Реалии АПК: в тупике сырьевого проклятия

апкКрысиные чиновничьи бега в попытке порешать сиюминутные проблемы неизбежно загонят не только агросектор, но и всю экономику в очередной тупик, поиск выхода из которого будет еще болезненнее и дороже — такой окажется цена нынешней недальновидности. Вот и получается, что лозунги и призывы к модернизации и инновационному развитию, к диверсификации экономики и экспорта остаются чиновничьей «маниловщиной», а вот сырьевое проклятие Украины — ее угрюмой действительностью.
Новая власть практически сразу дала понять, что одним из ее главных приоритетов будет аграрный сектор. АПК тут же назвали точкой роста, локомотивом, панацеей и единственным эффективным бизнесом в Украине. Урожайность зашкаливала, квоты, выделяемые ЕС, были израсходованы молниеносно, а аграрное лобби в новом парламенте усилилось. В целом с учетом обвалившейся металлургии выбор был во многом закономерен — он пал на отрасль, которая условно соизмерима по масштабам и прибыли. Но именно горький металлургический опыт не дает с оптимизмом смотреть в светлое будущее аграрной Украины. Ведь сельское хозяйство также относится к первичным секторам экономики, ориентированным на эксплуатацию национальных ресурсов (земельных) и продажу продукции с низкой степенью переработки, то есть фактически сырья.

А значит, с развитием будет туго. По крайней мере, в виде новосозданных рабочих мест на высокотехнологичных производствах с высокой долей добавленной стоимости и высокой конкурентоспособностью на мировых рынках.

Несмотря на напускную браваду насчет грядущего освоения новых рынков, международная торговля Украины продолжает сокращаться. За январь-февраль 2015 г. экспорт просел на 33,7% по сравнению с аналогичным периодом 2014-го. Объем экспорта в страны ЕС, действительно выросший до 35,7% от общего объема, тоже упал по сравнению с прошлогодними показателями на 33,3%. Основу товарной структуры все еще составляют недрагоценные металлы (27%), далее идут продукты растительного происхождения (21,2), механические и электромашины (9), минеральные продукты (8%). И это при том, что, по словам премьер-министра, Украина все свои квоты на агропродукцию в рамках зоны свободной торговли с ЕС использовала.

Тот факт, что влияние и эффект от торгового сотрудничества с Европой явно переоценили, стал очевиден не только экспертам, но и обывателю. Тем не менее Министерство экономического развития и торговли продолжает следовать намеченному курсу и запланировало к 2019 г. увеличить вдвое объем экспорта украинских товаров. Для этого планируют использовать преимущества режима свободной торговли с ЕС, а также подписать аналогичные соглашения с Канадой, Турцией и Израилем. На первый взгляд, ничего плохого в этом нет, ведь торговля всегда обоюдовыгодна. Но это если говорить о краткосрочной перспективе, а если задуматься о перспективе хотя бы среднесрочной, возникает масса вопросов относительно того, чем для нас нынешний экономический курс обернется.

Продать любой ценой

Основная продукция украинского экспорта — это агросырье, а основные выгодополучатели — не его производители, а трейдеры. Количество законопроектов, нацеленных так или иначе стимулировать экспортеров продукции АПК, зашкаливает. Но лишних ресурсов для поддержки отрасли нет, тем более что за декларируемой аграриями рентабельностью в 2% все чаще виднеются сотни гектаров посевных и материальные блага (с соответствующими позициями в рейтингах богачей), не свойственные людям «от сохи». Аграрии явно прибедняются. Накопленные ими ресурсы впору бы направить в развитие, в производство высокомаржинальных товаров. Но они, получается, не стремятся, а правительство их не мотивирует. Министерство экономразвития и торговли, как зачарованное, продолжает следовать идее фикс повышения позиций Украины в рейтинге Doing Business, отменяя никому не нужные и никогда не работавшие лицензии. На этом все наше стратегическое планирование заканчивается.

В итоге мы идем на внешние рынки с тем, что есть, то бишь с сырьем. Более того, всячески стимулируем наращивание его сбыта. Например, в Верховной Раде зарегистрирован законопроект, отменяющий экспортные пошлины для сырья масличных культур, благодаря введению которых в свое время Украина и перешла от выращивания подсолнечника к производству подсолнечного масла. И сейчас это масло на пятом месте по объемам того же экспорта, а цена его в разы превышает стоимость сырья, из которого оно изготовлено.

«Пошлина на экспорт масла стала в свое время главным стимулом для притока инвестиций в строительство заводов по его переработке. Можно считать, что это была своеобразная дотация от государства. Производители были вынуждены вложить средства во внутреннее производство, — прокомментировал ZN.UA Борис Приходько, президент консалтингового агентства Trade Adviso. — При этом именно на этом рынке Украина имеет конкурентное преимущество, так как большинство стран не выращивают такое количество подсолнечника. Теперь эти заводы, которых немало, должны будут конкурировать за сырье, повышая затраты на его покупку. Считайте, что льготу отменили».

И борьба за ресурс предстоит непростая. Нынешние запасы семян подсолнечника составляют 3,6 млн т, что на 25% меньше, чем на 1 марта 2014-го. Из них непосредственно на сельхозпредприятиях хранится 2,1 млн т (на 7% меньше), а на предприятиях, которые его перерабатывают, — 1,5 млн (на 41% меньше, чем в прошлом году). В таких условиях стимулирование экспорта масличных смерти подобно для отечественных производителей. Некогда перспективная отрасль может погибнуть из-за банальной нехватки сырья, но его не побил град, не уничтожила болезнь, не отобрали враги — его просто продали. Фактически, вместо того, чтобы стимулировать внутреннее производство товаров с более высокой добавленной стоимостью, государство в погоне за «быстрыми» деньгами продает ресурс, без которого развитие невозможно. На самом деле у украинского АПК давно есть все необходимое, чтобы выбраться наконец-то из первичной сырьевой экономики, не хватает только грамотного госуправления и стратегического планирования.

«Был период, когда все средства защиты и химикаты для АПК были импортными. Вот так, аграрная страна, невероятные масштабы посевных, а зависит на 100% от импортных ресурсов, — рассказал ZN.UA Александр Барановский, экс-министр аграрной политики. — Потом была введена дополнительная пошлина на их ввоз. Конечно, было много шума, говорили о подорожании, об обвале отрасли. Но когда закон приняли, в Украине стали появляться собственные производители агрохимии. Конечно, это была не стопроцентная победа, так как по большей части они занимались только расфасовкой, но тем не менее это был шаг к производству собственного продукта, к экономической независимости. И если бы условия ввоза стали еще жестче, они были бы вынуждены развивать свои производства. В итоге временное неудобство в долгосрочной перспективе стало бы безусловным плюсом. Выходит, можно влиять на эти процессы и вынуждать производителей развиваться. На сегодняшний день у нас рабочая сила в разы дешевле, чем у наших конкурентов, и любое производство здесь является очень выгодным. Но для этого должна быть определенная государственная политика, создание специальных условий».

Ставки сделаны, ставок больше нет

Понимаем ли мы, что эпоха дорогого сырья заканчивается, цены снижаются и продолжат снижаться? Соответственно, для сохранения прибыли Украине придется наращивать предложение, а будет ли спрос? А какова будет конкуренция? Международная торговля сырьем в значительно большей степени, чем торговля готовой продукцией, монополизирована транснациональными компаниями. При этом в каждом конкретном случае контроль осуществляется несколькими ведущими фирмами, которые фактически контролируют цены на соответствующих рынках.

Особое место в торговле сырьем занимает так называемая внутрикорпорационная торговля между материнской и дочерними фирмами компании. Она ведется по пониженным трансфертным ценам, что создает возможности для безналогового перевода прибыли, полученной при разработке зарубежных источников сырья с применением местной дешевой рабочей силы. Такая внутрикорпорационная торговля, по оценкам экспертов, составляет около 30% мирового экспорта сырья, и с ней сложно конкурировать. Так что же заставляет нас идти на столь агрессивный рынок, если мы уже давно можем перейти к производству готовой продукции?

Сырьевая отрасль не требует огромных инвестиций и при этом приносит практически мгновенный и гарантированный доход. Конечно, аграрии жалуются, что им не хватает 15 млрд грн для посевной, что их не субсидируют, как европейских землепашцев, что налоговое бремя для них непосильно, а кредитные средства недоступны. Но будем честны, просто продать выращенный подсолнечник несоизмеримо проще, чем собрать производственную линию для его переработки. Не нужно вкладывать денежные ресурсы в создание новых конкурентных продуктов, изучать рынок, бороться за качество, тратиться на рекламу, ждать несколько лет окупаемости.

Несмотря на наше мировое лидерство по выращиванию пшеницы, ее класс в Украине могут определить только крупнейшие трейдеры, а все остальные делают это «на глаз». Мы не заморачиваемся с восстановлением семенной базы, у нас ее нет, и бог с ней. Мы не восстанавливаем сети лабораторий. Мы и без этого получаем прибыль. По итогам 2014-го Госстат оценил уровень рентабельности выращивания зерновых и зернобобовых в 25,8%, подсолнечника — в 37,4, рапса — в 28,7, сахарной свеклы — в 18,3, овощей — в 17%. Это очень неплохие показатели, особенно если учесть то минимальное время, которое проходит от посевной до момента продажи. Такая рентабельность позволяет совершенно спокойно развивать переработку и производство продукции при минимальной поддержке государства. Тем более сейчас, в условиях девальвации, удешевляющей нашу рабочую силу, в том числе квалифицированную.

Если средняя зарплата в Украине составляет 3600 грн, то в сельском хозяйстве — 2411, при этом задолженность перед работниками отрасли на 1 марта с.г. перевалила за 11,5 млн грн. Переход к производству готовой продукции в перспективе улучшил бы благосостояние работников АПК, так как зарплаты бы выросли (сейчас средняя зарплата в сфере производства пищевых продуктов 3600 грн), условия труда бы улучшились, даже требования к уровню образования, а значит, и к его качеству, стали бы выше. Конечно, это не гарантия того, что нашей готовой продукции не придется бороться за рынки, но сам факт перехода на этот этап производства выглядит привлекательнее. Но курс иной — вместо того, чтобы наращивать поставки в Китай украинского подсолнечного масла (объем за 2014 г. свыше 477 тыс. т), мы ведем с КНР переговоры об экспорте шрота, предоставляя китайским переработчикам возможность увеличивать объемы масла собственного производства и отказываться от украинского продукта.

113628

«Нужно понимать, что правительства тех стран, в которые мы продаем свое зерно, помимо продовольственной безопасности, обеспокоены проблемами занятости населения, — объяснил Борис Приходько. — Импортное зерно нужно разгружать, перевозить, хранить и молоть — это сотни рабочих мест. А вот импортная мука требует только участия ритейлеров, без остальных звеньев маркетинговой цепочки. Поэтому рынки, как правило, «защищаются» от конечных продуктов. Но это не означает, что развивать это направление не нужно или неперспективно».

При грамотном подходе высокотехнологичный бизнес гораздо выгоднее сырьевого. И выгоды здесь не ограничиваются исключительно деньгами. Производство товаров с высокой добавленной стоимостью повышает производительность труда, развивает инфраструктуру, позволяет выходить на рынки развитых стран, меньше зависеть от ценовой конъюнктуры. По большому счету, у современных стран есть либо высокотехнологичное будущее, либо нет будущего как такового. Более того, чем дороже продукция, тем менее существенными становятся затраты на ее перевозку и хранение. Условно, у вас есть мешок яблок ценой в 10 долл., вам нужны еще 5 долл. на его хранение и 5 долл. на перевозку. Так не выгоднее ли за те же деньги хранить и перевозить ящик яблочного сока стоимостью уже не 10, а 20 долл.?

«Конечно, одно дело — продавать зерно и совсем другое — продукцию его переработки. Производство продукции с добавочной стоимостью — это и более высокие зарплаты в секторе, и рост бюджетных поступлений от отрасли, и новые возможности для привлечения инвестиций. Переход от первичной обработки к переработке — это безусловное благо, к которому стремятся все страны, — рассказал ZN.UA Василий Юрчишин, директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований им. Разумкова. — Поэтому, на мой взгляд, обязательным является объединение качественного земледелия и развития растениеводства с последующей переработкой сырья, с одной стороны, и подготовкой возможностей для развития животноводства — с другой. Конечно, на практике все несколько сложнее, но именно такая модель является перспективной для Украины. В этом контексте важно осознавать, что если мы ориентируемся исключительно на выращивание без последующей переработки, то не только теряем маржу, мы теряем и ценность земли».

2

Так что ставка сделана, получается, не просто на АПК, а на сырьевой АПК. Большинство перерабатывающих отраслей становятся ненужными, инвестиционно непривлекательными, неконкурентоспособными на фоне быстрых и легких сырьевых денег. В итоге происходит деиндустриализация страны и развал всех отраслей промышленности, кроме сырьевых. Это накладывает отпечаток на все без исключения институты общества и государства. Сырьевая экономика, в отличие от высокотехнологичных и наукоемких отраслей, оперирует так называемыми неспецифическими ресурсами, управление которыми не требует высоких квалификационных навыков и которые могут легко переходить из рук в руки без особых потерь для бизнеса.

Однако очевидные преимущества в краткосрочной перспективе приведут в результате к полной бесперспективности всей экономики и тщетности надежд на качественное улучшение уровня жизни, и особенно на селе. Фактически повторяется сценарий, по которому еще недавно развивалась металлургия. Не вкладываясь особо в модернизацию и развитие, собственники метпредприятий «доили» отрасль и множили теневые схемы. Чем все это закончилось, мы знаем. Теперь ставка сделана на другую отрасль, но с тем же перекосом и с тем же будущим итогом.

Крысиные чиновничьи бега в попытке порешать сиюминутные проблемы неизбежно загонят не только агросектор, но и всю экономику в очередной тупик, поиск выхода из которого будет еще болезненнее и дороже — такой окажется цена нынешней недальновидности.

Вот и получается, что лозунги и призывы к модернизации и инновационному развитию, к диверсификации экономики и экспорта остаются чиновничьей «маниловщиной», а вот сырьевое проклятие Украины — ее угрюмой действительностью.

Так неужели от перестановки президентов, премьеров и прочих людей от власти ничего в стране в лучшую сторону так и не поменяется?

 

ZN

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *