Открывайте, милиция! Что нужно знать об обысках у чиновников Минюста — Козаченко и Дымова

казаченко«У меня обыск. Ломают двери. Главное следственное управление, Владимирская», – утром 21 апреля написала в своем facebook глава департамента по вопросам люстрации Татьяна Козаченко.

Стучались не только к Козаченко – пришли с решением суда об обыске и к ее заместителю Дмитрию Дымову, которого не оказалось дома.

Следователи, как позже выяснилось — из министерства внутренних дел, сначала отказывались представляться и показывать журналистам разрешение на проведение обыска в квартире.

Только спустя несколько часов стало понятно, что поводом для его проведения стало расследование подделки документа бывшей замначальника Фискальной службы в Киевской области Анны Игнатенко. В нем утверждалось, что Игнатенко не подпадает под действие закона о люстрации.

Обыски у фактических руководителей процесса люстрации в стране стали новостью дня. Но вопросов после них появилось больше, чем ответов.

В этом материале «Украинская правда» попытается дать ответы на основные из них.

Кто такая Татьяна Козаченко и чем занимается департамент по вопросам люстрации?

До работы в департаменте Министерства юстиции по вопросам люстрации Татьяна Козаченко руководила адвокатским объединением «Юридическая компания «Капитал». Во время Евромайдана защищала в судах активистов, против которых были возбуждены уголовные дела.

После победы революции Козаченко стала одним из соучредителей общественной организации «Общественный Люстрационный Комитет». Вместе с ее руководителем, народным депутатом Егором Соболевым, они продвигали принятие закона о люстрации.

Козаченко была одним из авторов законопроекта, который в итоге был принят Верховной радой осенью прошлого года. Согласно закону, люстрацией должен был заниматься специально созданный департамент при Министерстве юстиции. Его в итоге и возглавила Козаченко. Одним из ее заместителей стал еще один адвокат майдановцев Дмитрий Дымов.

Был ли успешен департамент по вопросам люстрации?

С ноября прошлого года, департамент провел проверки, после которых было уволено около 500 чиновников, подпадавших под действие закона о люстрации. Всего люстрированных около тысячи – вместе с чиновниками, которые написали заявление об уходе добровольно.

Вместе с тем, Козаченко не отрицает, что с люстрацией возникли некоторые сложности.

Многих высокопоставленных чиновников от проверки в ведомствах стараются спрятать. «По этой причине правительство издало поручение, по которому все госорганы, которые ему подчиняются, должны предоставить в Минюст информацию по вакансиям, которые попадают под действие закона», – говорит Козаченко. Это, по ее словам, должно значительно упростить процесс люстрации.

Больше всего сопротивления, рассказывает она, возникает со стороны органов прокуратуры и Государственной фискальной службы. Не уволены также несколько важных руководителей Министерства внутренних дел.

Чем вызван обыск?

Решение о проведении обысков в квартирах и на работе Дымова и Козаченко принял Печерский районный суд города Киева.

По  сообщению министерства внутренних дел, обыски проходят не только у руководства люстрационного департамента Минюста. Следователи побывали в гостях и у бывшего заместителя начальника Главного управления Государственной фискальной службы Анны Игнатенко.

Игнатенко работала на руководящих позициях в ГФС в годы президентства Януковича, и по всем параметрам на нее распространяется закон об очищении власти.

Но в феврале 2015 года кадровый отдел Фискальной службы получил письмо от Министерства юстиции, в котором утверждалось, что Игнатенко не будет люстрирована. Письмо якобы было подписано первым заместителем министра юстиции Натальей Севостьяновой.

Козаченко вместе с Дымовым вскрыли факт подделки и придали его огласке. Министр юстиции Павел Петренко (подробнее про него читайте в статье Павел Петренко. «Карманный» мальчик «Семьи» Яценюка) заявил, что письмо-подделка — дело рук «отдельных творческих чиновников».

Севостьянова также заверила, что не подписывала письмо. Министр пообещал, что точку в этом вопросе поставит честное и независимое расследование Министерства внутренних дел.

Ведомство Авакова еще в конце марта открыло уголовное производство по статьям «подделка документов» и «злоупотребление властью или служебным положением».

Утренний обыск во вторник, по заявлению пресс-службы, проводился у лиц, которые могут быть причастны к подделке данного документа.

В тоже время руководитель главного следственного управления МВД Виталий Сакал утверждает, что Козаченко и Дымов проходят по данному делу как свидетели.

В комментарии «Украинской правде» Сакал не смог объяснить, почему чиновников не вызвали сперва на допрос, а пришли сразу с обыском. «Есть следственная тактика. Есть процессуальный руководитель, есть следователь. Решение про обыски было принято еще полтора месяца назад», — заявил он.

Козаченко утверждает, что за это время никто не обращался к ней по поводу дачи свидетельских показаний, и не вызывал на допрос. «Хотя процедурно все должно было быть именно так».

Что нашли и изъяли следователи в рамках обыска?

Следователи Министерства внутренних дел проводили обыски как дома у Козаченко, так и на ее рабочем месте. Козаченко долгое время не пускала следователей в квартиру и согласилась на проведение обыска только после того, как была предоставлено решение суда, и приехал ее адвокат. По итогам обыска квартиры следователи ничего не изъяли.

В рабочем кабинете Козаченко после проведения обыска сотрудники МВД забрали жесткий диск, а также документы, которые касались дела Игнатенко. Также жесткий диск был изъят с рабочего компьютера ее заместителя Дмитрия Дымова.

Есть ли другие версии?

1. Люстрация руководителей министерства внутренних дел

Есть еще одна версия обысков у Козаченко и Дымова — давление на руководителей люстрации. Журналист Дмитрий Гнап в своем facebook написал, что связывает обыски в квартире и на рабочем месте Козаченко с иском, который в настоящее время рассматривает Окружной административный суд.

Подала его сама Козаченко против начальника Главного следственного управления МВД Виталия Сакала и одного из замминистров Василия Паскала. Оба работали в структурах МВД в годы президенства Януковича и подпадают под действие закона о люстрации.

Уже несколько месяцев департамент по вопросам люстрации требует от министра внутренних дел люстрации чиновников, но оба они по-прежнему работают в министерстве. Во время обыска один из следователей заявил, что он напрямую подчиняется Сакалу.

«Такую суперактивность в отношении руководителей люстрации мы связываем с тем, что суд принял к рассмотрению иск по Сакалу, – рассказывает представитель «Общественного люстрационного комитета» Александра Дрик. – Тут есть несколько вариантов: или занервничали в Министерстве внутренних дел, или Сакал, который является человеком Януковича, реализовывает план по срыву люстрации и предпринимает отчаянные попытки дискредитировать закон».

Сакал в комментарии «Украинской правде» назвал эти заявления вымышленными. «Понятно, что так та сторона выстраивает свою защиту», – заявил он. Он заверил, что никакого иска Козаченко против него не подавала, хотя позже они были опубликованы.

На вопрос о своем возможном увольнении Сакал заявил, что вопросом своей люстрации не занимается.

2. Сергей Левочкин и бывшие регионалы

Еще одним противником люстрации является бывший глава администрации Януковича Сергей Левочкин. В октябре прошлого года Мониторинговый комитет Парламентской Ассамблеи Совета Европы обратился к Венецианской комиссии с просьбой рассмотреть закон «Об очищении власти». Заместителем главы данного комитета до сих пор является сестра Левочкина Юлия. Именно она вынесла этот вопрос на рассмотрение мониторингового комитета и добилась того, чтобы Венецианская комиссия занялась этим вопросом.

Разъяснять же положения закона членам комиссии должен был бывший регионал Сергей Кивалов, поскольку он до сих пор  –  представитель Украины в этом органе.

Регионалы ожидали, что заключение комиссии будет негативным. Но на решающее заседание защищать закон приехали министр юстиции Павел Петренко и авторы законопроекта.  Венецианская комиссия решила повременить со своим заключением до выяснения всех обстоятельств и нюансов.

В конце марта Петренко заявил, что больше никаких вопросов к закону о люстрации у Венецианской комиссии нет, и Украина завершит консультации с европейскими юристами в течение апреля. Минюст рассчитывает на то, что решение будет максимально положительным для Украины. В тоже время в закон в уже ближайшее время будут внесены необходимые поправки.

«Я понимаю, что люстрация – это больно и неприятно. Но прикрываться фейковым мнением Венецианской комиссии по этому поводу не получится. Как бы этого не хотелось представителям Оппозиционного блока», –  говорил Петренко.

Народный депутат Егор Соболев, которого можно назвать одним из лоббистов люстрации в Украине, считает, что в случае негативного решения Венецианской комиссии последовал бы вердикт Конституционного Суда с отменой действия закона, по той причине, что он не соответствует нормам украинской Конституции.

Впрочем, Конституционный суд решил рассмотреть вопрос о соответствии Основному закону закона о люстрации и без заключения Венецианской комиссии. На четверг, 16 апреля, было запланировано заседание, на которое выносился данный вопрос. Учитывая, что как минимум 10 членов КС до сих пор остаются лояльными прежней власти, решение суда могло быть негативным.

В итоге заседание было перенесено под давлением общественности.

Любопытно, что в день обыска 21 апреля съемочная группа телеканала «Интер», который принадлежит Левочкину и Дмитрию Фирташа наведалась и в загородний дом Козаченко. По ее словам, семья строит его с 2006 года. «Приехали, интересовались у соседей, когда начали строительство, кто в нем живет», — рассказывает она.

 Что дальше?

Виталий Сакал утверждает, что задача следователей МВД – довести дело о подделке документов до конца. С этой целью ранее также были изъяты оригиналы подписи Натальи Севостьяновой.

Татьяна Козаченко заявляет, что будет добиваться того, чтобы следователи не замяли дело. «Пока складывается ощущение, что это было сделано с целью дискредитации процесса люстрации в стране, – говорит она. – Никто ведь не будет разбираться, по какой причине проведены обыски. Есть громкий факт, что у главы департамента юстиции что-то искали дома, это подрывает доверие. И этим могут воспользоваться самые большие противники люстрации в стране».

Показательно и поведение министра юстиции Павла Петренко, который в этот раз самоустранился от процесса и отказался что-либо комментировать, пока идут следственные действия. В кабинете его первого заместителя Севостьяновой обыска не было, что «Украинской правде» подтвердил Сакал.  «Все документы с оригиналами подписей мы получили от Севостьяновой добровольно», – заявил он.

 

Украинская правда

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *