Муниципально-частный «договорняк»: кто и как опустошил банк «Хрещатик»

хрещатВладельцам банка помогала выводить из него активы киевская власть. Как это происходило, и сколько средств исчезло до признания банка проблемным, и почему они выводились на компании бизнесменов Василия Хмельницкого (подробнее про него читайте в статье Василий Хмельницкий: засланный олигарх) и Андрея Иванова.

В этом году на рынке случилось несколько громких банкротств. Самое крупное из них — банкротство банка «Хрещатик». Это случилось еще в апреле, но «разбор полетов» все еще продолжается.

При КГГА создана Контрольная комиссия, которая якобы должна проверить обстоятельства банкротства банка, а правоохранительные органы сейчас ведут следствие.

В распоряжение ЭП попали материалы, которыми сейчас оперируют правоохранительные органы.

Из документов следует, что собственникам банка помогали выводить из него активы представители киевской власти. Как же именно это происходило?

На протяжении последних лет государство пыталось сделать государственные банки «островком стабильности» в банковской системе и не жалело средств налогоплательщиков для их спасения.

Киевский муниципалитет примеру государства не последовал. Городу принадлежало 25% акций банка «Хрещатик», но финансовое учреждение это не спасло — в начале апреля Национальный банк признал его неплатежеспособным.

Еще 24% акций банка принадлежало непубличному бизнесмену, одному из экс-владельцев «Запорожстали» Николаю Солдатенко. Больше всех было у девелопера Андрея Иванова, который владел пакетом в 37% акций  и считался основным контролером банка.

Неформальным же и реальным владельцем банка собеседники на рынке называли «Киевскую инвестиционную группу» (далее — КИГ), которую контролировал Иванов и его бизнес партнер Василий Хмельницкий.

Последний сейчас свою связь с банком отрицает и подчеркивает, что и самой КИГ уже давно не существует.

«Полтора года назад я был готов продать свою долю в этом бизнесе за одну копейку любому профильному инвестору. К сожалению, НБУ создал на рынке такие условия, что найти такого инвестора оказалось невозможно», — заявил ЭП Хмельницкий.

Василий Хмельницкий

Василий Хмельницкий

«Ношу» взял на себя якобы Андрей Иванов и, по словам Хмельницкого, его бизнес-партнер до  последнего боролся за банк.

Но информация, которая есть в распоряжении ЭП, как раз говорит об обратном.

Каким был банк «Хрещатик»

По данным НБУ, активы банка на 1 января 2016 года составляли 9,1 млрд грн. После того, как в конце 2015 года НБУ провел диагностику, оказалось что в банке «дыра» в капитале в 4,8 млрд грн, то есть больше чем половина всех активов банка.

Откуда взялась эта дыра?

Падение ВВП, троекратная девальвация гривны, потеря бизнеса в Крыму, утрата доверия населения, убыточная деятельность банковской системы — такие причины перечисляет глава правления «Хрещатика» Дмитрий Гриджук  в информационной записке на имя главы Комиссии при Киевраде, проверяющей обстоятельства банкротства банка.

То, что эти факторы повлияли на банк, отрицать не стоит, но в записке Гриджука не упоминаются и другие детали — намного более важные.

Так, в распоряжении ЭП оказались материалы правоохранительных органов, которые проливают свет на реальное положение вещей в банке и объясняют, как упомянутая группа «КИГ» приложила руку к банкротству «Хрещатика».

Во-первых, на 1 апреля 2016 года группа «КИГ» имела кредитный портфель в банке «Хрещатик» в размере 2,7 млрд грн. Это больше четверти всех активов и половина всего кредитного портфеля банка.

Во-вторых, в тех же материалах указано, что значительна часть предприятий группы «КИГ», которая получила кредиты, не вела хозяйственной деятельности.

Еак следует из материалов, банк иногда подписывал с должниками дополнительные договора и переносил графики погашения процентов. По версии следствия: чтобы исказить отчетность о качестве кредитного портфеля.

В-третьих, некоторые предприятия группы «КИГ» кредитовались в иностранной валюте, хотя не имели никаких валютных доходов. То есть, у них не было источников доходов в валюте, чтобы в дальнейшем рассчитаться по кредитам в случае девальвации.

В-четвертых, портфель долговых ценных бумаг в банке составлял 2,2 млрд грн, то есть почти четверть всех активов «Хрещатика». Из них лишь 200 млн было вложено в ОВГЗ и имели реальную ценность.

85% облигаций не имели никакого обеспечения, а активы и уставной капитал эмитентов этих облигаций не покрывали стоимости эмиссии, говорится в материалах следствия. То есть, у банка  в портфеле были «мусорные» ценные бумаги на 2 млрд грн, что составляет почти половину суммы необходимой докапитализации.

В-пятых, в залоге у банка оказались земельные участки сельскохозяйственного значения, которые, как известно, находятся под мораторием на продажу. Часто в залогах были мусорные ценные бумаги.

В материалах правоохранительных органов еще много других важных деталей. ЭП выбрала самые резонансные.

Указанные «пробелы» Национальный банк должен был обнаружить сразу после диагностики, которую завершил еще в конце 2015 года. Это касается как портфеля мусорных ЦБ, так и кредитования инсайдеров. Почему регулятор не признал банк проблемным еще в тот момент, неизвестно.

«НБУ, наверное, поверил в «сказку», которую ему рассказывали большинство из «упавших» 80-ти банков. Мол, скоро банк докапитализируют, банк разработает план оздоровления и будет его выполнять», — говорит зампред крупного банка.

В начале 2016 года «Хрещатик» сделал какие-то показательные шаги в сторону оздоровления, например, конвертировал субдолг в капитал. Но вряд ли у собственников были реальные намерения решить проблемы банка и закрыть дыру в 4,8 млрд грн, учитывая то, как развивались события дальше.

«Дембельский аккорд» КИГ

Как следует из информационной записки Гриджука, 31 марта в канцелярию НБУ были поданы  план реструктуризации банка и план действий по поводу операций со связанными лицами.

Но скорее всего эти документы никто воплощать в  жизнь не собирался — акционеры банка, в том числе и Киевская администрация, максимально быстро вывели из финучреждения все ценные активы.

Так, в течение марта коммунальные предприятия перевели свои средства на счета в другие банки. Общая сумма вывода средств превышала 800 млн грн, что существенно сказалось на ликвидности.

К началу апреля активные действия по «сворачиванию» кредитного портфеля также начала группа КИГ.

«В течение 31 марта — 4 апреля 2016 началось сворачивание кредитного портфеля (90% погашенной кредитной задолженности происходило предприятиями группы КИГ), которое имело целью высвобождение из-под обеспечения высоколиквидного обеспечения», — говорится в материалах следствия.

В тех же материалах описывается схема, которая позволила «Киевской инвестиционной группе» вывести ценные активы из банка.

31 марта состоялось заседание комитета банка по управлению активами и пассивами. По его итогам договора по ряду крупных депозитов физлиц общей суммой около 93 млн грн были досрочно расторгнуты. Эти же средства потом были направлены на погашение кредитной задолженности предприятий группы КИГ.

Какой в этом смысл для собственников крупных депозитов? Если бы эти депозиты остались в банке, то они не попали бы под гарантированные выплаты Фондом гарантирования вкладов, так как превышали 200 тыс. грн. И в таком случае они погашались бы Фондом в порядке очереди. В данном случае избранным вкладчикам, судя по всему заплатит КИГ, которая с помощью их депозитов вывела активы.

Помимо этого, сворачивание портфеля КИГ происходило с помощью перечисления остатков с текущих счетов юридических лиц. Из материалов следствия следует, что деньги выводились через 25 предприятий группы КИГ и, как это не странно, через 24 коммунальные предприятия.

Средства аккумулировались на текущих счетах двух предприятий группы КИГ, а именно ООО «КУА «Авалон» и ЧАО «Агрофирма «Троянда».

Обе компании аффилированы с Василием Хмельницким и Андреем Ивановым, о чем свидетельствуют данные НБУ о структуре собственности банка «Хрещатик».

1

В свою очередь, по данным smida.gov.ua, КУА «Авалон» также принадлежат акции ЧАО «Агрофирма «Троянда».

Что касается конкретно коммунальных предприятий, то как указано в материалах следствия, они на предприятия, связанные с Хмельницким, перечислили почти 450 млн грн через счет коммунальной компании «ФК «Житло-Инвест». Платежи проходили как «возвратная финансовая помощь». А позже это муниципальное предприятие перевело их уже на вышеупомянутые ООО «КУА «Авалон» и ЧАО «Агрофирма «Троянда» с назначением платежа «Оплата за квартиру».

По словам собеседников ЭП в правоохранительных органах, «дирижировал» якобы перечислениями средств коммунальных предприятий первый зам главы КГГА Геннадий Плис.

Геннадий Плис

Геннадий Плис

«В системе документооборота не зарегистрировано никаких поручений Киевского городского главы Виталия Кличка, первого заместителя главы КГГА Геннадия Плиса относительно каких-либо операций по сворачиванию кредитного портфеля и выведения средств коммунальных предприятий с банка «Хрещатик», — ответили в КГГА на это.

В целом, описанные правоохранителями действия тандема КИГ-КГГА привели к тому, что за период с 31 марта по 4 апреля кредитный портфель банка уменьшился на 1 млрд грн, и в основном за счет погашения обеспеченных залогами кредитов группы КИГ.

ЭП также обращалась к Василию Хмельницкому. Ниже полный его ответ на вопросы автора. С Андреем Ивановым не удалось связаться.

418a877-c-----2

Причем тут НБУ

Все погашения кредитной задолженности происходили в течение 4 апреля с 1:00 часов ночи до 9:00 утра, в ночь с воскресенья на понедельник. Начиная подготовку к финальному выведению активов в пятницу, в «Хрещатике» знали, что временная администрация НБУ не сможет войти в понедельник.

Почему? Если банк не проблемный, то НБУ не может ввести в него временную администрацию. Исключением являются банки, которые выводятся по «финмониторингу», т.е. за  нарушения, связанные с легализацией или отмыванием доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма.

НБУ в понедельник уже знал об активном выведении активов, но вводить временную администрацию не имел права. Поэтому в понедельник, 4 апреля НБУ пришлось писать постановление о проблемности «Хрещатика» якобы из-за падения ликвидности — нарушение норматива Н4.

Как было уже сказано, НБУ мог признать банк проблемным сразу после диагностики, которая была завершена в начале года. Кроме того, в течение марта уже было известно, что коммунальные предприятия начали выводить свои средства, и у «Хрещатика» упали показатели ликвидности, но и тогда банк не был признан проблемным.

После принятого постановления «Хрещатик» получил полный список запретов и ограничений, в том числе и на активные операции со связанными лицами.

«После признания проблемным Национальный банк ожидал от руководства КБ «Хрещатик» представление плана финансового оздоровления банка. Вместо этого в банке резко активизировались неправомерные действия должностных лиц, в том числе по выводу активов и обеспечения по кредитам из банка, дробление депозитов. НБУ был вынужден принять оперативное решение и отнести банк к категории неплатежеспособных», — ответили в НБУ на запрос ЭП.

Но объяснение регулятора вызывает некоторые сомнения. Какого плана оздоровления ждал НБУ, если уже знал, что активы из банка выводятся активы?

Де-факто, сразу после признания банка проблемным в понедельник, в НБУ тут же начали писать постановление о неплатежеспособности, которое приняли во вторник.

Оно было принято на следующий день после постановления о проблемности, хотя было уже поздно. Значительная часть активов к тому моменту была выведена.

Так, если бы банк был признан проблемным еще в начале года, сразу после диагностики и НБУ бы ввел адекватные ограничения по отношению к банку вывести оставшиеся активы из «Хрещатика» было бы гораздо сложнее.

Халатность регулятора привела к тому, что активы банка изрядно «почистили», и теперь государству будет сложнее вернуть свои средства, которые оно потратило на гарантированные выплаты вкладчикам, а это около 3 млрд грн.

Более того вкладов, непокрытых Фондом гарантирования, в банке было примерно 900 млн грн. Но учитывая то, сколько активов осталось в банке, вкладчики, скорее всего, эти средства потеряли.

Экономическая правда

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

2 комментария к статье “Муниципально-частный «договорняк»: кто и как опустошил банк «Хрещатик»

  1. Пятница
    18.10.2016 в 13:31

    Всегда умиляет, как журнализды щёлкают расследования внутренних махинаций банков, корпораций и холдингов, словно белочка орешки, а государственный регулятор, в данном случае — НацБанк — эдакий лопушок. Милый, пушистый, ничего не знал и ничего не может сделать, потому что ПЯТНИЦА

  2. Катерина Юренко
    19.10.2016 в 15:41

    Глава Нацбанка не перестает удивлять, ее носом тычут в ее промахи, а она Таруту загнобила судами….не баба- огонь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *