ПРИВАТное дело: Как государству не получить «дырку от бублика»

коломойский

Игорь Коломойский

Уже не первый месяц появляются доказательства того, что значительная часть кредитного портфеля крупнейшего и системно важного для экономики Украины Приватбанка является кредитами связанным сторонам, причем кредитами безнадежными. Так ли это, и уместны ли предположения о грядущей национализации банка, разбирался Капитал.

ПриватБанк (основан в 1992 г.) — самый крупный по размеру активов (272 млрд грн, более 20% всей банковской системы) и отнесен к перечню системно важных для экономики Украины. Банк занимает первое место по количеству розничных отделений, располагает сетью в 20 тысяч банкоматов и терминалов и занимает 58,7% рынка POS-терминалов. ПриватБанк одним из первых начал развитие как IT-банкинг, выстроил инфраструктуру карточного бизнеса (54,2% активных платежных карт в Украине эмитированы ПриватБанком) и систему безналичных розничных платежей, и за счет этого занял львиную долю в обслуживании транзакций малого бизнеса. С помощью агрессивной маркетинговой кампании ПриватБанк за пять лет увеличил охват рынка розничных депозитов с 15% до 24%, а после краха конкурентов его доля выросла до 36%.

Основные акционеры ПриватБанка − Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов (подробнее про него читайе в статье Геннадий Боголюбов: о чем помалкивает вторая половинка «Привата»?). Они же контролируют большую промышленную, финансовую и медиа-империю, которую неофициально называют «группа Приват». Самым крупным акционером ПриватБанка является Игорь Коломойский, владеющий долей около 50% акций. Являясь гражданином Украины, Израиля и Кипра, он преимущественно проводит время в Швейцарии. До событий Революции Достоинства похвастаться личным знакомством с Игорем Коломойским могли избранные бизнесмены и политики. Но с весны 2014 года олигарх стал публичным, возглавив Днепропетровскую область. В статусе губернатора он запомнился тем, что смог пресечь сепаратистские настроения в регионе, организовал финансирование армии и добровольческих батальонов. А еще — жестким конфликтом с государством при попытке сменить менеджмент компании «Укрнафта», где группе «Приват» принадлежит 43%, а государству — 50%+ 1 акция. Покинув должность в 2015 году, Коломойский избегает критичных оценок власти. Однако его участие в формировании партии «Укроп», чьи кандидаты на выборах конкурировали с выдвиженцами президентского БПП, говорит об обратном.

Колосс на глиняных ногах?

До 2014 года основной бизнес-моделью многих банков в Украине было кредитование бизнеса своих владельцев за счет депозитов населения. Новое руководство НБУ с 2014 года заставило банки выполнять нормативы по кредитованию связанных лиц, в связи с чем бизнес-модель «банка-пылесоса» (когда за счет собранных своими банками сбережений граждан финансово-промышленные группы финансировали свои компании) перестала работать. Но группа «Приват», похоже, сумела сохранить и банк, и прежнюю бизнес-модель.

Несмотря на то, что основная деятельность ПриватБанка, по которой их знают, это кредитные карты населению, на кредиты физическим лицам приходится только 15% кредитного портфеля банка. Остальное (около 180 млрд грн) — это кредиты юридическим лицам. При этом отраслевая структура кредитного портфеля ПриватБанка удивительным образом совпадает с отраслевой структурой бизнеса группы Приват, которая занимается производством и продажей нефтепродуктов, металлургией, промышленной химией, горнорудной, пищевой промышленностью, а также медиа и телекоммуникациями.

Наибольшая доля кредитов ПриватБанка юридическим лицам приходится на предприятия, торгующие нефтепродуктами – 20% кредитов, ферросплавами- 15%, предприятиям химической промышленности – 14%. Еще 6% кредитного портфеля ПриватБанка — кредиты авиаперевозчикам, 4% — кредиты предприятиям сферы туризма и футбольным клубам. В то, что ПриватБанк кредитует своих конкурентов, верится с трудом. Кроме того, в разговорах банкиры подтверждают, что ПриватБанк редко когда видели либо сокредитором, либо конкурентом в кредитовании крупных предприятий страны. Учитывая то, что таких предприятий в стране не так и много, есть основания предполагать, что кредиты направлялись тем, что связаны с акционерами банка.

Британский специализированный журнал банковской тематики bnl IntelliNews провел детальный анализ кредитного портфеля ПриватБанка. Если та расшифровка кредитного портфеля, которую провели эксперты, базировалась на достоверных данных, ее выводы — уже повод для серьезного беспокойства. По нескольким причинам.
Во-первых, из всех крупных заемщиков банка как компании с реальным бизнесом известны только некоторые — например, зерновой терминал «Бориваж» в Одесской области (кредиты в 3,6 млрд грн), дистрибьютор сельскохозяйственной техники «Новофарм» и компания «Оптимус Плюс» (которая является частью агрохолдинга «Оптимус») (кредиты соответственно по 1,9 млрд грн.), телеканал «1 + 1 Продакшн» (626 млн. грн кредитного портфеля банка), топливный концерн Укртатнафта (550 млн грн).

Также среди заемщиков ПриватБанка фигурируют ООО «Скорзонера» (более известное как горнолыжный комплекс «Буковель»), авиаперевозчик Днеправиа, химический завод Днепроазот, нефтеперерабатывающий комплекс «Галичина». Все эти предприятия связаны с акционерами ПриватБанка. Остальные заемщики банка — оффшорные компании (на которые приходится около 8% кредитного портфеля ПриватБанка, или 18 млрд грн) и неизвестные компании, созданные в 2014-16 гг и зарегистрированные в форме ООО. Причем большинство заемщиков ПриватБанка (46% всех кредитов, или 94,5 млрд грн), зарегистрированы либо в г.Днепре, либо в г.Харькове, хотя банк ведет деятельность во всех регионах и располагает разветвленной сетью филиалов по всей Украине.

Во-вторых, значительное количество кредитов было выдано в 2014-15 гг, когда ПриватБанк жаловался на отток депозитов. Сложно предположить, что имеющий проблемы и жалующийся на нехватку денег банк при здравом уме будет в это же время и кредитовать юридические лица (разумеется, за исключением случаев, если речь не идет о банальном переоформлении кредитов с одних инсайдеров на других). Проведя анализ реестров, эксперты bnl IntelliNews выяснили, что значительная часть этих малоизвестных ООО-заемщиков контролируются лицами, связанными с менеджментом предприятий, относящихся к группе Приват. А еще — что ряд компаний-заемщиков ПриватБанка подозреваются в незаконном выводе капитала и уклонении от уплаты налогов.

Так, 42 малоизвестные украинские компании, чья деятельность сейчас расследуется на предмет вывода капиталов, должны ПриватБанку 29 млрд грн. Как сообщает bnl IntelliNews со ссылкой на данные реестра судебных решений, правоохранительные органы установили, что ООО «Олимп Ойл» и ООО «Адамант Ойл», на которых совокупно приходится более 1,5 млрд грн займов от ПриватБанка, «принадлежат к одной финансово-промышленной группе, которая продает топливные продукты через сеть автозаправочных станций под единым брендом». И что проверка этих двух фирм якобы установила, что «сотрудники розничных точек и компаний систематически фальсифицировали документы финансовой отчетности, в том числе, касающиеся денежных поступлений и расходов, что привело к масштабной потере средств для бюджета». Расследование обнаружило, что эти и другие зарегистрированные в Харькове компании-заемщики ПриватБанка «де-факто расположены в Шевченковском районе города Днепр», где также расположен главный офис ПриватБанка, что указывает правоохранителям на «высокую вероятность принадлежности заемщиков к одной финансово-промышленной группе».

Все это позволяет предположить, что за вывеской ПриватБанка не обычное финансовое учреждение, а виртуозно выстроенная система финансирования бизнеса акционеров группы за депозиты клиентов. Благодаря деньгам клиентов созданы и конкурентные преимущества банка — система терминалов и электронных платежей.

Сами по себе инсайдерские кредиты — не так плохо, если речь идет о кредитовании реального бизнеса, и если эти кредиты выданы с должным уровнем покрытия залогами. Но данные аудиторов говорят о том, что львиная доля залогов кредитного портфеля ПриватБанка – имущественные права на товарные запасы компаний-заемщиков (в основном, нефтепродукты), а также акции этих самых заемщиков. Банк в своих англоязычных отчетах также указывает, что 67% его кредитов обеспечены некачественными залогами. Это означает, что если компания-заемщик не возвращает кредит, взыскание кредита за счет продажи залогового имущества выглядит маловероятным.

Если сопоставить все вышеизложенное, налицо — пример пирамиды, которая финансируется за счет депозитов населения (причем пирамида постоянно нуждается в доступе к средствам для обслуживания себя). Отчасти это подтверждается и последним отчетом рейтингового агентства Fitch, в котором говорится, что способность ПриватБанка выполнять свои обязательства зависит от доступа к рефинансированию НБУ и возможности наращивать депозитный портфель. Если эти предположения верны, положение банка поставило государство и НБУ перед трудным выбором: или позволить «дырке от бублика» расширяться, или убедить акционера положить этому конец и привести деятельность банка к мировым стандартам.

Есть следующие варианты решения:

1.Акционеры докапитализируют банк, постепенно снизят долю кредитов связанным лицам до гранично допустимого уровня (25% регулятивного капитала), и заставят основных заемщиков банка внести реальные залоги под выданные им кредиты.
2.Банк национализируют в той или иной форме (это возможно как при добровольном согласии акционеров, так и без него).
3.Банк объявляют неплатежеспособным и ликвидируют. В силу величины банка и его роли для экономики и финансовой системы, этот сценарий наименее вероятный.
Не так страшна национализация, как ее ожидание

О возможной национализации ПриватБанка говорится уже долгое время, но слухов и домыслов здесь гораздо больше, чем фактов. Так ли страшна национализация, как кажется? Украина уже проводила национализацию банков: во времена премьерства Юлии Тимошенко государство национализировало Родовид-банк, банк «Киев» и Укргазбанк. От этой меры выиграли вкладчики (т.к.свои депозиты сохранили все, в том числе и те, у кого они были выше гарантированной государством суммы), но потеряли налогоплательщики. С учетом последующей докапитализации, на национализацию этих банков государство потратило 25 млрд грн (по тогдашнему курсу это было более 3 млрд долл — в 2014-16 гг этой суммы хватило бы на выплаты вкладчикам всех выведенных с рынка банков). Но в итоге Родовид-банк ликвидирован, банк «Киев» присоединен, и только Укргазбанк выжил. Поэтому в Украине национализация пока что лишь пример впустую потраченных денег.

У государства есть деньги на возможную национализацию ПриватБанка и финансовое положение страны позволяет принять этот риск. Согласно украинскому законодательству, государство может войти в капитал частного банка не менее чем на 75%+1 акцию. Банк проводит дополнительный выпуск акций, которые обмениваются на пакет ОВГЗ, которые выпускает Министерство финансов. ОВГЗ поступают в портфель банка, а акции – в собственность государства. Порядок приобретения акций банков в обмен на ОВГЗ регулируется постановлением Кабмина №632 от 19.11.2014 г. Приобретение акций банка проходит по предложению НБУ на основании соответствующего решения Кабмина.

Украина уже согласовала с МВФ объем выпуска облигаций внутреннего займа на 166 млрд грн, предназначенных для докапитализации банков и ФГВФЛ на 2016 год. Из этой суммы было использовано только 14,3 млрд на докапитализацию Ощадбанка и Укрэксимбанка. Таким образом, 151,7 млрд грн может быть потрачено на вливания государственного капитала в другой банк — например, ПриватБанк. Если государство будет входить в состав акционеров ПриватБанка, оно сразу же получит над ним полный контроль, а доли всех акционеров будут сокращены до 25% минус 1 акция — разумеется, в случае, если они добровольно согласятся на национализацию банка. Этот процесс не будет происходить за один день, но вкладчики и клиенты не почувствуют разницы: система платежей будет работать, вклады населения будут обслуживаться, как и раньше.

Если же акционеры не идут на добровольную национализацию банка, их доли в таком случае списываются до нуля. В недобровольной национализации банка самый большой риск — возникновение сбоев в системе розничных безналичных расчетов, созданной банком. Учитывая уникальность системы и то, что, по слухам, обслуживающие ее сервера находятся не в Украине, ее восстановление может оказаться сложным и длительным процессом. Так как 75% розничных безналичных транзакций осуществляются через Приват, любые форс-мажоры с системой приведут к сбоям в работе малого и среднего бизнеса и замедлению экономической активности в стране. Но при таком развитии событий любой другой банк, который давно хотел увеличить свою долю в сегменте безналичных платежей, получит возможность быстро завоевать этот рынок — разумеется, при наличии инфраструктуры и достаточно агрессивной маркетинговой кампании. Так что свято место пусто не бывает.

Безусловно, в национализации Привата есть риски. Но еще больший риск – ничего не менять, позволяя системному банку и дальше собирать депозиты населения и направлять их на кредитование «темных» компаний. «Дырка от бублика» (объемы депозитов, которые рано или поздно нужно возвращать, и кредитов с рискованными залогами) в таком случае будет только расширяться. А неизбежная при такой модели бизнеса перспектива краха пирамиды — отодвигаться во времени.

Чтобы лучше проиллюстрировать эффект обрушения пирамиды, достаточно представить, какое влияние на макроэкономическую ситуацию и курс валют могла бы оказать выплата депозитов вкладчикам ПриватБанка через ФГВФЛ сейчас — учитывая, что эта сумма (около 90 млрд грн) превышает весь объем средств, который выплатили вкладчикам всех банков, которые были выведены с рынка за два года.

В то же время, чтобы процесс национализации банка прошел с наименьшими рисками для вкладчиков, с минимальными эмоциями и без незапланированных форс-мажоров, власть должна провести хорошую коммуникацию с населением и сделать все возможное, чтобы ее слова не расходились с делом.

Критики всегда найдут недостатки и огрехи. Разницу между ними и банковским регулятором, на котором лежит огромная ответственность и с которого спросят все, лучше всего объяснит анекдот. Подходит автомеханик к кардиохирургу и спрашивает: «Сколько ты получаешь за одну операцию на сердце?» Хирург ему отвечает: «10-15 тысяч евро». Автомеханик возмущенно говорит: «Мотор в машине — это тоже самое, что сердце для человека! Почему я за переборку мотора получаю 500 евро, а ты за операцию десять тысяч? Где справедливость?» Хирург в ответ запускает двигатель автомобиля и говорит: «Ну так, давай! Перебирай!»
Капитал

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий