Порт для Ахметова. Часть 2

порт южный

11 мая завершится «скоростная» экспертная оценка стоимости активов Государственного предприятия «Морской торговый порт «Южный». В этот день оценщик — украинское представительство международной аудиторской компания «Делойт і Туш» передаст Министерству инфраструктуры и Фонду госимущества Украины акт оценки самого уникального порта на Черноморском побережье — «Южного»: наиболее глубоководного и расположенного на транспортном перекрестье стратегического значения вблизи Босфора и дельты Дуная.

Исходя из результатов оценки, будет рассчитываться будущий концессионный платеж при передаче ГП МТП «Южный» в концессию. Или стартовая цена порта в случае, если его выставят на открытую приватизацию.

Таким образом, приватизация одного из наиболее значимых стратегических активов Украины выходит на финишную прямую. И только от первых лиц государства зависит, станет ли приватизация (концессия) порта «Южный» реформаторским прорывом или еще одним грязным, коррупционным пятном на репутации государства.

К сожалению, развитие ситуации вокруг «Южного» имеет все шансы завершиться грандиозным скандалом.

Мы уже писали о том, что уже сегодня целый ряд косвенных признаков и фактов говорит о том, что приватизация «Южного» готовится «под Ахметова» (подробности в публикации Ринат Ахметов и приватизация портов Украины: деньгами не пахнет).

Настораживает и очевидная поспешность проведения оценки порта «Южный» — необходимая процедура для передачи порта из государственного в частное управление. Именно от оценки напрямую зависит расчёт концессионной платы. Никаких логических объяснений ускорению процесса приватизации сверхприбыльного госпорта «Южного» во время фактической войны с Россией и низких цен на бизнес-активы в Украине — не существует.

В то время как Президент Украины Петр Порошенко явно не торопится расстаться со своими бизнес-активами (мотивация — отсутствие системных инвесторов, желающих покупать активы в воюющей стране), сверхприбыльное ГП «МТП «Южный» готовят к приватизации (концессии) в ускоренном режиме. Для чего меньше, чем за месяц, определяют оценщика — им стала транснациональная «Делойт і Туш». Последняя за символическую цену — первоначально называлась сумма в 30 тыс. гривен — «на волонтерских началах» (!) обязалась выдать заказчику, Мининфраструктуры (МИУ), оценку стоимости активов огромного предприятия.

При этом сам конкурс на выбор оценщика порта «Южный» был проведен ФГИ непрозрачно. И только в конце марта общественность получила доступ к договору между Мининфраструктуры и оценщиком.

Причем оказалось, что свои услуги «Делойт і Туш» оценила даже не на сумму по конкурсу, а меньшую… И СМИ, и само Министерство инфраструктуры сообщали о стоимости оценки в 10 000 гривен, а вот в письме уже ФГИ сообщается уже иная цифра — 12 000 гривен, и иной срок процедуры оценки — в один месяц…

1 2

Реакция центральных СМИ не заставила себя ждать.

Кроме того, ФГИ и «Делойт і Туш» сразу засекретили и этот договор на оценку активов ГП «Морской торговый порт «Южный», и саму сумму оплаты услуг оценщика по договору. Активистам-«общественникам» пришлось идти в суд, и уже суд своим решением обязывает ФГИ и «Делойт і Туш» открыть эти почему-то засекреченные данные.

К чему такая секретность? Вразумительного ответа нет, и это настораживает.

Но примечателен факт: не смотря на заверения руководства Минифраструктуры о том, что еще не принято принципиальное решение, продадут ли порт «Южный» с молотка или передадут в концессию, в публикуемом ответе Фонда госимущества за подписью начальника Управления оценивания имущества Ю. Федоренко однозначно утверждается: порт «Южный» готовят к концессии:

3 4

Что еще раз подтверждает подозрения о том, что будущий хозяин самого глубоководного порта на Черноморском побережье уже определен.

Все до единого оценщики (кроме «Делойт і Туш», конечно) однозначно утверждают, что такой объект за 1 календарный месяц (включая майские праздники) оценить невозможно. Мировая практика не знает прецедентов. Для оценки такого сложного и масштабного объекта нужно не менее полугода. А раз так, то вполне резонно можно сделать вывод, что вся информация об объекте Государственное предприятие «Морской порт Южный» у «Делойт і Туш» была уже задолго до конкурса. Или — что еще хуже — транснациональная аудиторская компания вовлечена в процесс приватизации порта под конкретного заказчика в качестве «свадебного генерала». И таким образом просто реализуется схема по отчуждению порта в «нужные руки» с ширмой в виде конкурса выбора нужного оценщика, конкурса нужной персонально кому-то концессии и прочего.

 

Люди Ахметова
В свете этой версии — «прихватизации» сверхприбыльного порта под конкретного заказчика — логичным видится и недавнее назначение заместителем МИУ Юрия Васькова. До назначения в министерство Ю. Васьков фактически возглавлял Администрацию морских портов Украины. Как «хозяйничала» эта структура во времена Виктора Януковича — можно узнать из публикацииЛиквидация АМПУ: чистая прибыль! Документы.

Фактически, АМПУ была создана как «надстроечная» структура в интересах «семьи» Януковичей. И, помимо «распила» государственных средств в особо крупных размерах, активно лоббировала интерес крупного российского бизнеса в портовой отрасли Украины.

В частности, бизнеса В. Новинского и Р. Ахметова. Именно в бытность Ю. Васькова руководителем АМПУ порт «Южный» стал базовым для бизнеса Р. Ахметова и постоянно обновлял свои активы за счет государства: порт готовили для передачи в концессию донецкому олигарху.

Таким образом, приход Ю. Васькова в Министерство инфраструктуры накануне приватизации порта «Южный» — и это не смотря на длинный шлейф коррупционных скандалов с его именем — не что иное, как продвижение еще одного ставленника Р. Ахметова в высшие органы власти Украины. Перевод Ю. Васькова «морским замом» в МИУ — еще и способ контролировать своим человеком процесс отчуждения порта «Южный» у государства.

Кроме того, в МИУ фактически «прописался» и представитель Р. Ахметова Александр Смирнов — гендиректор «Портинвест» — практически ежедневное присутствие! Зачем, какие вопросы этот подчиненный Р. Ахметова, представитель пусть крупного, но все же частного бизнеса, в ежедневном режиме решает в МИУ у первых лиц МИУ? Почему представитель, по сути, российского капитала открывает ногами двери в украинском министерстве?..

Ускоренная «предпродажная» подготовка порта «Южный» именно к концессии в пользу Рината Ахметова имеет и еще одну очевидную причину: неплатежеспособность Ахметова. Сегодня «богатейший человек Украины» не в состоянии платить по счетам. В апреле нынешнего года Группа «Метинвест» сообщила о том, что компания находится в состоянии дефолта. А уже в марте компания не смогла заплатить 113 млн долларов и предложила кредиторам переговоры. Долги этой компании составляют общую номинальную сумму $1,15 млрд. В долгах пребывает и энергетический актив Р. Ахметова — ДТЭК. При этом долги компании скупает «Сбербанк» России…

Совершенно понятно, что заплатить «живые» деньги, да еще и в полном объеме за порт «Южный» Р. Ахметов не в состоянии. Поэтому ему (или тем, кто за ним стоит) как воздух нужна липовая концессия. Сверхприбыльный государственный порт в концессии — это «живые», реальные деньги, постоянный источник доходов прямо сейчас и на долгую перспективу. (Только в 2013 году порт перечислил только налогов и сборов в бюджеты разных уровней на сумму около полумиллиарда гривен). А если учесть, что за бизнесом Рината Ахметова «торчат уши» кремлевской властной группировки, то дикой, преступной видится ситуация, когда Администрация морских портов Украины, Министерство инфраструктуры (министр Андрей Пивоварский) и Кабмин «сливают» ликвидный госактив фактически Кремлю.

К сожалению, государство Украина — плохой, неэффективный собственник. В случае передачи порта в концессию у Р. Ахметова будут все возможности вместо оплаты «живыми» деньгами «впаривать» государству какие-нибудь НДС-облигации, делать взаимозачеты по разным прочим долгам, например, за электроэнергию. А при обилии его ставленников во всех органах управления государством он это реализует блестяще. Как обычно. Потом будем иметь ситуацию, подобную с «Аэросвіт» — то есть, когда начнутся проблемы и с этим бизнесом, государство получит претензию, что во всех бедах виновато оно одно; дельцы уже схему «откатали».

Сегодня есть два пути цивилизованного и эффективного разрешения ситуации:

максимально активная и честная работа МИУ, АМПУ по наведению порядка в порту «Южный»; подготовка к акционированию предприятия со 100% собственностью государства, подготовка акций к продаже и продажа контрольного пакета стратегическому, профильному инвестору за реальные деньги на открытом аукционе. При этом в условиях приватизации четко должно быть прописано, что к ней не допускается российский капитал и компании с российскими «корнями». В принципе.
Если деньги нужны государству срочно, то цена за такой объект должна быть не менее 10-12 летней чистой выручки от деятельности подобных предприятий, т.е. не менее 360-400 млн. долларов единоразово, плюс компенсация за новые портовые краны и дноуглубление, которое было сделано в предыдущие три года за счет государства. При этом в условиях приватизации четко должно быть прописано, что к ней не допускается российский капитал и компании с российскими «корнями», а только — стратегические, профильные инвесторы с мировыми именами.
При этом перед продажей порта «Южный» и вообще последней «большой приватизацией» чиновникам и депутатам стоит изрядно потрудиться головами.

Ведь наше законодательство вообще не готово к так называемым «длинным сделкам», так как в договорах нельзя указывать цены платежей в иностранной валюте, а только в гривне. А та же концессия так желанна на целых 50 лет. Да за пять десятилетий гривна может вообще исчезнуть…

И будет так, как это сделали ныне покойники Кирпа и Чечетов с Днепро-Бугским портом — то есть получает государство по 917 тысяч (по другим данным — не более 300 тысяч) гривен в месяц с порта, приносящего Олегу Дерипаске миллиарды в год. Да ему в судах теперь проще и дешевле отбиваться, чем платить за порт справедливую цену…

С учетом же того, что произошло в конце прошлого года с поставками южноафриканского угля, стране жизненно важно оставить хотя бы один глубоководный порт в собственности государства. Так как в следующий раз закупаемый государством уголь для покрытия дефицита русского газа (и т.д., и т.п.), будет уже обрабатываться на условиях концессионера (весьма вероятно, что СКМ) — со всеми вытекающими последствиями… Кто частный бизнес заставит работать по государственным расценкам, то есть так, как «работали» еще осенью и зимой в порту южноафриканский уголь?

Фактически об этом говорит и министр экономики Айварас Абрамавичус: в госсобственности надо оставить только стратегические предприятия. А порт «Южный» — именно стратегическое предприятие; второго такого в Украине нет!

Но это если думать о судьбе порта «Южный» с государственнических позиций.

Увы. В это время глава МИУ пиарит «воздушные» проекты с привлечением «брендовых инвесторов»… Мол, международные стивидорные компании в очереди стоят к портам Украины. Когда у министра попросили озвучить названия фирм потенциальных инвесторов, он замялся…

В очередь за Ахметовым никто становиться не хочет?

Константин Иванченко, «Аргумент»

 

Часть 1 тут

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *