Передел имущества — основная причина экономического кризиса в Украине

украинаЗа последние десять лет Украина видела экономический рост всего лишь один раз — в 2006-2007 годах, на фоне притока гигантских объемов валюты. Потом мы столкнулись с явлением постоянного кризиса.

Но на фоне общемирового упадка, ситуация в Украине всегда была гораздо худшей. В чем же секрет?

Предположу, что нарушена основная функция власти. По классике, она должна гарантировать стабильность и предсказуемость. Лучше всего это достигается при соблюдении законности. Получив единые для всех правила, сотни тысяч безымянных предпринимателей развиваются одновременно, и это дает рост экономики.

В Украине же и похожих на нас странах руководители государства заняты совершенно иным процессом. Со времен Кучмы, уже 11-й год происходит перманентный процесс перераспределение собственности с участием власти. Пришедшие к власти силы пытаются отобрать имущество у сил проигравших. Меняются лишь лозунги и фигуры.

На макроуровне это «наезды» и «маски-шоу», реприватизация и системные уголовные дела. На мелком уровне — визиты налоговых милиционеров, налоговиков или «голодных» прокуроров. На поверхности все по закону. По сути — это передел.

Вместе с тем, каждый новый режим имел свой особый стиль отбора имущество у других. В наши дни этот процесс даже более циничен, чем во времена Виктора Януковича. «Семья» отбирала открыто, а экспроприаторы времен Петра Порошенко лицемерно прячутся за революционными лозунгами и патриотизмом.

Проблема, как всегда, не в самом явлении. В условиях подковерной борьбы и абсолютной зыбкости такого понятия, как защита частной собственности, Украина теряет свой шанс на экономический рост.

Здесь не помогут министры-иностранцы или красивые конференции. Международные доноры могут продолжать вливать в Украину миллиарды, но эти деньги будут уходить в песок и ложиться долговым бременем на наших детей и внуков.

Предприниматель на любом уровне должен понимать, что к нему завтра не придут прокуроры или милиция, которые потребуют отдать его бизнес. Иначе он будет уходить в «черный нал», прятать деньги в оффшорах и использовать «конверты».

Эпоха Ющенко и Тимошенко: удар по инстинкту собственника

Во времена правления Леонида Кравчука и особенно Леонида Кучмы в Украине происходил «дерибан». Делили не столько имущество друг друга, сколько государства.

В 1990-е и первой половине 2000-х процветали рейдерство и целевая приватизация. Капитал, накопленный в лихие 1990-е, активно легализировался. Именно тогда обросли бывшим госимуществом ныне респектабельные бизнесмены, включая Виктора Пинчука, Рината Ахметова, Константина Жеваго и Игоря Коломойского.

Любой захват госимущества требовал согласования с профильным министерством и силовыми органами. Если же процесс касался очень крупного актива, то требовалось «добро» со стороны президента. Особые привилегии получил Виктор Пинчук, женившись на дочери Кучмы.

Грустная судьба постигла лишь олигархов, которые осмелились открыто выступить против Кучмы. Павел Лазаренко, Петр Мирошников, Юлия Тимошенко и многие другие. В остальном, сильная центральная власть давала новым собственникам гарантии, которых не было уже никогда после. Как ни странно, именно эпоха Кучмы заложила основу для «экономического чуда» времен Виктора Ющенко.

Приватизация крупных активов проходила по четкому закону. Самые «вкусные» госпредприятия никогда не попадали в чужие руки. В этом смысле, нет никакой разницы между бизнесами Рината Ахметова, Виктора Пинчука, Дмитрия Фирташа, Игоря Коломойского, Александра Ярославского и Константина Жеваго.

Майдан 2004 года привнес свои реалии в процессы перераспределения собственности. Он пробудил протестные настроения, которые хронически дремлют в каждом жителе Украины. Как во время любой классической революции, Майдан дал право на применение силы — при условии, что делается это в интересах народа.

Самые лучшие государственные предприятия к тому времени уже были захвачены. Поэтому новая власть принялась «отжимать» тех, у кого активы уже были.

В феврале 2005 года премьер Юлия Тимошенко выступила с идеей массовой реприватизации. Ее поддержал президент Виктор Ющенко. «Пересмотр условий приватизации коснется нескольких десятков объектов — там, где было приличное нарушение национальных законов», — говорил новый президент в те дни.

Примерно полгода в информационном поле гулял некий «черный список» предприятий, которые могут вернуться в государственную собственность. Изначально в нем могли оказаться порядка 3000 объектов.

Многие олигархи эпохи Кучмы прятались за границей, банально опасаясь революционной экспроприации и уголовного преследования со стороны «оранжевой» власти. Ужас подогрело то, что у Рината Ахметова и Виктора Пинчука таки отобрали комбинат «Криворожсталь», и в ходе единственных в истории Украины честных торгов перепродали индийской Mittal Steel.

Это было золотое время для того, чтобы раз и навсегда восстановить социальную справедливость. Именно с этими ожиданиями избиратели голосовали за Ющенко. Но в вопросе реприватизации возникла главная дилемма. Сама идея массового пересмотра итогов конкурсов хороша, но делать его нужно на основе прозрачных критериев. Давайте огласим список, выставим претензии всем! и потребуем доплаты — в госбюджет! Отказываются доплачивать — будем продавать.

Вместо этого «оранжевая» власть попыталась запустить реприватизацию в ручном режиме. Чем окончательно дискредитировала и себя, и саму идею справедливости.

Позже и президент Виктор Ющенко, и сама «Леди Ю» пытались убедить, что никакой реприватизации не будет. Тимошенко даже опровергала наличие списка из 29 объектов.

Это был важнейший момент в современной истории. Произошли необратимые сдвиги в психологии украинских собственников. Более чем на год крупнейшие промышленные группы Украины заморозили свои инвестиции в развитие. Они осознали, что никакой закон не защитит их право на собственность, а власть занимается шантажом.

С 2005 года собственники перестали вкладывать в бизнес собственные деньги. Ближе к 2008 году со многими из них такой подход сыграл злую шутку. Они просто не успели закончить модернизации, которую предпочли проводить за счет зарубежных валютных кредитов. Так, например, лишился металлургической группы Сергей Тарута — он вынужден был отдать контроль над своим бизнесом россиянам.

В масштабах экономики, международный финансовый кризис наложился на последствия «грамотного» управления страной, и Украина оказалась мировым лидером по обвалу всех показателей. Кризис докатился до самых «низов».

Эпоха Януковича: мародерство

На новых протестных настроениях население массово проголосовало за Виктора Януковича. При «регионалах» рейдерство исчезло, зато постепенно возник «отжим» в пользу так называемой «семьи». Помимо младоолигархов вроде Александра Януковича, Сергея Курченко или Артема Пшонки, в эту категорию можно было отнести также Рината Ахметова и Дмитрия Фирташа.

В период «раннего Януковича» по стране ходили рассказы о группе Юрия Иванющенко, которая устраивала силовые наезды на частные предприятия и добивалась переоформления прав собственности в пользу структур Януковича. Спустя год все свелось к организации угольных схем «семьи», паразитированием на бюджете и Нацбанке, приватизации лучших предприятий и централизованной системе сбора дани. Ее платили все, даже предприятия Коломойского.

Кстати, распродажа «вкусных» госпредприятий продолжилась и при «поздней» Тимошенко, и при Януковиче. Многочисленные химзаводы, облэнерго, облгазы и «Укртелеком» были распроданы уже после Кучмы.

Но совершенно естественно, что засилье «семьи» породило очередной глубочайший экономический кризис. Все четыре года эпохи Януковича, бизнес не делал практически никаких инвестиций в собственное развитие. От полного обвала поначалу спасала кампании подготовки к Евро-2012, а позже — уже ничего не спасало.

Эпоха Порошенко: силовой передел под вывеской Евромайдана

Как и «оранжевая революция» 2004 года, Евромайдан дал право на применение силы, но в гораздо больших масштабах.

Если в 2005 году Тимошенко спекулировала на интересах народа, то в 2015 году происходит многочисленное нарушение не только буквы закона, но и самого духа закона. В условиях войны, это право стало буквально неограниченным.

Представьте, что вы с друзьями влезли в чужой дом и угнали оттуда несколько автомобилей, чтобы их перепродать. Это — кража в особо крупных размерах, со всеми вытекающими. Но вы с друзьями влезли в Межигорье, и угнали оттуда автомобили класса люкс, которые принадлежали семье Виктора Януковича. Себя вы называете одной из «сотен Самообороны». Можете не бояться ничего.

Новая власть имеет революционное, неограниченное право прийти к кому угодно с любыми угрозами. Особенно после расстрелов на Майдане. Особенно после бегства Януковича. Особенно после начала войны в Донбассе.

И там, где нет возможности действовать по закону, теперь предпочитают действовать по праву силы. Цель обычно остается та же — переделить или взять «откат» за неприкосновенность.

Это значит, что самый главный беспредел происходит при непосредственном участии силовых органов. «Злочинна влада» существует лишь для потребителей новостей. Все те, кто еще недавно работал на Януковича, сегодня в эпицентре многомиллиардных оборотов. Контрабанда на границе с Крымом и в зоне АТО.

Вне поля внимания СМИ уже больше года происходит перераспределение собственности. При Януковиче к собственникам приходили представители криминального мира, то сейчас «отжимают» силовики всех мастей. МВД ближе к премьеру Арсению Яценюку, СБУ и ГПУ — к президенту, ГФС и суды работают ситуативно в интересах разных сторон.

Никуда не исчезли также схемы работы «налоговых ям» и «обнальных контор». Под прикрытием Нацбанка по Украине функционирует сеть обменных пунктов, которая в принципе не придерживается валютного законодательства. Через банкротства банков наносятся точечные удары по «чужим» олигархам, а через Фонд гарантирования вкладов происходит перераспределение миллиардных активов в пользу «своих».

Налицо избирательный подход. Так, Константина Жеваго «отжимают» через механизм трансферного ценообразования — вместо того, чтобы работать одинаково для всех олигархов, оно почему-то коснулось точечно только владельца Ferrexpo. У Дмитрия Фирташа отобрали титановые ГОКи, газ и титановые предприятия. А совершенно недавно — землю под его терминалом «Нико-Терра». Его облгазам «закручивают» тарифы, склоняя пророссийского олигарха к переговорам о судьбе телеканала «Интер».

Социально справедливая идея реприватизации повторно дискредитирована. Странным образом, она касается не всех! олигархов на основе прозрачных критериев, а только одного — Рината Ахметова.

В декабре 2014 года правая рука Игоря Коломойского депутат Борис Филатов возглавил специальную комиссию по пересмотру итогов приватизации. На первом же ее заседании тогда еще губернатор Днепропетровской области поднял вопрос о реприватизации «Укррудпрома» — это дело цепляло бы не только бывшего «короля Донбасса», но и Пинчука, с которым Коломойский судился в Лондоне. А вот еще один итог заседания — теперь плотное внимание уделяется итогам работы «Одесского припортового завода», на покупку которого претендует Коломойский.Как помним, губернатора сбили на взлете — спустя три месяца президент торжественно уволил его с должности. Сам Коломойский ненадолго оказался на острие атаки власти. Его начали преследовать по делам «Укрнафты», «Укртранснафты», «Укртатнафты». Механизм передела под громким названием «деолигархизация» коснулся уже его.

Естественно, Коломойский отбил атаку. Более того, у него с Порошенко есть редкостная взаимность. На «Укрнафту» поставили человека, наверняка лояльного к экс-губернатору. ГФС уже не требует от компании уплаты налогов. «Укртранснафта» таки переработает в Кременчуге нефть, ранее скачанную из государственных нефтепроводов.

Активно разрабатывается даже дичайшая идея создать вертикально-интегрированную нефтяную компанию государства и предприятий днепропетровца. По опыту начала 2000-х, существование таких монстров обычно заканчивалось теневой и почти бесплатной приватизацией госимущества.

Теперь Петр Алексеевич и Игорь Валерьевич «дружат» против Ахметова, совместно развивая тему реприватизации. 30 июля Хозсуд Киева по иску Генпрокуратуры отменил приватизацию 25% «Днепроэнерго» ахметовским ДТЭК-ом. В апреле 2015 года такой же иск подавала одна из структур Коломойского, но его донецкий олигарх сумел отбить — как и решение суда по другой своей структуре «Западэнерго». Коломойский тогда как раз был в плохих отношениях с Порошенко, и провал в судах объясняется именно этим. Теперь все иначе.

Во всех процессах «деолигархизации» совершенно неясно, а что с этого получит государство и население Украины. А главное, как в таких условиях начнется экономический рост?

Почти гарантированно, Ахметов отобьется от атаки. Возможно, не сразу. Но речь не об Ахметове.

С момента победы Евромайдана, в воздухе витает запах передела и перераспределения собственности. Он начался с визитов «сотен Самообороны» в дома зажиточных киевлян с требованием выкупа, а позже перешел в плоскость шантажа силовиков и более чем странных операций с зоной АТО. Реприватизация — это лишь эпизод, который возник гораздо позже и усилил позорные тенденции.

И в этом смысле не имеет значения, Коломойский раскулачивает Ахметова или Ахметов раскулачивает Коломойского. Или Порошенко раскулачивает Януковича и Фирташа. Важен сам прецедент.

Речь даже не идет об иностранных инвестициях, которые как мантру произносит каждое новое правительство. Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко совершенно прав. Если Украина хочет привлекать чистые деньги из-за границы, она должна прежде всего думать не о том, как реприватизировать что-то, а о том, чтобы улучшить инвестиционный климат в стране. Иначе капитал лишь продолжит утекать из Украины. Через оффшоры, «конверты» и всевозможные схемы.

Иностранные корпорации в здравом уме и так не собираются вкладывать в Украину. Как можно надеяться, что они станут участвовать в распродаже госимущества через конкурсы? Ведь если угрожают вернуть в госсобственность даже «Криворожсталь»! В таких условиях единственные, кто станут участвовать в конкурсах ФГИ — россияне и отечественные олигархи. Через подставные австрийские, швейцарские или кипрские фирмы. Или через инвестиционные банки.

Такое поведение слабо сочетается с заявлениями самой же новой власти о том, что госпредпрятия нужно как можно быстрее распродать. Причем, немедленно по любым ценам — главное, чтобы экономика стала максимально частной, а не государственной. Естественно, передел противоречит обещаниям самого же Порошенко.

Со времен победы Евромайдана, частная собственность в Украине находится под угрозой. Как и во времена Тимошенко, как и во времена Януковича, украинский бизнес не захочет вкладывать в собственное развитие. Не нужно быть литовским министром экономики, чтобы понять, чем это закончится. Новым затяжным экономическим кризисом под знаменами Евромайдана.

Порошенко, который говорит о деолигархизации, со всех сторон оброс дружественными олигархами и смотрящими. Он контролирует Генпрокуратуру и СБУ, которые работают вовсе не на утверждение законности.

Это не шизофрения и не отсутствие памяти. Это типичный для Украины процесс: слова прикрывают реальные действия.

Останавливаться никто не собирается. После местных выборов осенью 2015 года расстановка во власти в очередной раз поменяется. А через пару лет, того и гляди, раскулачивать будут уже окружение Порошенко. Привычка лазить по чужим карманам въедается в ДНК. Как и привычка жить при постоянном экономическом кризисе.

 

 

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.net

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *