Обое рябое. Как Гонтарева и Коломойский повесили на украинцев долг в $6 млрд

За ситуацию с «Приватбанком» одинаково ответственны его акционеры и глава НБУ Валерия Гонтарева
____808_549x368
И топ-менеджеры банка, и руководство страны называют национализацию «Приватбанка» вынужденным шагом. Однако, говоря о том, что же именно вынудило к этому шагу, они предлагают резко отличающиеся версии. И старательно обходят вопрос о цене, которую придется заплатить из украинского бюджета.

Версия Коломойского

Сразу после официального сообщения о национализации «Приватбанка»директор по информационным технологиям «Приватбанка» Дмитрий Дубилет (сын председателя правления «Приватбанка» Александра Дубилета) дал свое объяснение:

«Почему это произошло?

С тех пор, как началась война, наш банк пережил семь информационных атак. Любой другой банк не пережил бы любую из них.

Но последняя атака, которая началась неделю назад, была самой тяжелой. Каждый день мы обновляли рекорды по количеству средств, выданных паникующим Клиентам в банкоматах и отделениях.

Кстати, в субботу, когда паника начала понемногу спадать, контрольный выстрел сделал «Интер» в вечернем выпуске новостей: «В понедельник ПриватБанк приостановит все платежи! Впрочем, мы не получили ни подтверждения, ни опровержения этой информации от пресс-службы банка». Думаю, для журналистов Интера уготовано отдельное место в аду (от пресс-службы ада я опровержения не получил).

Собственно, решение о добровольной и мирной передаче банка во владение государству было принято ровно в тот момент, когда мы поняли, что эту информационную атаку мы можем не пережить, и что под угрозой могут оказаться наши Клиенты».

Такую же историю рассказал первый заместитель главы правления «Приватбанка» Олег Гороховский. «После начала военных действий и на фоне падающей экономики мы пережили семь информационных атак. Каждая атака приводила к оттокам средств физических лиц и корпоративных клиентов. Каждая из этих атак оказалась бы смертельной для любого другого банка. Самой мощной была последняя атака. Каждый день мы обновляли рекорды по количеству средств, выданных испуганным клиентам в банкоматах и отделениях. Наша банкоматная сеть последние дни выдавала более 2 миллиардов гривен в день. При том, что предыдущие рекорды едва дотягивали до 1,5 миллиардов в самые пиковые дни», – сообщил Гороховский. Он подчеркнул: «Решение о добровольной и мирной передаче банка во владение государству было принято в тот момент, когда мы поняли, что эту информационную атаку мы можем не пережить и что под угрозой могут оказаться наши Клиенты».

Версия Гонтаревой

Петр Порошенко, со своей стороны, подчеркивает системные проблемы банка. «Мер, которые в течение последних двух лет принимали частные владельцы и топ-менеджеры, оказалось недостаточно, — заявил президент в своем видеообращении. — Проблемы «Приватбанка» накапливались годами. В условиях войны и экономического кризиса они еще более обострились. Акционеры не нашли ресурсов для выполнения обязательной программы докапитализации. А действующая бизнес-модель, очевидно, себя исчерпала».

Обосновывая решение о национализации «Приватбанка», президент упомянул о тревогах МВФ. «Возникла прямая угроза как самому банку, так и всей банковской системе Украины. Это очевидно нам самим. По этому поводу в течение последних шести месяцев серьезную обеспокоенность постоянно высказывали наши ключевые финансовые партнеры — Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития и другие. Поэтому очевидно, что единственным способом сохранить банк и таким образом обеспечить сохранность средств его клиентов является его переход в собственность государства», — заявил Порошенко.

А министр финансов Александр Данилюк утверждает, что национализация «Приватбанка» приблизила Украину к получению очередного транша от Международного валютного фонда. «Это важное решение в рамках нашего сотрудничества с МВФ, — заявил министр на брифинге утром 19 декабря. — И это также приблизит нас к тесному сотрудничеству с фондом для получения следующего транша».

Нелишне напомнить, что о национализации «Приватбанка» (правда, без упоминания названия банка) говорится в меморандуме, подписанном с МВФ 1 сентября. «В случае национализации банка мы привлечем широко известную признанную международную компанию для управления урегулированным банком с целью превращения его в привлекательный коммерческий проект в будущем», — пообещало руководство Украины в пункте 13b меморандума. Таким образом, нынешнее решение вовсе не было спонтанным.

Порошенко в своем видеообращении сообщил, что для управления банком уже нанята новая высокопрофессиональная группа специалистов, к формированию которой присоединился Европейский банк реконструкции и развития. Эту информацию тут же подтвердилпрезидент ЕБРР Сума Чакрабарти. «Я решительно поддерживаю решение правительства Украины приватизировать «Приватбанк» и таким образом защитить его вкладчиков — как частных лиц, так и предприятия», — заявил Чакрабарти. По его словам, ЕБРР готов оказать экспертную помощь в вопросе национализации. «Мы уже предложили правительству воспользоваться нашим опытом. Мы поддерживаем усилия Национального банка по реформированию финансового сектора страны — и утверждению надлежащего управления в этой сфере. Украина может безусловно рассчитывать на поддержку ЕБРР в этой важной задаче», — подчеркнул президент ЕБРР.

За чей счет банкет
В таблице 2b приложений к меморандуму с МВФ записано, что на докапитализацию банков до конца 2016 г. планируется выпустить гособлигаций на 166 млрд грн. Уже известно, сколько из этой суммы будет пущено именно на докапитализацию национализированного «Приватбанка». В совместном заявлении Минфина и НБУ говорится, что сейчас общая потребность «Приватбанка» в капитале составляет 148 млрд грн. Это равно почти четверти всех доходов госбюджета, ожидаемых в 2016 г.

С марта 2015 г., когда МВФ утвердил для Украины четырехлетнюю программу EFF(Extended Fund Facility — «Механизм расширенного финансирования»), Украина получила в общей сложности $7,7 млрд. А всего эта программа предусматривает финансирование в объеме $17,5 млрд. Таким образом, осталось получить по программе EFF почти $10 млрд. Поэтому понятно желание выполнить условия меморандума.

Однако для этого государству придется одолжить (путем выпуска облигаций) на докапитализацию «Приватбанка» почти $6 млрд. Хотя раньше эти затраты считались обязанностью акционеров банка. И все эти займы — полученные от МВФ и по облигациям — придется постепенно возвращать, выплачивая также и проценты по ним.

Минфин и НБУ в своем заявлении говорят, что основной причиной проблем «Приватбанка» стала «невзвешенная кредитная политика банка, которая привела к потере банком капитала». Это вынудило НБУ отнести «Приватбанк» к категории неплатежеспособных. Однако подобное случилось и с десятками других банков, которые по решению НБУ были ликвидированы. «Приватбанк» отличается от них своим размером, его ликвидировать было нельзя, пришлось национализировать и далее придется накачивать одолженными у внешних кредиторов деньгами.

Конечно, у всех проблемных банков были какие-то собственные просчеты, у некоторых — преступные злоупотребления. Но есть еще и общая проблема у всех коммерческих банков. Это — политика руководства НБУ, которая сделала очень дорогим (и потому практически невозможным) кредитование предприятий и вызвала системный кризис банковской сферы. Причем глава НБУ Гонтарева имела возможность записывать в меморандум с МВФ пункты о «прореживании» коммерческих банков, как теперь о национализации «Приватбанка», чтобы затем выдавать это за требования МВФ.

В сухом остатке имеем вот что. И владельцы «Приватбанка», и власть получили то, чего хотели. Игорь Коломойский избавился от необходимости искать $6 млрд на докапитализацию «Приватбанка». А власть взяла «Приватбанк» под свой контроль. Расплачиваться за удовлетворение их желаний будет государственный бюджет, то есть — все граждане.

В тему: Валерия Гонтарева. Блеск и махинации королевы монет

Деловая столица

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *