Распил с фоном: Как зарабатывают на грязном ломе из Чернобыля

чернобыль
Руководство ЧАЭС подозревают в тендерных махинациях, несанкционированном вывозе загрязненного металлолома из зоны, а также его продаже по заниженным ценам.

Уже около полгода Нацполиция и киевская прокуратура расследуют факты незаконного вывоза из чернобыльской зоны загрязненных радиацией труб.

Основной подозреваемый — бессменный руководитель ГСП «Чернобыльская АЭС» на протяжении последних 11 лет — Игорь Грамоткин. Так, правоохранительные органы подозревают руководство ЧАЭС в махинациях на тендерах, несанкционированном вывозе загрязненного металлолома из зоны, а также его продаже по заниженным ценам.

Ситуация усугубляется еще и тем, что стали пропадать изъятые в рамках расследования трубы. На это почве прокуроры уже успели переругаться с представителями Нацполиции, которая «не уследила» за конфискатом.

ЭП удалось более детально разобраться в этом запутанном деле, и выяснить, как государственные служащие обогащаются на продаже радиации, кто еще к этому может быть причастен, и почему исчезает конфискованный товар.

Случай на границе

В марте 2016 года на пропускном пункте «Ягодин» Нацполиция задержала грузовой автомобиль, перевозивший из Украины в Польшу 20 тонн труб из медно-никелевого сплава.

Груз не прошел экологический и радиационный контроль. Причина — наличие неизвестного радиоактивного вещества.

Как указывается в акте обследования Госэкоинспекции, по правому борту автоприцепа в шести местах было установлено превышение допустимого радиационного фона на уровне 4,17 микрозиверт в час. Для сравнения: безопасным для человека считается уровень радиации до 0,3 микрозиверт в час.

Отправитель — украинская компания «ТД «Стандарт плюс». Получатель — немецкая Export Consulting ltd. До этого украинская компания отгрузила немцам две партии, а третья контроль уже не прошла.

Как оказалось позже, трубы были демонтированы из машинных залов первого и второго энергоблоков Чернобыльской АЭС.

DOCUMENT

В демонтаже металлолома на ЧАЭС нет ничего зазорного — он подвергается процедуре дезактивации, которая нейтрализует радиоактивный фон. Весь груз, который вывозится из ЧАЭС, проходит дозиметрический контроль.

Но задержанный на границе груз почему-то не был «очищен» от радиоактивного фона. Как же в таком случае загрязненные трубы могли оказаться вне зоны отчуждения?

Чтобы ответить на этот вопрос, ЭП изучила всю подноготную соответствующих работ на ЧАЭС за последние годы и обнаружила серьезные нарушения.

Кооператив «Дружба»

Первые работы по демонтажу и дезактивации начали проводить еще в 2004 году. До 2008 года удалось демонтировать 1 тыс тонн. После этого — долгий перерыв без демонтажа.

Возобновились работы в 2012 году, когда был заключен договор на 45 млн грн на демонтаж машинного зала между ЧАЭС и частным предприятием «Промметбуд».

Еще два тендера — на 2,8 млн грн и 1,09 млн грн на демонтаж металлоконструкций объекта «Рассоха» и магистральной теплосети к реке Припять — состоялись в конце 2012 года. Тут победителем стало ООО «Метресурс».

Третий тендер, на 63,6 млн грн, уже в 2015 году, выиграло ООО «Металл-сервис плюс». Эта компания демонтирует конструкции машинного зала второго блока ЧАЭС.

Как выяснила ЭП, все эти компании связаны между собой. Так, основатель «Промметбуда» Вадим Резниченко был основателем «Метресурса» совместно с Андреем Орловским. Они ее основали в 2002 году, внеся в уставной фонд в среднем по 5,5 тыс грн. Обе фирмы зарегистрированы в пгт Иванков, Киевщина.

Позже произошла еще одна интересная рокировка. Когда третья компания — «Металл-сервис плюс» — выиграла последний тендер ЧАЭС на демонтаж залов, в ее руководстве оказался упомянутый Орловский, а возглавлявший до этого компанию Игорь Сторожик перешел в «Метресурс».

Кроме того бухгалтерию всех трех фирм ведет один и тот же человек.

На ЧАЭС утверждают, что тут нет ничего удивительного, так как подобные работы могут выполнять немногие предприятия. Гендиректор станции Игорь Грамоткин говорит, что в бизнесе партнеры часто становятся конкурентами.

«Люди начинали бизнес, потом не поделили его, потом начали конкурировать», — заявил директор ЧАЭС в комментарии ЭП.

Игорь Грамоткин

Игорь Грамоткин

Автор попробовал связаться с упомянутыми руководителям трех компаний. Вадим Резниченко оказался недоступным для комментариев. По словам собеседника из МВД, он выехал за границу.

Андрей Орловский заявил, что находится «в плановой командировке на другом континенте», и отвечать на вопросы отказался. Более разговорчивым оказался нынешний директор «Метресурса» — Игорь Сторожик.

«Компания «Метресурс» занималась демонтажем в 2013-2014 годах, а когда я ее приобрел, она в Чернобыле больше не работала. С Орловским и Резниченко я в дружеских отношениях», — заявил ЭП Сторожик.

Фактически тендеры ЧАЭС выигрывали одни и те же компании с учредителями-друзьями. Но это все мелкое баловство в сравнении с тем, что сегодня инкриминируют руководству ЧАЭС правоохранительные органы.

Пять эпизодов из жизни ЧАЭС

Летом 2016 года Нацполиция начала досудебное расследование против руководства ЧАЭС. Грамоткина подозревают в растрате государственных средств в особо крупных размерах — более 80 млн грн.

Изучив дело, ЭП выявила несколько интересных фактов, которые могут пролить свет на то, как загрязненный металл оказался на границе.

Первый эпизод — это недавняя проверка Госаудитслужбы, которая обнаружила недостачу металла на складах ЧАЭС.

По условиям договоров, весь демонтированный частными компаниями лом должен быть возвращен ГСП «Чернобыльская АЭС». Как выявили аудиторы, общий вес оборудования, подлежащего демонтажу — около 12 тыс тонн, из которого ГСП «Чернобыльская АЭС» получила назад только 5 тыс тонн лома.

ГСП «Чернобыльская АЭС» объясняет это тем, что 7 тыс. тонн лома якобы захоронено из-за его загрязнения. При этом аудиторы указывают, что подтверждающих документов не получили. «Это может свидетельствовать о возможной реализаци упомянутого лома, рыночная стоимость которого составляет около 50 млн грн», — говорится в выводе госаудиторов.

В то же время директор ЧАЭС Грамоткин уверяет, что акты проверки, которые получило от аудиторов госпредприятие, и те обвинения, которые Госаудитслужба выложила у себя на сайте, не соответствуют друг другу.

«В акте проверки, который у нас есть, те материалы, которые висят на сайте, не подтверждаются», — заявил он.

Второй эпизод связан с качеством дезактивационных работ.

По словам Грамоткина, машина с загрязненным металлом не может выехать за пределы зоны отчуждения из-за многоступенчатого контроля. Акт обследования машины, задержанной на ПП «Ягодин» говорит об обратном.

Директор ЧАЭС с актом обследования не согласен и считает, что машину «замазали» грязью с радиацией.

«После ареста автомобиля были вызваны специалисты львовского «Радона» (госкорпорация, занимающаяся комплексом радиационно-опасных работ, ЭП), которые сделали контрольные замеры, мазки и спектральный анализ. Оказалось, что борта машины были вымазаны грязью, в состав которой входит медицинский радий», — заявил он.

Хотя экспертная комиссия Института ядерных исследований, куда были направлены образцы из автоприцепа, установила, что загрязнение является нефиксированным.

DOCUMENT

Но и это еще не все. После проведения демонтажа и дезактивации металл поступает на балансовый счет ЧАЭС и хранится на складах станции. Упомянутая комиссия провела экспертизу металла на складах ЧАЭС, который был уже «очищен», и там она тоже обнаружила загрязненный лом.

В распоряжении ЭП есть соответствующие выводы экспертизы.

И самое главное: после того как Нацполиция начала досудебное расследование, Госагентство по ядерному регулированию, ранее выдававшее разрешение на дезактивацию металла, провело внеплановую проверку, в результате которой работы по демонтажу и дезактивации металлолома были приостановлены.

«Риски вывоза радиоактивно загрязненных материалов из ЧАЭС за границы зоны отчуждения могут быть вызваны действиями отдельных лиц в нарушение процедур освобождения радиоактивных материалов от регулирующего контроля и порядка их вывоза за границы зоны отчуждения», — сообщило тогда агентство.

Третий эпизод  — экспертная оценка.

Чтобы продать металл ЧАЭС обращается в Агентство по управлению зоной отчуждения для получения разрешения и нанимает компанию, которая должна оценить металл и установить его цену. Металл не может быть продан ниже оценочной стоимости.

«Эксперт несет ответственность за свою работу, в том числе — уголовную», — уверяет директор ЧАЭС.

Вместе с тем, экспертная оценка вызывает подозрения.

Согласно единственному лоту, который удалось найти (остальные, по словам представителей ЧАЭС и биржи, летом изъяла полиция), стоимость 50 тонн труб б/у равна 2,238 млн грн, то есть около 44,7 грн за кг. В компаниях, торгующих трубами, говорят, что это редкая позиция по меди, и обычно цены гораздо выше.

«Цена привязана к доллару. По тем новым трубам, что мы продаем, получается 10,9 долл за кг», — сообщили в одной из компаний.

Один из сотрудников биржи в неофициальной беседе с ЭП также допустил, что оценка могла быть заниженной.

Четвертый эпизод — победители аукционов по реализации металла.

В досудебном расследовании Нацполиции говорится, что металлолом реализовывался по заниженным ценам уже упомянутому «ТД «Стандарт-плюс», груз которого задержали на границе, а также компаниям «Смесьмет», «Флешкорп», «Мирокон», «Мегамет», «Прогресгруп» и «Катех-электро».

Следствие считает, что они связаны с принадлежащими Резниченко и Орловскому компаниями, которые занимались демонтажем.

«Резниченко и Орловский брали документы у знакомых предприятий и подавали их на аукционы. После забирали их и возили договора и платежки для подписей. Впоследствии денежная разница делилась между всеми», — говорит собеседник из МВД.

По его словам, деньги переводились на сотрудников фирм, которые были зарегистрированы в налоговой как неплательщики НДС с оборотом до 5 млн грн.

«На фирмах официально работают люди, которые зарегистрированы как ФОП. На их счета перечислялись деньги до 5 млн грн несколькими платежами. Приближенные «работяги» отдавали их Резниченко и Орловскому», — объясняет он.

Пятый эпизод — связь директора ЧАЭС с компаниями, которые занимаются демонтажем.

Сын Грамоткина — Филипп — работал в компании «Метал-сервис плюс» заместителем директора. Это подтверждает справка, которая есть в распоряжении ЭП.

a67067c-3-----------------1000
Грамоткин подтвердил, что его сын работал в этой фирме, но, по его словам, только начальником участка по демонтажу.

«Сын не работал ни директором, ни финансовым директором, к учредительству никакого отношения не имел — низовое звено. Молодой человек закончил институт и пошел получить практику на производстве. Заместителем директора он тоже не был. Он работал там недолго, три-четыре месяца», — заявил Грамоткин.

По словам собеседника из МВД, следствие подозревает Грамоткина в организации схемы по вывозу металла и присвоении денег при помощи компаний Орловского и Резниченко.

«К совершению вышеуказанных уголовных преступлений причастен директор ГСП «Чернобыльская АЭС», который является непосредственным организатором незаконного перечисления средств за демонтаж металла, который в действительности не выполняется, а также дальнейшую его реализацию по заниженным ценам», — говорится в одном из решений Печерского районного суда по данному делу.

О других делах Грамоткина

Грамоткин уже давно на посту директора ЧАЭС — с 2005 года. Его назначили при Ющенко, он оставался на должности при Януковиче, и удерживает позиции при Порошенко.

В 2000-2008 годах он был сооснователем компании «Эфес», в 2005-2009 годах —основателем ООО «Наша булочка». Сам Грамоткин говорит, что вышел из бизнеса еще в конце 1990-х.

«Когда я ушел на государственную работу, то продал бизнес и никогда в нем больше не участвовал. Дал доверенность на управление компанией и ушел, а потом эти документы были переоформлены», — заявил он.

После его выхода из состава соучредителей «Нашей булочки» предприятие стало выигрывать тендеры на поставку хлебобулочных изделий на ЧАЭС. С 2010 года на ЧАЭС поставлено булочек на 3 млн грн.

Сооснователем фирмы является Оксана Владимировна Коваленко. Она же — сооснователь турецко-украинской фирмы «Эфес», где до 2008 года числился Грамоткин. Коваленко как сооснователь присутствует в большом количестве фирм.

3 млн грн выглядят мелочью, если посмотреть, сколько Коваленко поставила товаров на ЧАЭС через фирму «Гимак». В 2011-2015 годах между этой фирмой и ЧАЭС было заключено145 договоров почти на 80 млн грн.

В 2008 году Коваленко была также сооснователем ООО «Монтаж-энергобуд». В 2008-2013 годах фирма заключила с ЧАЭС 14 договоров на 19,6 млн грн.

Примечательно, что в 2008 году совместно с Коваленко сооснователем фирмы «Монтаж-энергобуд» было ООО «Технический центр — энергия». Эту фирму в 1999 году основал Грамоткин, а сооснователем является Коваленко.

По словам Грамоткина, эту связь не раз проверяли правоохранительные органы и пресса, но безуспешно. «Я никакого отношения к частному бизнесу не имею много лет», — уверяет он.

Война силовиков за трубы

Трубы на «Яготине» — не единственная задержанная Нацполицией партия труб из Чернобыля.

19 апреля 2016 года фирма «Контракт-кабель» договорилась купить у «ТД «Стандарт плюс» 500 тонн медно-никелевых труб на сумму 31,9 млн грн, но в результате упомянута компания приобрела только первую часть.

«Согласно договору купли-продажи, «ТД «Стандарт плюс» купила и перевезла из Чернобыля 137,9 тонн труб на общую сумму 8,8 млн грн», — сказано в постановлении Печерского суда, которое есть в распоряжении ЭП.

DOCUMENT

В дальнейшем с «Контракт-кабелем» договор на хранение этого металла заключила фирма «Катех-электро». Трубы хранили в пгт. Коцюбинське, в 20 км от Киева. В мае 2016 в рамках начатого против директора ЧАЭС расследования Нацполиция арестовала и изъяла эти трубы.

После этого случая директор «Контакт-кабеля» написал заявление в прокуратуру.

Согласно показаниям директора, которые приводятся в постановлении суда, к нему обратились представители полиции, обещавшие решить вопрос с арестованным металлоломом за деньги.

Из того же самого постановления Печерского суда следует, что после ареста трубы были перевезены на ответ-хранение на территорию, принадлежащую компании «Фирма «Агробудпостач» в Бучу.

Там с металлоломом стали происходить странные вещи: сначала его вывезли в неизвестном направлении, затем завезли обратно, только труб после этого стало на 90 тонн меньше. Куда они подевались, до сих пор неизвестно. Киевская прокуратура выдвинула обвинения директору «Агробудпостача».

Кроме того, прокуратура обвиняет Нацполицию в небрежности, бездеятельности и вымогательстве. Позже, 17 августа, суд обязал ГСП Нацполиции вернуть изъятые при обыске склада трубы.

Оставшиеся трубы изымала прокуратура Киева совместно с СБУ уже этой осенью.

Где они сейчас, тоже неизвестно. Согласно экспертизе, данный металлолом также был загрязненным.

Совсем недавно «трубное» дело у Нацполиции изъяла ГПУ. И сейчас руководство ЧАЭС, прокуратура и Нацполиция обвиняют друг друга в коррупции, заявляя, что сами к коррупции не причастны.

Вероятно, будет лучше, если в процесс вмешается кто-то с чистой репутацией, например Национальное антикоррупционное бюро Украины.

Экономическая правда

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *