Под флагом децентрализации

Застройщики и агрохолдинги укрепляются  в ходе начавшихся административно-территориальных преобразований.

121150

Волонтеры-консультанты

Киевщина — наверное, наиболее сложный регион для осуществления начавшейся в стране децентрализации. Ведь побудить людей на сложные административно-территориальные преобразования необходимо на территориях с очень уж разными параметрами и особенностями как по плотности заселения, так и уровням и направлениям социально-экономического развития. Факторы, способные повлиять на преобразования и даже исказить их, тоже существенные и очень разные. В пристоличных городах и селах, где дорогая земля — большая вероятность чрезмерного влияния на процесс застройщиков. В срединных районах, где хорошая почва и развитая логистика, велика активность агрохолдингов, арендующих у селян обширные площади земли и стремящихся в изменяющихся условиях сохранить и укрепить свое влияние на местную власть. В южных районах, где поменьше населения и похуже с ресурсами, сложности в основном возникают из-за того, что чиновники стремятся объединить все села района в одну тергромаду. К тому же, в отличие от других регионов, Киевщина десятилетие назад сталкивалась с подобного рода преобразованиями при осуществлении в 2005 г. пилотного проекта административно-территориальной реформы. Опыт получился неудачным (проект закончился скандально еще на стадии обсуждения), но поучительным. В том смысле, что надо с людьми работать, а не схемы чертить.

Без промахов не обошлось и на этот раз. Но то, что перспективный план реформы, которым первоначально определялось создание 45 объединенных тергромад, разросся до 71 с перспективой дальнейшего увеличения, не разочаровало команду реформаторов. Трудности скорее раззадорили, чем испугали. Если бы все пошло по наперед разработанному плану, то разнообразные мнения людей не были бы услышаны. Руководитель офиса реформ, экс-мэр Славутича В.Удовиченко сообщил корреспонденту ZN.UA, что удалось главное — пробудить в людях на местах активность, стремление создать состоятельные громады. Сталкиваясь во время выездов на места с рутиной, а то и с сопротивлением должностных лиц назревшим преобразованиям, в офисе выступили с инициативой — влиять непосредственно на людей, громаду, чтоб те не потеряли свой шанс объединиться, стать жизнеспособными. Инициативу ломать рутину, воздействуя на людей, поддержали. Кроме четырех консультантов понадобились волонтеры. Их позвали — они пришли. На занятия первого семинара явились более десятка активистов, потом — еще больше. Появилась возможность направить знающих людей в большинство проблемных точек. А их на карте области появилось немало. Поступали заявления с просьбами объяснить, посоветовать, усовестить чиновников, засекречивающих информацию. Доходило и до пикетирований ОГА и облсовета. С мнениями людей считались, в перспективный план вносились коррективы. Слишком крупные громады уменьшались, упорно ни к кому не присоединяющиеся находили партнеров. После бурных обсуждений в Белоцерковском и Бориспольском районах вместо одного большого предлагаются по четыре объединения поменьше. Монополия Бучи и Ирпеня как единственных претендентов на создание территориальных центров в северо-западной части области тоже пошатнулась. Свои объединения решили создать поселок Гостомель, село Дмитровка и др.

Территории особого риска

По сравнению с другими территориями, ситуация в южных районах Киевщины намного спокойнее. Если ресурс большинства сел незначителен, а перспективы получения доходов тоже не обнадеживают, то селяне особо и не высовываются, предпочитая чаще оглядываться на райцентры, откуда поступают и средства, и команды. А чиновникам районного масштаба это на руку. Появляется возможность особо не напрягаться: не искать в районе новые центры экономического роста, кроме самого райцентра (особенно если их действительно нет), не присматривать помещения в отдаленных селах для размещения разного рода служб. Удобнее все оставить на своих местах — кадры, помещения, сложившуюся систему взаимоотношений. Невелика беда, если административные и прочие услуги не приблизятся к селянам и даже отдалятся, поскольку райцентр, по логике реформы, сменит дислокацию и к нему добираться, особенно из окраинных сел, будет дольше и дороже.

Наверное, людей этих районов не успокоит информация, что число таких пасынков административно-территориальной реформы немало и в других областях. Их судьба была предопределена уже на этапе бюджетной реформы. Как утверждает эксперт-экономист Екатерина Юрченко, наибольшие риски от децентрализации угрожают малым громадам, которые потеряли поступления от налога на доходы физлиц. Дело в том, что раньше 25% этих доходов оставались в селах, поселках и городах районного значения. С принятием изменений в бюджетный и налоговый кодексы ситуация изменилась. Малые громады лишились этих важных для них поступлений. На переходной период, согласно принципу субсидарности эти поступления переданы на уровень районов. Подобным образом переадресованы и поступления от арендной платы за имущество коммунальной собственности.

Сделано это временно, и после того как населенный пункт войдет в объединенную громаду, ему вернут средства, исходя из новых, повышенных нормативов. Кроме того, малым громадам, вошедшим в объединение, пойдут поступления от акцизов на розничный сбор от продажи алкоголя и нефтепродуктов. Но критическая финансовая зависимость от района, даже когда она существует только в переходный период, снижает активность громад, их стремление самостоятельно найти партнеров для объединения. У них особенно большая угроза стать легкой добычей чиновников, заинтересованных в создании в районе одной объединенной громады.

Под диктовку застройщиков

Не все громады пребывают на голодном фискальном пайке. Особенно это касается пристоличных населенных пунктов, где, используя выгодное расположение и дорогую землю, местная элита накопила «жирок» и проявляет стремление, используя децентрализацию и кампанию по объединению громад, решать свои вопросы. Это замечают, и возникают протесты. Здесь обсуждение дальнейшего пути развития проходит особенно бурно, давние и новые противоречия обостряются, продуцируя конфликты и скандалы, затрагивающие не только область, но и столицу.

Ирпень и Буча — города-близнецы, долгое время развивавшиеся в границах конгломерата, имеют много общих коммуникаций и учреждений. Вместо того чтобы создать почти готовую инфраструктуру и налаженные связи для объединения громад, они дистанцируются друг от друга, так как оба претендуют на центры тергромад.

Однако громады поселков и сел весьма настороженно воспринимают предложения богатых соседей. Активисты Гостомеля, усмотрев в бурной активности соседей признаки давления, провели акцию протеста, требуя создания отдельной громады. На роль центров тергромад также претендуют Дмитровка и ряд других сел.

Эксперты обращают внимание на растущее сопротивление населения сел объединению с Ирпенем и Бучей. Селяне задаются естественным вопросом: а зачем, собственно, самодостаточным городам понадобилось объединяться с селами?

Пикантности процессу придает то обстоятельство, что за последние годы в городах-спутниках столицы появилось немало личных селянских хозяйств, на территории которых вместо продуктов питания растут особняки и многоэтажки и идет бойкая распродажа квартир. Потребность в свободных земельных участках растет, а соответствующие ресурсы в городах-спутниках исчерпываются. Селяне подозревают, что на самом деле объединителей в их селах прежде всего интересуют участки под застройку.

Тени Беличанского леса

От возрастающих аппетитов местечковых князьков может пострадать и громада столицы. Давнишний скандал времен Януковича, когда тогдашнее руководство столичной области с помощью высокопоставленных чиновников центральной власти затеяло операцию по отторжению Беличанского леса от Киева посредством увеличения территории поселка Коцюбинское до 4065 га, идет по новому кругу. Беспрецедентное увеличение территории небольшому поселку было, конечно же, без надобности. Дело шло к масштабному и весьма доходному строительству элитного жилья для избранных, созданию второй Конча-Заспы с одновременным уничтожением большей части заповедного леса. И вот под флагом децентрализации давняя история получает продолжение. В авральном порядке поссовет Коцюбинского утвердил проект решения об объединении с территориальной общиной Ирпеня. Некоторые местные жители, предпочитая, чтобы их поселок вошел в состав столицы, выступили против объединения с Ирпенем, усматривая в этом коррупционную составляющую, связанную с посягательством местечковых застройщиков на Беличанский лес. Скандал вышел за рамки взаимоотношений двух населенных пунктов.

Не лучшим образом показало себя в этой ситуации руководство столицы. Высокопоставленные чиновники мэрии дружно выступили в СМИ, осудив намерения решать вопросы за счет ущемления интересов киевской громады. В частности, убеждали коцюбинцев в том, что их пичкают неправдивой информацией, что на самом деле руководство столицы давно хочет видеть поселок в составе мегаполиса. А что касается объединения Коцюбинского с Ирпенем или другими населенными пунктами, то такие действия, как утверждает один из высокопоставленных чиновников КГГА, будут незаконными, так как «границы Коцюбинского не утверждены», а территория поселка «вкраплена в границы Киева» и «ограничена землями лесопарковой зоны». Хлестко квалифицируя действия руководства Ирпеня и Коцюбинского как «мародерство на последнем издыхании», чиновники были вынуждены ссылаться на документы, принятые еще «папередниками», которые, оказывается, несколько лет назад обратились в ВР и Кабмин с просьбой присоединить Коцюбинское к столице. Общественники полагают, что на официальном уровне нынешние Киевсовет и КГГА никаких конкретных действий по этому поводу не предпринимали. Хотя происходящий процесс объединения громад побуждает к активным действиям, расширению связей и взаимопонимания с соседями. Особенно с теми, с которыми намерены объединиться. Надеясь на наработки предшественников, можно что угодно потерять.

 

ZN

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *