Правительство Арсения Яценюка: достижения и провалы

Арсений Яценюк

Арсений Яценюк

С реформами как-то не сложилось. Что было сделано и не сделано Кабмином в 2015 году.

Почти год назад парламент утвердил программу деятельности второго Кабинета министров Арсения Яценюка на 2015-2016 годы. Это произошло 11 декабря.

Вокруг этой даты в последнее время витало много слухов, в том числе и то, что неприкосновенность правительства закончится вместе со сроками действия программы. А также, что ее невыполнение — это формальный повод для отставки Кабмина.

Но этого, как известно, не произошло.

Во-первых, долгожданный отчет правительства даже не был запланирован. Да, СМИ анонсировали, что министры вместе с премьером будут отчитываться о проделанной работе.

Впрочем, по непонятным причинам формат этого мероприятия был пересмотрен. Вместо полноценного отчета, за которым теоретически должен был возникнуть вопрос об отставке Кабмина, в повестке дня был указан так называемый «день правительства в Раде».

То есть, не могло быть и речи о внесении на рассмотрение Рады решения о доверии или отставке Кабмина.

Во-вторых, даже жесткого допроса не получилось по той причине, что с легкой руки уже бывшего депутата БПП Олега Барны заседание превратилось в цирк. Цветы, борцовские приемы и драки в парламенте перебили по рейтингу все негативные новости, касающиеся действий премьера и его окружения.

Сейчас риторика «БПП» и «Народного фронта» сводится к тому, что правительство никоим образом нельзя отправлять в отставку. Самая распространенная «страшилка» — этого нельзя делать, поскольку Кабмин должен завершить подготовку налоговой реформы и госбюджета на 2016 год, иначе Украина не получит очередной транш от МВФ.

Заслуживает ли этот Кабмин отставки? Заслуживают ли этого отдельные министры или, возможно, премьер-министр? Вероятно, «фактор Барны» и позиция международных «стейкхолдеров» даст Арсению Яценюку фору еще в несколько месяцев.

сеня

Хотя не секрет, что с реформами в этом году не сложилось — их уровень исполнения был очень низким по итогам девяти месяцев, о чем ЭП ужеписала. За это время мало, что изменилось, так как реформаторы были активными преимущественно только в первой половине года.

Именно на это период приходятся две основные реформы, прошедшие успешный путь от регуляторного акта до непосредственного выполнения — повышение тарифов на газ для населения и патрульная полиция.

В общем, вопросов накопилось много как к самим министрам, так и к работе министерств в целом. ЕП попросила дать оценку работе правительства профильных журналистов, следивших за отдельными министерствами. К объектам обзора мы также включили Национальный банк.

Министерство инфраструктуры: в небе, на воде и на земле

Если ставить оценку всему, что произошло в 2015 году в транспортной отрасли в понятных украинскому читателю категориях, то этот год был, скорее, годом «перемоги» с вкраплениями «зради».

Уже с началу 2015 года одной из топ-тем в украинских СМИ стала авиация, что выглядит довольно странно как для страны, где покупательная способность граждан за год упала в разы.

Началось все с интересного эксперимента с открытием неба Львову. Мининфраструктуры решило не ждать, пока в ЕС созреют до подписания соглашения о совместном авиапространстве, и предложило всем странам снять ограничения на полеты во Львов и из него. К концу года к этому подключилась и Одесса — стараниями местного губернатора Михеила Саакашвили.

В обоих случаях эксперимент не дал быстрых результатов, хотя, как видим, их никто и не ожидал: пока Украина находится в положении, когда должна создавать условия и приглашать, а не диктовать и требовать.

В этом же ключе следует рассматривать и подписанное соглашение об открытом небе с Соединенными Штатами, которое Украина подписала в этом году. В то, что хоть кто-то в США серьезно рассматривает возможность начать регулярные полеты в Украину, не верит никто.

Однако устранение преград почти всегда означает увеличение шансов. Главное, чтобы когда-нибудь кто-нибудь ими воспользовался.

Наибольшие же надежды и наибольшое разочарование Украины в 2015 году связаны с многострадальным соглашением о совместном авиа-пространстве с ЕС (САП). Соглашение, которое парафировали еще при Януковиче, уже несколько лет лежит, готовое к подписанию. За это время в Украине уже сменились несколько министров транспорта, а Лондон и Мадрид все никак не могут поделить контроль над Гибралтаром.

Почему Украина должна быть заложницей локальной спора двух старых столиц — не понимают, согласно заявлениям, даже в Брюсселе. Еврокомиссия обещала вмешаться в ситуацию и разрешить ее до конца этого года, и только САП и ныне там.

Не обошлось в 2015 году и без больших скандалов в авиаотрасли Украины.

Первый был внутренним и начался после феерического прихода Саакашвили на заседание комиссии Госавиа, которая выдает разрешения на полеты. Одесский губернатор произнес пламенную «антиколомойскую» речь, обвинив уже экс-главу авиаслужбы Дениса Антонюка в «работе на олигарха».

К скандалу подключился президент, а впоследствии и Кабмин. Антонюка сначала отстранили, потом уволили, а в придачу еще и завели уголовное дело.

Единственная проблема, что в отчете правительственной комиссии каких-либо серьезных уголовных нарушений в работе Госавиа под руководством Антонюка не нашли. Поэтому вполне вероятно, что он просто станет еще одной жертвой словесной «деолигархизации».

Действительно же серьезным конфликтом оказалась санкционные война с Россией, которая разгорелась в украинском небе к концу года.

Не вдаваясь в детали, в итоге Киев и Москва практически полностью прекратили авиасообщение, запретив друг другу не только прямые полеты, но и грузовой и военный транзит.

Украинские пассажирские компании вынуждены облетать Россию еще с прошлого года, а их российские коллеги только теперь испытают, что это такое. Выиграли в этой ситуации соседи Украины, которые по возможности быстро пытаются урвать кусок от транзитного пассажиропотока, что ранее шел из Украины через Россию.
Однако не небом единым жила украинское транспортное сообщество.

Не меньшие штормы наблюдались и в украинских портах, большинство из которых после аннексии Крыма сконцентрированы под властью все того же Саакашвили, не устающего создавать новостные поводы, как в ситуации с Ильичевским портом.

Пока еще действующий министр Андрей Пивоварский должен был забрать достаточно одиозного начальника порта Юрия Крука к себе в советники, открыв тем самым путь для проведения конкурса на его должность.

С портами связана и одна из крупнейших «перемог» 2015 года. После достаточно скрупулезной и сложной работы, сопровождаемой саботажем, а то и открытыми конфликтами с разного рода инспекторами и ревизорами, Кабмин сумел добиться того, что все портовые проверки товарных судов теперь занимают несколько часов, а не дни и недели, как это происходило раньше.
Ощутимые потрясения пережили и транспортники на суше. Главная кормушка нескольких поколений украинских коррупционеров — Укрзализныця — под сам конец года стала публичным акционерным обществом.

В «УЗ» появились достаточно прозрачный наблюдательный совет и стройная вертикаль работы. В паре с наработанным законопроектом о реформе железнодорожного транспорта, который изменит если не все, то почти все, 2015 год можно считать годом начала сдвигов на железной дороге. Правда, все их уже придется делать новому министру, но теперь «надія є».

Отдельная тема — конкурсы по отбору управляющих для ГП. Претензий было много по поводу отбора председателя Львовского аэропорта и аэропорта «Бориспль». Львовский аэропорт даже хотели выторговать себе нардепы профильного комитета.
Минэнергетики: минус «Газпром», минус антрацит
Главное достижение года в энергетике — реальная диверсификация внешних источников газа в Украине.

Особенно хорошо об этом знают в российском «Газпроме», доля которого на нашем рынке по итогам 2015 года сократится с прошлогодних 90% до 40%.

Остальные 60% сосредоточены в руках разношерстных европейских трейдеров. Такое распределение позволяет НАК «Нафтогаз Украины» лавировать между предложениями поставщиков и выбирать лучшие ценовые предложения.

Таким образом, госкомпания экономит десятки миллионов государственных средств. Но это не облегчает нагрузку на бюджет, так как параллельно на него растет давление по линии увеличения объемов закупок импортного газа, который частично перенаправляют на удовлетворение потребностей населения.
Так, если в 2014 году на эти цели было потрачено 26,5 млрд грн, то за один только первый квартал текущего года эта строка расходов составила уже 22,9 млрд грн.

Рост расходов в геометрической прогрессии обусловлен провалом программы по развитию внутренней газодобычи, за счет которой покрывались в прошлые годы потребности украинцев в голубом топливе.
Еще одна строка больших расходов государства — закупки угля дефицитных антрацитовых марок, под которые спроектированы 5 из 14 украинских тепловых электростанций.

В Министерстве энергетики не разглашают эту цифру, но вычислить его не так сложно: в пиковые периоды Украина закупает 500 тыс тонн донбасского антрацита в месяц, что в пересчете на сегодняшнюю цену — около 1200 гривен за тонну — составляет около 600 млн грн.

Фактически эта цифра является суммой финансирования боевиков из зоны АТО, которые контролируют все шахты на оккупированной территории Донецкой и Луганской областей.

Прекратить эти «дотации» невозможно по двум причинам. Первая — за год Украина так и не наладила поставки антрацита из дальнего зарубежья.

Вторая — Минэнерго фактически отказалось от реализации программы по переоборудованию энергоблоков ТЭС, которое позволило бы перевести мощности на потребление других марок угля.

Вместе с тем, за год также ничего не изменилось в корпоративном государственном секторе — многие предприятия отрасли продолжают оставаться под контролем приближенных к власти «серых» кардиналов. Последние скандалы вокруг «Энергоатома» и ОПЗ подтверждают это.
Борьба за энергетический сектор между двумя основными центрами продолжается. То, что олигархи теряют над ним контроль, подтверждает и конкретный пример: за полтора года после смены власти в стране Ринат Ахметов потерял практически все свое ​​былое влияние в энергетике.

Минфин: налоговая реформа и бюджет — не сложилось
Наиболее громкое событие в экономической политике — провал налоговой реформы. Вопреки задекларированным обещаниям и широкому публичному обсуждению, Минфину не удалось подготовить проект Налогового кодекса, который устроил бы бизнес, парламент и само правительство.

В итоге реформа свелась к перетасовке налоговых ставок и зачистке льгот, в том числе социальных и налоговых для аграриев.

То же самое можно сказать о принятии бюджета на 2016 год, который в очередной раз стал предметом торгов и кулуарных договоренностей. Как и в прошлом году, депутаты его принимали ночью. На этот раз — до 4.05 утра. В сравнении с прошлым годом — прогресс в четверо суток. Тогда бюджет на будущий год депутаты приняли 29 декабря в 4.22 утра. Премьер-министрАрсений Яценюк обещал, что больше подобное не повторится. Как видим, ситуация не меняется.
Обещания чиновников опять не были выполнены и в вопросе моратория на проверки бизнеса. Он вступил в силу с января 2015 года, а срок его действия истек 1 июля. Чиновники заявляли, что Кабмин одобрил продление моратория на проверки бизнеса до конца 2016 года, однако Рада так и не приняла соответствующий закон в целом.

Еще один пример — разница между тем, что хотели и что получили от «налогового компромисса». Ожидалось, что его применение пополнит казну на сумму до 3 млрд грн.

Однако бизнес не продемонстрировал доверия к фискалам, опасаясь привлечения к уголовной ответственности или доначисления больших сумм к оплате.

В итоге, согласно официальным данным, по итогам «компромиссной» компании бюджет пополнился на 794 млн грн.

Еще одно громкое, но более результативное событие — реструктуризация внешних долгов на сумму около 15 млрд долларов. С Россией о реструктуризации «кредита Януковича» на сумму 3 млрд долларов договориться не удалось — ожидаются судебные разбирательства.

Статус «выполнено» в экономической политике можно поставить напротив пунктов, связанных с изменениями в Бюджетный и Налоговый кодексы. Правда, они были приняты в декабре прошлого года.

Так, в рамках налоговой реформы в 2014 году удалось сократить количество налогов с 22 до 11 трансформировать упрощенную систему налогообложения за счет сокращения количества групп упрощенцев до четырех и снижение ставок единого налога.

В целом же, действия правительства в течение года сложно назвать реформаторскими.

Минэкономразвития: сделано немало
Ведомство Айвараса Абромавичюса успело сделать немало.

Во-первых, это реформа система госзакупок. Она претерпела кардинальные изменения, которые позволят сэкономить для государственной казны миллиарды гривен.

Предновогодний успех — принятие в ночь на 25 декабря одного из последних законов о государственных закупках. Этот закон устанавливает правила проведения всех государственных закупок через систему электронных закупок Prozorro с 1 апреля 2016 года для министерств и крупных госкомпаний, и с 1 августа 2016 года — для всех госкомпаний и госорганов.

Во-вторых — дерегуляция и отмена ряда разрешений для бизнеса.
Во-третьих, прошли успешные переговоры о зоне свободной торговли с ЕС, Канадой, другими странами.

Наряду с этим можно было наблюдать незначительное продвижение в рейтинге Doing Business. Однако следует учитывать, что оценивались только полгода работы команды Абромавичуса.

Одна из самых больших проблем — провал приватизации. Впрочем, вряд ли здесь можно обвинять только Минэкономразвития — это, скорее, коллективная ответственность Кабмина, Рады и Администрации президента.

Реформы в сфере приватизации весь год блокировал парламент. Основная причина — нет политической согласия в вопросе, что делать с госактивами. Правительственный законопроект N2319а об отмене обязательной предварительной продажи 5-10% акций предприятия и недопуске к приватизации лиц, связанных со страной-агрессором, безуспешно включался в повестку дня парламента 11 раз.

Кадровая политика в госсекторе особым успехом тоже не увенчалась — конкурсы на руководителей госкомпаний по типу «Укрспирта», «Укрпочты» и «Укразализныци» сопровождались скандалами, судебными разбирательствами и срывом конкурсов.

Впрочем, и здесь основные проблемы возникают на уровне профильных министерств. Последняя инстанция, Номинационный комитет, который работает при Минэкономразвития, отработал почти на отлично.

Сотрудничество с МФО также под вопросом. Выборка средств по проектам, финансируемым за счет международных кредиторов, очень низкая. В том числе из-за колебаний курса гривны. В конце концов, это также вина правительства в целом.

Напомним, сотрудничество с МВФ в течение года продолжалось, но в конце года оказалось под угрозой срыва.

В 2015 году Украина получила два транша от Фонда на общую сумму 6,7 млрд долларов. Третий транш ожидался в октябре, однако из-за неопределенности с проектом бюджета на 2016 год и налоговой реформой его выделение задерживается на неопределенный срок. По информации ЕП, средства могут поступить не ранее конца января.

Минагрополитики: бизнес процветает, конкурсы не проходят
Если послушать руководящий аппарат аграрного министерства, они всегда говорят одно и то же: о локомотиве национальной экономики, о рекордах урожайности, адаптации производителей к европейским стандартам и успехах в дерегуляции.

Часто в последнее время глава Минагрополитики вспоминает и о независимости продовольственного российского рынка.

Как бы там ни было, но такие достижения на самом деле есть. Аграрный сектор возглавил список экспорториентированных отраслей и ежегодно фиксирует новые рекорды урожайности. Около 250 отечественных предприятий успешно прошли сертификацию и имеют право поставлять продукцию на рынки ЕС.

Что касается России, то здесь производителям удалось диверсифицировать экспортные рынки за счет стран Европы, Азии, СНГ, Ближнего Востока. Экспорт из Украины в Россию сократился с 12% всей украинской продукции до 2%.

Также 8 декабря парламент принял пакет из 22 норм, отменяющих ряд документов для работы в аграрном секторе.

Наверное, правильно будет сказать, что в основном это заслуга самого бизнеса, или аграрных лоббистов, которые писали те же дерегуляционные нормы. Но все равно происходит это при поддержке и содействии профильного министерства на всех возможных фронтах. Никто, по крайней мере, палки в колеса не вставляет.

Недаром Алексея Павленко считают человеко из группы «неприкасаемых министров», которые в случае переформатирования Кабмина останутся на стульчике.

Впрочем, такой идеальной картина кажется только на первый взгляд. Наиболее слабое место аграрного министерства и его руководителя — это управление государственными предприятиями, которые находятся в подчинении Минагрополитики.

Более 400 предприятий с туманным будущим, которые едва дышат, но имеют множество возможностей для наполнения карманов своих вождей. Теперь большинство из них не могут и шагу ступить без ведома аграрного министра. В Минагрополитики есть специальный отдел, который занимается мониторингом всех операций госпредприятий в режиме он-лайн.

Это хорошо или плохо? В 2015 году было несколько скандалов, связанных с тройкой крупнейших аграрных госпредприятий — ГПЗКУ, ОАО «Аграрный фонд» и «Укрспирт». Что касается последнего, то здесь наибольший резонанс вызвал конкурс избрания руководителя ГП, который продолжается уже более года.

В министерстве любят рассказывать о прозрачности процесса отбора и независимой комиссии, которая приобщается к этому процессу. Однако, затягивание конкурсов и нынешнее состояние дел на том же «Укрспирте», когда уровень контрафактного спирта на рынке уже достигает 40%, свидетельствует о другом.

К тому же, недавно стало известно, что были проведены обыски у председателя ПАО «Аграрный фонд» Андрея Радченко и у одного из штатных советников министра.

В то же время, по информации ЕП, депутаты «Самопомощи», по квоте которой был назначен Павленко, проводят собственные расследования деятельности министра.

НБУ: реформы буксуют
Реформы на финансовом рынке, за которые отвечает глава Нацбанка Валерия Гонтарева, в 2015 году также буксовали. Нацсовет реформ оценила прогресс в выполнении задач в секторе по итогам девяти месяцев на 69%.

По мнению Нацсовета, достигнута макроэкономическая стабильность, продолжается очистка финансового сектора, растут золотовалютные резервы НБУ, завершился первый этап рекапитализации банковской системы, проведена реорганизация НБУ, разработаны и принят ряд профильных законопроектов.
Наиболее существенные и успешные изменения произошли в банковском секторе. НБУ продолжил выводить с рынка и небольшие учреждения — Уникомбанк, Укринбанк, «Софийский», и большие, например, «Финансы и кредит». В стадии ликвидации — более 60 банков, в четырех работает временная администрация.

Чтобы выполнить все требования регулятора, оставшиеся на рынке игроки должны были наращивать капитал. Суммарно акционеры «влили» в капитал банков почти 90 млрд грн. Только часть суммы была внесена живыми деньгами — акционеры предпочли конвертировать субдолг в капитал.

Также НБУ более тщательно начал проверять операции со связанными лицами. В частности, под особый контроль попали кредиты. Кроме того, регулятор обязал банки раскрыть структуру собственности до конечного бенефициара.

Существенные изменения произошли и в самом Нацбанке. Полностью изменилась структура регулятора, были приняты законы, которые усиливают его институциональную способность и финансовую независимость.

Внесенные в Гражданский кодекс изменения ввели понятие срочных депозитов: теперь клиент имеет право снять средства только по окончании срока действия договора. Ранее все депозиты, по сути, были до востребвания: клиент мог в любой момент расторгнуть договор с минимальными потерями.

Наиболее существенная недоработка НБУ — затягивание стресс-тестирование крупных банков. Результаты должны были появиться в сентябре, а до 31 декабря акционеры обязаны согласовать с регулятором план докапитализации.

Однако результаты тестирования до сих пор не утверждены, поэтому срок утверждения планов докапитализации продлен до 1 февраля 2016 года.

Кроме того, до сих пор не принята стратегия развития госбанков, которую НБУ разрабатывает совместно с Минфином и МВФ. Ее рассмотрение в Кабмине планировалось на октябрь, но согласованного текста стратегии все еще ​​нет.

Недавно ЕП опубликовала один из проектов стратегии. Наибольший резонанс вызвал вопрос о лишении банков госгарантий по вкладам.

Сейчас у вкладчиков «Ощадбанка» есть безлимитные гарантии на возврат вкладов в отличие от клиентов коммерческих банков, которым Фонд гарантирования вкладов возвращает только до 200 тыс гривен.

Дмитрий Денков,  Галина Калачева,  Дмитрий Рясный,  Роман Романюк, опубликовано в издании Экономическая правда

Перевод: Аргумент

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *