Очередное “мокрое дело” Ахметова

метинвестКогда Петр Алексеевич заявляет, что металлургия более не относится к числу приоритетных отраслей отечественной экономики, президент отдает должное талантам Рината Леонидовича, у которого голова, если не Дом советов, то 100% — раздевалка клуба “Шахтер”.
C каждым месяцем вероятность, что “Метинвест”, под крышей которого “Уважаемый” собрал большую половину отечественного горно-металлургического комплекса (единственное исключение — ферросплавы), доживет до своего десятилетнего юбилея, а именно 6 июня 2016 становится все более призрачной. Для того, чтобы понять причины столь впечатляющего финала логично вспомнить, как и для чего создавался “Метинвест”.

По замыслу создателей его стратегии, это не просто монополия. Это, если пользоваться терминологией матрицы BCG, “дойная корова”, которая должна была обеспечивать своим “молоком”, то бишь дивидендами, рост других более перспективных направлений деятельности ринатовского холдинга СКМ. Используя терминологию BCG — “звезд”. Здесь, в первую очередь, речь идет о разнообразных телекоммуникационных активах СКМ. Впрочем, оценка их перспективности оказалась более чем субъективной. Активы, которые СКМ числил “звездами”, на самом деле оказались “собаками”. Особенно наглядно последнее проявилось в покупке СКМом осенью 2013 года “Укртелекома”.

Помимо поддержки “перспективных” бизнес-проектов порядка 200 млн долларов, получаемых от “Метинвеста”, ежегодно уходило на финансирование любимых игрушек “Уважаемого” — “Шахтера” и “Донбасс-Арены”, плюс на упрочение позиций в отечественном зомбоящике в виде “Медиа-группы “Украина” (выстроенной вокруг одноименного канала) и на политической арене — благодаря финансированию Януковича и Партии регионов.

При этом программа модернизации самого “Метинвеста” всегда реализовывалась по остаточному принципу. В 2012 году, когда началось масштабное падение цен на продукцию холдинга, было принято решение, не трогая размер дивидендов для акционеров, более чем в полтора раза сократить уже утвержденную инвестпрограмму.

Стало очевидно, что Ахметов готов не просто выдоить “дойную корову” до капли, но и при необходимости отправить ее на мясо. И вопрос здесь уже стоял не в инвестпрограмме, а в объеме уже накопленного “Метинвестом” долга. На тот момент он еще не выглядел критическим, но при уже продемонстрированном акционерами подходе “после выплаты дивидендов — хоть потоп” было очевидно, что в случае дальнейшего падения цен на продукцию, сокращения выручки и прибыли — это обязательно станет ключевой проблемой монополии. В итоге во второй половине 2013-го на фоне дежурных стенаний прикормленных инвестаналитиков о том, что у такого бизнеса все обязательно будет зашибись, генеральный директор “Метинвеста” Игорь Сырый и финансовый Сергея Новиков были уволены и назначены на менее ответственные посты.

Столь явные маркеры нездоровья “Метинвеста” не привлекли большого интереса рынка, поскольку как раз в это время в стране начиналась очередная революция. А затем на протяжении двух лет ситуация закручивалась все в более тугую и кровавую спираль…

Кейс “Метинвеста” является наглядным объяснением, почему в стране с неработающим антимонопольным законодательством не должна проводиться масштабная приватизация. Ведь по итогу, созданная исключительно на базе бывших госпредприятий монополия идет ко дну, тем самым ставя крест на отрасли, которая более 20 лет была основным источником валюты для Украины.

Вопрос: в случае если бы “Азовсталь”, меткомбинат Ильича, “Запорожсталь”, 5 ГОКов и т.д. и т.п .остались в собственности государства, удалось бы вороватым чиновникам за 10 лет довести эти предприятия до предбанкротного состояния — подразумевает ответ “нет”. Во-первых, за этими активами в госсобственности сохранился бы какой-никакой общественный контроль

Во-вторых, очевидно, что масштабы воровства на таком массиве собственности вряд ли бы достигли 800 млн долларов в год, которые как часы отбирали себе все последние годы в виде дивидендов Ахметов, Новинский и примкнувший к ним на непродолжительное время Бойко. Очевидно, что как минимум эта сумма бы колебалась в зависимости от изменения ситуации на рынках продукции отечественного ГМК. В то время как по итогам 2014 года акционеры “Метинвеста”, как ни в чем не бывало, получили 400 млн долларов. Таким образом, правильнее говорить не о дивидендах, а о ренте, как ее называют в академических кругах, либо о таксе, как ее понимают Ахметов и его окружение.

Неудивительно, что подобная “стабильность” дохода укачала Рината и ему захотелось саспиенса. Он его получил, решив весной 2014-го поторговаться с Киевом и поиграть в бунт на Донбассе. Очевидно, что ни один вороватый чиновник не был бы в состоянии создать столь масштабные предпосылки для войны на Юго-Востоке. Просто “донецкого патриотизма” б не хватило.

Сегодня “Метинвест” пишет держателям своих еврооблигаций письма с просьбами не доводить до процедуры банкротства. В качестве главного аргумента монополия Рината Ахметова приводит аргумент, что чистая стоимость ее активов в случае их срочной реализации не дотянет даже до 2,5 млрд долларов. При том, что размер чистого долга монополии — почти 2,8 млрд долларов.

Забавно, что топ-менеджеров “Метинвеста” совершенно не смущает тот казус, что дивидендов, выплаченных акционерам в течение прошлого года (тех самых 400 млн долларов), с лихвой хватило бы на полное погашение еврооблигаций со сроком погашения в 2016 году (85 млн долларов) и в 2017 году (289,734 млн долларов).

Очевидно, что интересы кредиторов для руководства “Метинвеста” никогда не играли большой роли. “Им бог — зарплата, их закон — Ринат”. Топов “Метинвеста” можно понять: сложно не попасть под (влияние, обаяние, каток — нужное подчеркнуть) человека, который в короткие сроки обеспечил деиндустриализацию целой страны, завалив одновременно и главную отрасль промышленности — металургию — и главный промышленный регион — Донбасс.

Укррудпром

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *