Порт для Ахметова. Часть 3: скандал дошел до СБУ

Манипуляции чиновников при сдаче порта «Южный» в концессию «под заказ» имеют все признаки коррупции.

порт южный

«Новая» власть по отношению к государственным активам демонстрирует те же хищнические инстинкты, что и команда Виктора Януковича. Попытки активистов-общественников заставить чиновников Яценюка — Порошенко прозрачно управлять сверхприбыльными объектами госсобственности встречают жесткое сопротивление со стороны чиновников «новой волны». История про «руки, які не крали», повторяется снова.

Маленькая общественная организация «Антікорупційний підприємницький фронт» (АПФ) выступила против попытки циничного хищения стратегического государственного актива — порта «Южный» — под видом его концессии.

Как мы уже писали, чиновники Министерства инфраструктуры, Фонда госимущества и Администрации морских портов Украины уже скоро как год старательно «обнаучивают» передачу лучшего порта Украины под конкретного заказчика — СКМ Рината Ахметова.

Этому решительно противостоят активисты, которым в одиночку приходится сражаться со всей госмашиной: ФГИ, МИУ, АМПУ. Сегодня эти ведомства вместо работы на государственные интересы в случае с «Южным» нагло лоббируют «хотелки» владельца СКМ.

Коротко напомним основные вехи «битвы за «Южный».

Еще летом 2014 года ГП «Морской порт «Южный» МИУ и ФГИ начали готовить под сдачу в концессию. При этом компания Рината Ахметова СКМ еще при В. Януковиче получила в пользование экономически самую привлекательную часть порта — 2 наиболее загруженных обработкой грузов (рудного концентрата и др. горно-рудной «сыпучки») причала, обеспечивающих 80% грузооборота порта. Еще при Януковиче порт «Южный» готовился для передачи в концессию (или в собственность) Р. Ахметову — для чего за счет государства было проведено дноуглубление акватории порта (он стал самым глубоким в Черном море) и закупка двух трех самых мощных современных кранов общей стоимостью под 50 млн. евро.

Руководили всеми этими операциями чиновники АМПУ и Минтранса (сегодня МИУ), назначенные в эти ведомства по квоте Ахметова. Как только уникальный порт недалеко от устья Дуная, Днепра и Босфора был бы модернизирован, его ждала участь того е «Укртелекома», приватизированного «за копейки». Но планы Ахметова и «семьи» поломала Революция Достоинства.

С приходом «новой власти» к теме «концессии» «Южного» снова вернулись — ведь «люди Ахметова» в АМПУ и МИУ не только никуда не делись, а даже добавились. Например новый зам.министра Васьков ЮЮ, несмотря на низку уголовных дел по предыдущей деятельности, а также не взирая на 10 понижение в заработной плате, целенаправленно был направлен курировать эту тему из Одессы в Киев .

Для того, чтобы придать процессу отчуждения самого лучшего морского порта Украины из госсобственности в пользу частного лица, была затеяна чиновничья игра в оценку стоимости порта. Процессу чиновники попытались придать вид прозрачности и объективности: оценку стоимости производил «Deloitte», который выиграл конкурс на оценщика активов порта. Но «косяки» полезли сразу.

Они подробно описаны нами в публикациях Порт для Ахметова? и Порт для Ахметова. Часть 2, поэтому повторяться не будем. Стало очевидным, что чиновники высочайшего уровня пытаются «подогнать» оценку порта «Южный» под нужные стороннему заказчику результат и сроки.

При этом на уровне Министерства инфраструктуры был дан старт информационной кампании, цель которой — доказать, что концессия — самый выгодный и потому единственный вариант использования порта «Южный». Два других варианта — продажа порта стратегическому профильному инвестору из числа мировых грандов экспедирования перегрузки грузов на открытом конкурсе или оставление сверхприбыльного порта в государственной собственности и наведение там порядка с прибылью в пользу государства — чиновниками отметается на корню.

Всю «операцию» по изъятию порта «Южный» из государственной собственности старательно держат в тайне. В свою очередь, активисты требуют максимальной открытости процесса, что сможет уберечь уникальный госактив от разворовывания — назовем вещи своими именами.

Общественная организация «Антикоррупционный предпринимательский фронт» обратилась в суд с иском о признании противоправными действий Фонда госимущества Украины о проведении 12.01.2015г. конкурса по отбору субъектов оценочной деятельности для определения стоимости имущества порта «Южный» — без допуска на конкyрс представителей общественности и отмены результатов указанного конкурса, оформленных протоколом конкурсной комиссии ФГИУ. Непрозрачность конкурса по отбору оценщика порта — первый признак приватизации объекта по коррупционной схеме, «под заказ».

Вот то самое — скандальное — решение ФГИУ об оценке порта «Южный»:

1

Предсказуемо суд «общественникам» отказал. Мотив отказа суда: протокол конкурсной комиссии ФГИУ от 12.01.2015, которым оформлены результаты конкурса по отбору оценщика порта, «не является юридически значимым для истца, поскольку не имеет непосредственного влияния на субъектные права и обязанности истца …» Словесная эквилибристика судебного решения в переводе на человеческий язык — «не лезьте не в свое дело»:

2 3

По логике суда, раз общественная организация (!) не участвовала в тендере на оценщика порта, она не имеет права получить информацию о тендере. Утрируя «логичный» посыл судейских: раз общественная организация не принимала участия в убийстве и не является жертвой убийц (трупом), то она не имеет и права интересоваться ходом следствия и судебного дела вообще.

Незаурядное судебное решение имеет пикантную подробность: один (по другой информации — двое) судей, которые вынесли этот вердикт, имеют проблемы с Законом — в частности, они выносили судебные решения «заочно», пребывая на отдыхе за рубежом. В связи с чем у судейских даже прошли обыски… Это о качестве и объективности выносимых Киевским Окружным административным судом решений.

Понятно, что такое решение удовлетворить активистов из ГО «Антикоррупционный предпринимательский фронт» не может, и они подали на апелляцию. Текст апелляции мы приводим полностью — уверены, что наработки АПФ пригодятся их коллегам-общественникам в борьбе за гласность и справедливость:

4 5 6

А какова позиция руководства Мининфраструктуры? Как и руководство ФГИУ, оно просто издевается над «общественниками», которые пытаются не допустить сдачу порта «Южный» в концессию «для своих» — то есть передачу высоколиквидного и, при должном управлении, высокоприбыльного государственного имущества «под заказ» конкретному клиенту — очевидно, тому же Ринату Ахметову. Отвечая на информационный запрос ГО «Антикоррупционный предпринимательский фронт», замглавы МИУ В. Шульмейстер объясняет активизацию чиновников министерства по передаче порта «Южный» в концессию поручением … Администрации президента Виктора Януковича от 08.04.2011 года (смотрите документ ниже — обведено красным)!

7 8

Пока МИУ, ФГИ и АМПУ «футболят» борцов с коррупцией и дружно «обнаучивают» необходимость передачи порта в концессию, сам «Южный» динамично развивается — за год нарастил объемы перевалки грузов на 20%.

8

Только в прошлом году в порту запустили в работу самые лучшие краны на Черном море — 3 единицы стоимостью 14 млн. евро каждый. Эти краны позволяют грузить наибольшие суда, которые когда-либо обрабатывали наши порты, и грузить такие суда в пять раз быстрее любых других кранов, используемых в Украине. Глубина порта доведена до 20 метров, что позволяет ему принимать крупнейшие суда планеты.

К сожалению, видна зависимость порта от руды и угля, обрабатываемых СКМ — почти 60% в перевалке всех грузов. Транзитные грузы из воюющей с Украиной России — те же руда и уголь — все еще занимают почти 10% объема работы «Южного». Все это — на фоне фронтального падения рынка концентратов железной руды из-за глобального кризиса металлургии Китая.

Крупнейшие в мире экспортеры железорудного сырья — Бразилия и Австралия — сокращают добычу, обогащение и экспорт железной руды из-за отсутствие спроса. Нна этом фоне украинские металлурги столкнулись с жесткой ценовой конкуренцией со стороны китайских металлургов.

Последние активно продвигают сталь на традиционных для украинцев регионах сбыта — Ближнем Востоке и в Северной Африке. Демпинг Китая и Индии привел к тому, что, например, еще в конце лета 2014 года квадратная заготовка поставлялась на экспорт более чем по $500 за тонну на условиях FOB порты Черного моря, а в конце года она подешевела до $390-400; в мае 2015-го — $370, в июне — упали до $345 за тонну.

Ситуацию усугубляет то, что в ближайшие два-три года на мировой рынок выйдут новые мощности по производству железнорудного концентрата до 300 млн тонн, которые не будут покрыты спросом. Все это ударило по доходности металлургического бизнеса Р. Ахметова — как сталелитейного, так и экспорту железной руды (концентрата). Ведь сегодня железнорудный концентрат (62% железа) в портах Китая стоит около $52 за тонну, в то время как себестоимость производства железнорудного концентрата в Украине — не ниже $48 за тонну. Если добавить к этой цифре еще и транспортные расходы, то горнорудный бизнес Ахметова станет и вовсе убыточным.

В этом ключе, с учетом перспектив глобальных рынков, порту «Южный» просто необходима программа избавления от зависимости от СКМ ! И это намного более важная задача для отраслевого министерства, — вместо навязывания государству концессии, которая в Украине нигде еще не опробирована, под этот же СКМ…

Еще одна проблема «Южного» — это менеджмент государственного порта, явно работающий на СКМ, т. к. доходность порта резко снижается (и это при росте грузопереработки!), и в последнее время прибыль в основном получается от буксирной деятельности, а грузопереработка почему-то балансирует на грани убытка… Достигнуть этого можно только договоренностью с менеджментом СКМ в виде т.н. «боковиков», то есть когда часть доходов порта не поступает на счета порта осознанно и мошеннически.

Средняя чистая доходность порта, подобного «Южному» (даже без учета прошлогодних обновлений), должна быть на уровне $2 (может быть совсем немного менее с учетом специфики, но ни как не возле убытка) за тонну обработанного груза. При обработке 15 млн. тонн грузов СКМ (см. таблицу выше), порт должен был получить не менее 30 млн. долл чистой прибыли только за пол-года, т.е. после уплаты всех налогов и расходов. Где эти деньги? Почему эта основная деятельность порта не дает доходов или покрывается за счет других видов деятельности?

На фоне этого вопроса логичен и второй: если государство, контролирующее порт, не может получить с Р. Ахметова справедливые платежи, зачем тогда ему еще и готовить подарок в виде концессии? Но поиск «исчезающих» в порту «Южном» денег почему-то не беспокоит Министерство инфраструктуры, зато концессия «под Ахметова» — на повестке дня. В ситуации, когда этот «стратегический инвестор» балансирует буквально на краю пропасти, — вредительство без оправдания.

Что и пытаются доказат4ь активисты «Антикоррупционного предпринимательского фронта», чье обращение в Комитет по предотвращению и борьбе с коррупцией Верховной Рады уже направлен в СБУ:

10

Константин Иванченко, «Аргумент»

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *