! В чем разница, спросят читатели? А ревизоры и сами не поняли. Пришли они в этот самый Центр общественного питания, который без юрлица, а там какие-то люди вовсю готовят пищу и кормят ею студентов и преподавателей. А вот с выручкой как-то не заладилось. Ревизорам, проводившим проверку по состоянию на 01.12.2015 года так и не удалось разгадать, кем были те люди, которые работали под вывеской Центра, и где они скирдовали выручку все 8 предыдущих месяцев. Стало известно лишь то, что в кассу медуниверситета было оприходовано за все это время аж 27 687,33 грн, что вряд ли составило более 0,001% от реального валового дохода столь удобной точки общепита. Естественно, фининспекторам даже и в голову не пришла мысль о том, что под вывеской так называемого Центра общественного питания НМУ на университетских площадях и с использованием университетского оборудования вполне себе открыто функционирует совершенно левая структура, оперирующая наличными деньгами, и не заморачивающая себе голову никаким бухгалтерским учетом. И, конечно же, слово откат снова не всплыло в мозгах ревизоров.

Наши читатели были бы несказанно удивлены, если бы в нашей воровской малине, где правят бал люди, столь щедро наделенные криминальными талантами, дело обошлось бы без гешефтов с казенной недвижимостью. И не обошлось. В акте ревизии имеются сухие строки, гласящие о том, что от сдачи помещений и имущества в аренду университет потерпел убытков на сумму ни много ни мало 508 589,48 грн. А если где-то утекло, то у кого-то и прибавилось. С миру по нитке – голому сорочка. И снова слово откат даже не промелькнуло перед мысленным взором наших инспекторов.

А какая женщина, влюбленная в собственную BMW, не любит свое изображение на телеэкране. Ректор Амосова здесь не является исключением, чему подтверждением могут служить щедрые выплаты ею казенных денег  какому-то частному предприятию с претенциозным названием «Світ Індіго» на суму 704 тыс 660 грн. Коммерсанты обязались изготовить  разного рода рекламные видеоматериалы для Университета и размещать их на 5-м и 24-м телеканалах. Оказалось, правда, что даже малейшего следа этих телероликов нет в природе, а прямой ущерб государству лишь по этому эпизоду составил 362 955, 00 грн.

Еще ревизией вопросов соблюдения требований действующего законодательства в сфере государственных закупок установлено процедурных нарушений Закона Украины «Об осуществлении государственных закупок» на общую сумму 26 млн 592 тыс 251, 80 грн. То есть, героиня нашей криминальной истории просто-напросто игнорировала установленную законом тендерную процедуру, ни мало не опасаясь возможных тяжких последствий. А ведь эти деяния прямо подпадают под статью о злоупотреблении служебным положением, предусматривающую для нарушителей огромные штрафы и даже реальные сроки наказания. Правда, ревизоры у нас слишком уж добрые.

Ну и, наконец, руководством медуниверситета, с приходом нового ректора, была фактически налажена торговля конфиденциальной информацией об умерших. Вот как эту историю описывают СМИ: «В регистратуре патологоанатомического отделения по ул. Мечникова, 5, после устного распоряжения по телефону проректора Никитюка обосновалась такая себе ЧП Коняхина, что было зафиксировано на скрытую камеру журналистами и показано в эфире программы «Свідок» (НТН). ЧП Коняхина, имея беспрепятственное  привилегированное право нахождения в учебном корпусе без заключения на законных основаниях договора аренды, незаконно получила полный доступ к сбору и использованию в собственных коммерческих целях информации об умерших, их близких, родных, конфиденциальность которой гарантируется государством. То есть ЧП Коняхина не только получила от руководства НМУ им. А.Богомольца привилегированное право на единоличный доступ в кабинет регистратуры, но и стала навязывать родственникам умерших свои услуги и товары ритуального назначения». Согласитесь, возвышенно звучит: монетизация ритуальных услуг! Очень по-европейски.

Здравствуй, моя Мурка, и прощай

Давайте говорить честно: акт ревизии Государственной финансовой инспекции выглядит впечатляюще. Практически по каждому эпизоду, подтвержденному этим Актом, для ректора и ее сотоварищей по воровскому ремеслу предусмотрены вполне определенные статьи уголовного кодекса, не допускающие двойственного толкования.

Но ректор Амосова, невзирая на шумные акции граждански активистов, держится очень уверенно, и демонстративно игнорирует общественное мнение. Мало того.  Ректор, ни мало не смущаясь, вполне открыто заявляет, что всякие там гражданские активисты могут свистеть и бить в барабаны хоть до второго пришествия, и это ей никак не повредит. А не повредит ей давление гражданского общества по той простой причине, что она будто бы … «дружит с Мариной», которая носит титул первой леди государства. Как бы комично это не звучало, но подобная тактика ректора Амосовой вполне успешно работает. Невзирая на целый клубок вопиющих скандалов и публичных разоблачений, и комиссия минздрава, и ревизия госфининспекции, словно по какому-то волшебству, в результативной части просто-напросто подули в свисток. Судя по всему, шестерни исполнительной вертикали, наталкиваясь на рифы в самых верхах, буксуют и обламывают зубья, так и не добравшись до Мурки Катерины и ее жиганов.

Зато караван жизни медуниверситета продолжает путь под откос своей чередой. Если сегодня уже африканцы отказываются оплачивать обучение своих граждан медицине в стенах НМУ им. Богомольца, то завтра откажутся туда поступать и украинские граждане, даже из самой провинциальной глубинки, которые предпочтут направить свои стопы не в Киев, а в Днепропетровск, Запорожье или Черновцы.

Да, в общем-то, и высокопоставленная подруга завтра-послезавтра может и перестать быть первою леди, или перестать быть подругой…

Ну а закончить статью хочется пожеланием в адрес активистов, чтобы они не складывали оружия и продолжали добиваться справедливости, используя для этого весь имеющийся арсенал прямого действия.

Единственно, борцам с коррупцией в медуниверситете следует придумать, как сломать укоренившийся в нашем государстве алгоритм этой самой борьбы, когда в результате массовых акций гражданское общество низвергает одного коррупционера лишь для того, чтобы на место уволенного пришел его клон, но обученный воровать и брать в лапу еще более дерзко и умело. Если дело с грядущей отставкой Екатерины Амосовой пойдет по тому же сценарию, как и с ее назначением на ректорский пост, в результате чего коррупционный размах при новом руководстве увеличился в 52 раза, то следующему ректору НМУ им. Богомольца, чтобы насытить свои воровские и коррупционные аппетиты не хватит не только бюджета Национального медицинского университета на десяток лет вперед, но и бюджета всего украинского государства.

В тему: Олег Мусий. Воинственный медик

Багнет

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *