Михаил Добкин: Допа на крючке у Гепы

Михаил Добкин

Михаил Добкин

По жизни он всегда был вечно вторым. До самых седых волос Михаил Добкин стоял за спиной своего отца, рулившего семейным бизнесом. Став мэром второй украинской столицы, он получил прозвище второго украинского «проФФесора», и оставался вторым человеком в Харькове, даже поднявшись до губернатора – поскольку был лишь марионеткой в руках своего приятеля и бизнес-партнера Геннадия Кернеса. А его единственная попытка сыграть собственное соло в большой политике вместо сбежавшего лидера закончилась полным провалом. Впрочем, пока что Добкин остается одним из богатейших людей Украины. Пока что…

Марк Моисеевич и сыновья

Михаил Добкин родился 26 января 1970 года в Харькове, в семье Марка Моисеевича Добкина (1947-2016) и Аллы Николаевны Добкиной (1947), у него есть младший брат Дмитрий (1975) с 2012 года являющийся депутатом Верховной Рады. Именно своему отцу Марку Моисеевичу братья обязаны успешно сложившейся жизнью типичных украинских миллионеров – а начиналось всё еще в 80-х годах.

Марк Моисеевич и Алла Николаевна Добкины

Марк Моисеевич и Алла Николаевна Добкины

Тогда Марк Моисеевич работал в магазине «1000 мелочей» на небольшой торговой улице Суздальские ряды, расположенной в центре Харькова, рядом с Домом Торговли и Центральным Рынком, и имел тесные связи с руководством расположенной там же оптовой базы ширпотреба. Во времена дефицита это было настоящее золотое дно: нужно было только припрятывать ходовые товары, потом продавая их с «наценкой». Так что коммерцией Добкины занимались еще в советское время – правда, незаконной. А там, где были нелегальные деньги, там появлялся и криминал. Возле магазина Добкина он материализовался в лице гоп-компании мошенников и «кидал» из числа «новодомовских» (Новые Дома – крупный спальный район Харькова) под предводительством некого Гепы – в котором угадывался будущий харьковский мэр Геннадий Кернес, (подробнее про него читайте в статье Геннадий Кернес. Темные страницы прошлого харьковского мэра) в то время «зарабатывавшего» себе на жизнь игрой в наперстки и «разводом лохов». У Гепы были две расположенные рядом «точки»: возле автомагазина «Старт» (Лопанский переулок) и возле Дома Торговли, так что магазин Марка Добкина находился в границах его территории. Вот так они и познакомились.

Тем временем, окончивший в 1987 году среднюю школу Миша устроился работать на «производство» — так поступали многие юноши того времени, которым вместо поступления в ВУЗ ждали повестку из военкомата. Впрочем, говорили, что на «производстве» он только числился, а в реальности помогал отцу заниматься торговлей и открывать первый кооператив по пошиву модных штанов из советской «плащевки», доставаемой Марком Моисеевичем.

Добкин в армии

В 1988 году Михаил Добкин отбыл в войска ПВО нести службу в частях Киевского военного округа. И в 1990 году вернулся домой не один, а с… молодой супругой, державшей за руку восьмилетнюю девочку. Понятно, что это была не дочь Михаила, а ребенок от первого брака Людмилы Викентьевы Молотокас, которая к тому же оказалась на восемь лет старше своего нового мужа. Но зато её отец, как говорили, носил большие звезды и был большим начальником в политуправлении военного округа. Охмурить дочку генерала – о чем еще мог мечтать молодой солдат-срочник! Думается, что дальнейшая армейская служба Михаила Добкина была лишена полагающихся тягот и лишений. А после того как Людмила активно включилась в бизнес семьи, Марк Моисеевич полностью одобрил выбор старшего сына.

Одно из их первых собственных предприятий называлось «Золотая осень», было зарегистрировано по адресу Суздальские ряды 12, и занималось мелкооптовой торговлей содержимого складов, которое уже официально перекочевало в руки расторопных «кооператоров». Теперь уже Марку Моисеевичу не нужно было маскировать свою коммерческую деятельность, к которой он приобщил вернувшегося из армии Михаила с супругой Людмилой, и младшего сына Дмитрия, еще учащегося в старших классах. Он устроил их в свой другой кооператив, производственно-торговое объединение «Прогресс-90». Дмитрий в 1990-92 г.г. был старшим продавцом (в ущерб учебе, что отразилось на его будущем), Михаил занимался коммерческими связями, а с 1993 года отец уступил ему пост директора. К тому времени у Марка Моисеевича были уже и другие предприятия, а торговле штанами и обувью он предпочел куда более выгодный бизнес.

 

Лихие 90-е: нефть, «ножки Буша» и НДС

В 90-х каждый «крутой пацан» мечтал обзавестись собственной заправкой или автосервисом (хотя бы на уровне шиномонтажной), а вот люди поумнее, стоящие на социальной лестнице парой ступенек выше, стремились заполучить в свои руки оптовую торговлю топливом: нефтепродуктами, газом, углем. И эта торговля была сплошь коррумпированной и даже криминальной, втиснуться туда «с улицы» было невозможно, особенно в Харькове, где «братва» разобрала на зоны влияния даже пустыри, на которых возникала стихийная торговля. Отчаянных одиночек, наивно верящих в свободный рынок, потом находили в лесопарках города – сильно изувеченных перед смертью, поскольку харьковский криминал отличался какими-то ненормальными садистскими наклонностями. А вот семейство Добкиных вошло в этот бизнес легко и без проблем, благодаря давним и многочисленным связям Марка Моисеевича во всех нужных сферах: в бизнесе, во власти, в правоохранительных органах, и, конечно же, в ОПГ. При этом количество открытых им предприятий до сих пор не поддается точному подсчету: иногда Марк Добкин регистрировал фирму-однодневку под одну-единственную сделку. В то же время у него были несколько основных предприятий, участвующие во всех схемах, через которые он не только получал прибыль со сделок, но и значительно экономил на льготах.

Дальше – еще интересней. Фирмы Марка Моисеевича осуществляли закупку нефтепродуктов и газового конденсата через «чернобыльские» предприятия «Бриг», «Буртэкс» и «Бизон», созданные с участием Александра Бандурки. А семья Бандурки – это настоящая легенда Харькова! Еще в советское время, когда Марк Добкин приторговывал дефицитом из-под полы, Александр Бандурка руководил Харьковским УМВД. И судя по тому, что Марк Моисеевич ни разу не привлекался к ответственности, да и криминал его тоже не доставал, они вполне могли образовать плодотворный дуэт. Позднее, уже в 90-х, Александр Бандурка немало поспособствовал тому, чтобы криминальную «крышу» в Харькове сменила «ментовская». Сам он занимался разным бизнесом: от дрожжевого завода до поставок оружия в Югославию, а затем стал ректором Национального университета внутренних дел. Его старший сын, тоже Александр, благодаря отцу получил в 2003 году руководящую должность в Харьковской налоговой администрации, а другой сын, Сергей, стал начальником областной налоговой милиции. Как говорится, без комментариев!

Александр Бандурка

Александр Бандурка

Вернемся к «чернобыльским» фирмам: свое название они получили потому, что были зарегистрированы в селах Киевской и Житомирской областей, пострадавших от Чернобыльской аварии, а потому были освобождены от уплаты НДС. Будучи предприятиями с участием иностранного капитала («совместными предприятия» по советской терминологии), они имели ряд льгот на оформление импорта. Кроме того, созданные до 1993 года, они получили право включать в стоимость импортируемого товара свои «судебно-административные издержки». Самое интересное, что помимо прямой прибыли от непосредственной купли-продажи товара, эти предприятия имели еще больше на хитро придуманных схемах компенсации своих «издержек» от государства, а также на возврате НДС — который они даже не платили! Имеется информация, что тонкости этой схемы были разработаны Инной Богословской, в те времена известной как юридическое светило Харькова.

Фирмы Добкиных, участвовавшие в теневых схемах

Фирмы Добкиных, участвовавшие в теневых схемах

Согласно оценкам экспертов, в 90-х государство ежегодно теряло от подобных схем только в торговле нефтепродуктами до 3 миллиардов гривен (при курсе доллара 1,75 гривен), которые оседали в карманах их владельцев. Разумеется, этим занимались не только Добкины, но и многие другие украинские «коммерсанты первой волны». К тому же значительную часть прибыли приходилось отдавать в виде откатов и взяток, но всё же к рукам Добкиных «прилипло» немало. Да и интересовался Марк Моисеевич не только нефтепродуктами: по точно таким же схемам с 1996 года он организовал канал импорта в Украину куриных окорочков, известных в народе как «ножки Буша». Суть этого бизнеса была всё та же: после того как Верховная Рада обложила импорт продовольствия пошлинами, дабы формально поддержать отечественного производителя, он стал выгодным лишь для тех, кто имел соответствующие льготы. Фирмы Добкиных их имели, к тому же с 1998 года поставки товара шли через порты Феодосии и Мариуполя с оформлением в специальных экономических зонах «Азов» и «Донецк» — этим занимался В. Скоробогач, близкий деловой партнер Добкиных, позже ставший депутатом Харьковского горсовета. А вот Людмила Добкина, с энтузиазмом включившаяся в дело, налаживала сбыта окорочков через частные магазины Харькова.

Интересно, что главным бухгалтером большинства добкинских фирм являлась некая Адам Лидия Петровна (видимо, еще один «друг семьи»), а сами они были зарегистрированы по адресу: Харьковская область, поселок Высокий, улица Ощепкова, 52. По данному адресу располагалась турбаза «Кемпинг», позже приватизированная ЗАО «Укрпрофтур» — владельцем которого являлся бывший глава Федерации профсоюзов Украины Александр Стоян. Что связывало его с Добкиными, ведь они, казалось, никогда не пересекались?  Какие еще тайные знакомства имел Марк Моисеевич?

 

Погоны для Миши

В 1997 году Михаил Добкин поступил в Национальный университет внутренних дел по специальности «правоведение». Благодаря тому, что университетом руководил «дядя Саша» Бандурка, ему было достаточно лишь числиться там и ждать официальной выдачи диплома. Но почему он, не имея особого таланта к учебе, вдруг озаботился высшим образованием, да еще и в милицейском ВУЗе? Об этом ходили разные слухи. Люди, близкие к Добкиным, рассказывали, что Михаил еще в 80-е оказался под большим впечатлением и от гоп-компании Гепы, орудовавшей недалеко от отцовского магазина, и от милицейских знакомых папы, заходивших к ним в гости. Это вызвало в нем смешанные чувства: от желания стать крутым бандитом до мечты получить милицейские погоны. Но его характера хватило лишь на то, чтобы стать управляющим в лавке своего отца, так что полученные позднее диплом и полагающееся милицейское звание офицера МВД были для него совершенно бесполезны, как набор пластмассовых индейцев для выросшего ребенка.

А в 1998 году Михаил Добкин избрался депутатом Харьковского городского совета – так же, как и давний друг семьи Геннадий Кернес. Бывшего «кидалы» Гепы больше не было: женившийся на дочке прокурора Юрия Гайсинского, Кернес стал новым человеком и солидным бизнесменом – правда, со старыми криминальными замашками.  По существу, Кернес «поднялся» сначала на своих родственных связях с прокуратурой, позволявшими ему оказывать помощь «братве», а в свою очередь «братва» поставила его «смотрящим» по Харькову. Когда же к концу 90-х «братву» постепенно перестреляли, уже переквалифицировавшийся в бизнесмена и политика Кернес подмял под себя её «общаки» и предприятия.

Позднее Михаил Добкин не раз утверждал, что у него никогда не было совместного бизнеса с Геннадием Кернесом. Однако это далеко не так. Конечно, его мудрый и дальновидный отец вряд ли бы рискнул иметь общее дело с человеком, которого Марк Моисеевич с советских времен знал как профессионального мошенника, к тому же эмоционально неустойчивого и жестокого. Бизнес Добкиных и бизнес Кернеса, который в 90-х тоже занялся газом и бензином, был скорое «параллельным», они покупали или продавали через одни и те же фирмы, однако Марк Моисеевич хорошо понимал всю чреватость предложений стать компаньоном Кернеса. Но он не сумел убедить в этом своих сыновей, и не смог помешать им попасть под влияние Гепы, который отлично умеет манипулировать слабовольными людьми. Во многом это стало возможным благодаря Григорию Соломанину, давнему бизнес-партнеру Марка Добкина. Кстати, есть информация, что у Соломанина имеется на руках два паспорта: один на фамилию Саломанин, другой на фамилию Соломатин.

Еще в 1995 году старый кооператив Марка Добкина был превращен в фирму «Укрторгинвест» (ОКПО 25611259, юридический адрес: г. Харьков, Суздальские ряды, 12), соучредителем которой стал Соломанин. По сути, фирма была создана для младшего сына Дмитрия (он стал её директором), так же как потом в 1998 году для Михаила Добкина была создана фирма ООО «Ист Оил Групп» (ОКПО 30772695, юридический адрес: Харьковский район, пос. Высокий, ул. Ощепкова, 52), соучредителем которой тоже стал Григорий Соломанин. А вот у самого Соломанина есть брат жены Тимур Тенишев, тесно связанный с криминальным миром Харькова и вошедший в круг компаньонов семьи Добкиных (он учредитель ООО «Ника плюс»). Через него-то и началось новое сближение братьев Добкиных и Геннадия Кернеса, причем это была не только деловая связь. Поговаривают, что именно Тенишев «подсадил» Михаила и Дмитрия Добкина на кокаин, который уже употреблял Геннадий Кернес. Однако первый наркотический скандал, связанный с именами Добкина и Кернеса вспыхнул только в 2007 году, а к тому времени Допа и Гепа уже стали известными персонажами украинского политического фольклора. Тогда сообщалось, что Кернес и Добкин были организаторами избиения депутата районного совета Харькова Олега Медведева, который якобы продал им некачественный кокаин. Было открыто уголовное дело, которое вскоре закрыло «за отсутствием состава преступления».

История о том, как Тимур Тенишев стал «честным предпринимателем» без криминального прошлого, а уголовные дела против Добкина и Кернеса странным образом «растворялись», рассказывает следующее: дочь Людмилы Добкиной (от первого брака) дружила с сыном начальника Харьковского областного УМВД Сергея Денисюка, и в 2001 году катавшиеся по ночному городу молодые люди попали в аварию. Денисюк-младший, виноватый в аварии, выжил, а вот девушка погибла. Историю старательно заминали, на место происшествия прибыли самые доверенные следователи Денисюка-старшего, так что она просочилась в СМИ лишь краткой сводкой без упоминания фамилий. Однако Михаил Добкин по криминальным связям Кернеса получил подробности об этой трагедии, а чуть позже его отец Марк Моисеевич, используя личное знакомство с генералом МВД А. Гапоном и начальником Управления внутренней безопасности областного УМВД В.Колесником сделал Денисюку-старшему «капитальную предъяву». И тому, отвечая за проступок сына, пришлось выполнить многочисленные «просьбы» семьи Добкиных — в том числе «почистив» в архивах криминальное прошлое их окружения…

 

Золотое времечко

На выборах 2002 года Михаил Добкин, не без помощи Геннадия Кернеса, был избран депутатом Верховной Рады по одномандатному округу №174. Сам же Геннадий Адольфович прошел в парламент по списку блока «За ЕдУ», однако затем отказался от мандата украинского нардепа в пользу должности секретаря Харьковского горсовета (он победил и на местных выборах). Кернес явно поторопился, поскольку уже через месяц он лишился этого места в ходе конфликта с новым мэром Харькова Владимиром Шумилкиным.

А вот для Михаила Добкина открылись новые перспективы: он вошел в большую политику, и тут же стал искать, к кому прибиться. За три года депутатства (2002-2005) беспартийный прежде Добкин сменил несколько фракций: «Единая Украина», «Демократические инициативы», «Центр», СДПУ(о), Партии Регионов. Он стал членом бюджетного комитета и нескольких следственных комиссий, а также автором многочисленных законопроектов и поправок – многие из которых лоббировали интересы бизнеса его семьи.

Так, например, когда в декабре 2002 года в Украине были ликвидированы льготы для предприятий «специальных режимов инвестиционной деятельности на территориях приоритетного развития», то это ударило по «окорочковому» бизнесу Добкиных. И тогда появились законопроекты № 2569 от 04.04.2003 г. «Про внесення змін до деяких законів України щодо створення та функціонування спеціальних (вільних) економічних зон» и №3375 от 23.04.2003 г. «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо регулювання діяльності в спеціальних (вільних) економічних зонах та на територіях пріоритетного розвитку (щодо м’яса птиці)», которые Михаилу Добкину помогли составить и пролоббировать депутаты Екатерина Ващук и Евгений Сигал. Сам Добкин в поддержку законопроекта толкнул с трибуны парламента следующую речь: «Я как раз отношусь к тем, кто позитивно оценивает деятельность зон, где введен специальный режим экономичный, по крайней мере, это касается Харьковской области, Донецкой области, где есть позитивные сдвиги, где создаются действительно новые рабочие места».

Работа в Верховной Раде и причастность к большим экономическим процессам вдохновила Михаила Добкина на получение второго высшего образования: в 2004 году он поступил в Харьковский национальный экономический университет, через три года получив диплом магистра международной экономики. Однако окружение Допы за его спиною смеялось над его явно купленными двумя высшими образованиями, называя его «вторым проФФесором».

А тем временем фирмы Добкиных продолжали делать успешный бизнес на «возврате» НДС, благо это стало очень легко после того как налоговую Харькова возглавили сыновья Бандурки.  По опубликованным позже данным, за период 2003-2004 гг. только три добкинских предприятия (ООО «Олимп», ООО «Ника Плюс» и ООО «Орбита Плюс»), перечислив в госбюджет всего 152 000 гривен, «возместили» затем из бюджета 80,5 миллионов гривен (17 миллионов долларов). При этом ООО «Ника Плюс» умудрилась получить возврат НДС на сумму 36,5 миллионов гривен за фиктивную торговую операцию (якобы экспорт печного топлива), которую даже не совершала! В целом же за период 2003-2005 года фирмы Добкина и сыновей «обули» государство на 139 миллионов гривен только по возврату НДС! Впрочем, значительную часть этих доходов им пришлось перечислить в благотворительные фонды семейства Бандурки, которое, по сути, было главным в этих схемах и работало не только с Добкиными.

Помимо этого, в 2002-2005 годах фирмы Добкиных активно участвовали в схеме вывода денег в заграничные оффшоры через украино-латвийские страховые компании. Со стороны Добкитных операции проводились через их СК «Обериг» и СК «Громада» (общая сумма прошедших через счета сумм превышала 3 миллиарда гривен), в схеме также участвовал АКБ «Золотые ворота», чьими акционерами были близкие бизнес-партнеры братьев Добкиных и Геннадия Кернеса. К тому времени Кернес, создавший в Харьковском горсовете собственную депутатскую фракцию, вовсю использовал Михаила Добкина в качестве своего человека в Верховной Раде, и через него и его брата максимально приблизился к семейному бизнесу Добкиных – к великому неудовольствию Марка Моисеевича. И все же деньги сами плыли им в руки, о чем красноречиво свидетельствовал семейный гараж Добкиных:

foto 7_500x277

Однако золотое времечко больших и легких денег закончилось после первого Майдана: власть поменялась, и пришедшие в неё новые люди сами возжелали «косить бабло», отодвинув от бюджетного корыта представителей «старого режима». Весной 2005 года было возбуждено первое уголовное дело против отца и сына Бандурок, в руководстве Харьковской милиции и налоговой произошли кадровые перестановки, и весь прежний бизнес Добкиных пошел крахом. Марк Моисеевич впервые в своей жизни впал в депрессию, а его младший сын Дмитрий плотно подсел на всевозможные наркотики. Впрочем, Добкины потеряли тогда лишь прибыль: несмотря на то, что связанные с их бизнесом высокопоставленные чиновники теряли должности и даже уходили в бега, сами они не подверглись уголовному преследованию.

 

Допа и Гепа

Разрушение создаваемых годами связей и схем вынудили Добкиных теснее сблизиться с Геннадием Кернесом, который весьма успешно пережил первый Майдан и даже засветился на его сцене в рядах «оранжевых вождей». Курьез в том, что фактически избирательной компанией Януковича в 2004 году в Харькове занимался Кернес, а вот официальным доверенным лицом кандидата был Михаил Добкин – в которого потом и полетели все шишки. А в 2005 году, по совету Кернеса, Михаил Добкин сделал ставку на будущий реванш Партии Регионов, став членом её политсовета и заместителем областной организации — а после убийства Кушнарева и главным харьковским регионалом. Но главным лишь формально: уже тогда отмечали, что хитроумный Гепа использует «тормознутого» Допу как свою марионетку. Более того, считалось, что Гепа не прибрал к своим рукам капиталы семьи Добкиных только благодаря бдительности и связям Марка Моисеевича. Ярким примером отношений Геннадия Кернеса и Михаила Добкина стала запись предвыборной речи кандидата в мэры Харькова (в декабре 2005 года), позже попавшая в интернет и ставшая хитом политической сатиры.

Не смотря на всю нелепость косноязычного Михаила Добкина, с трудом читавшего текс на экране, он отлично сыграл роль оппозиционного кандидата от Партии Регионов, и харьковчане избрали его весной 2006 года новым мэром города. В этом тоже усматривалась хитрость Кернеса: он сам имел все возможности получить этот пост, однако не захотел воспользоваться ими в виду того, что власть в стране находилась в руках «оранжевых», и «синий» мэр-регионал мог оказаться объектом их преследования. Сам же Кернес стал секретарем Харьковского горсовета, фактически «руководящей тенью» Михаила Добкина. Так дуэт Допы и Гепы, что называется, нарисовался в публичной политике.

Гораздо меньше известно об их совместной деятельности в экономике Харькова в период 2006-2014 годов, когда Добкин и Кернес фактически подмяли под себе половину города. Впрочем, не все сдавались им без боя. Попытка отжать рынок «Барабашова» у местного олигарха Фельдмана закончилась ничем: того поддержал Арсен Аваков, который благодаря близости к брату Виктора Ющенко в 2005 году был назначен губернатором харьковской области. Тогда ходили интересные слухи о том, что среди использовавшихся для рейдерских захватов «титушек» были и члены харьковской праворадикальной организации «Патриот Украины», которую якобы финансировал Геннадий Кернес (и он же предоставил ей под офис дорогостоящее помещение в центре города по улице Рымарской, 18). Однако затем Кернес и лидер «Патриота» Андрей Билецкий рассорились, после чего праворадикалы перешли под крыло Авакова (в 2014-м он создал из них батальон «Азов») и воспылали желанием заботиться о «здоровье нации», начав бороться с продажами курительных смесей (которые сами курили по полной) и продукции фармацевтической фабрики «Здоровье». Заявлялось, что в состав курительных смесей входят каннабинол и экстази, а «Здоровье» занимается выпуском синтетических наркотиков. Данный бизнес в Харькове принадлежал российскому «авторитету» Шишкину (кемеровская группировка), а его смотрящим был Игорь Сало — «кореш» Кернеса, которого тот пристроил в советники к Михаилу Добкину. Это был уже второй наркотический скандал, связанный с Кернесом и Михаилом Добкиным — и теперь уже не про употребление, а о производстве и продаже наркотиков.

Не меньший скандал в своей время вызвала и застройка Харьковского лесопарка, активно развернувшаяся при городском голове Добкине. Если в начале 90-х территория лесопарка составляла 2385 гектар, то в 2009 году уже 2060 гектар, а в 2010 году менее 1900 гектар. Главным инициаторов раздачи (точнее, продажи) участков был секретарь горсовета Кернес, а вот городской голова лишь пошел у него на поводу. Более того, Михаил Добкин не придумал ничего более умного, чем и себе построить там особняк за пятиметровым забором. Его соседями так же стали: родственник директора Департамента семьи, молодежи и спорта Харьковской ОГА Дмитрия Перепилицы, глава благотворительного фонда «Китарис Харьков» Сергей Коваль, владелец ООО «Харьковювелирторг» Александр Саратов, а также с десяток бинес-партнеров и «корешей» Геннадия Кернеса.

Дом Михаила Добкина в лесопарке

Дом Михаила Добкина в лесопарке

foto 9_500x375

После того, как в 2010 году в этом доме случился небольшой пожар, Михаил Добкин (уже ставший губернатором) переехал жить в свой загородный особняк в селе Артюховка Змиевского района. Там он пользовался гостеприимством головы района Евгения Мураева (подробнее про него читайте в статье Евгений Мураев: новый кандидат от старого харьковского клана), к которому Добкин питал такое заботливое внимание, что возникли слухи о том, что Мураев якобы является его родственником.  На самом деле Евгений Мураев — это зять Олега Таранова, который еще в 80-х годах был близко знаком с Вадимом Рабиновичем (подробнее про него читайте в статье Вадим Рабинович: секреты подпольного миллиардера) и Марком Добкиным. Таким образом, их связывает давнее знакомство «предков», причем к этому, что удивительно, не имеет никакого отношения Геннадий Кернес. Более того, Евгений Мураев находится под «крышей» Вадима Рабиновича, и не боится наездов полукриминальных дружков Кернеса – так что он является одним из немногих близких людей Михаила Добкина, на которых не имеет влияние Гепа.

В 2009 году Харьков украсился огромными синими «бигмордами» с лозунгом «Украина для людей»: Михаил Добкин и Геннадий Кернес, ставшие после смерти Кушнарева главными харьковскими регионалами, усердно способствовали второй избирательной компании Виктора Янковича. Эти усердия были вознаграждены: в марте 2010 года Михаил Добкин был назначен главой харьковской областной администрации, а в октябре 2010 года на выборах харьковского городского головы победу одержал Геннадий Кернес. Победу с минимальным отрывом от Арсена Авакова (30,09% против 29,46%), в обстановке многочисленных нарушений и скандалов.

foto 10_500x376

Когда всё рушится

Губернатору, как и мэру, закон не позволяет лично заниматься бизнесом, поэтому с 2006 года Михаил Добкин не имел собственных компаний – по крайней мере, не упоминал оных в своих декларациях. Бизнес семьи был записан на отца и брата, однако в семье Добкиных не всегда было ладно. В 2007 году Михаил развелся с Людмилой, долгие годы активно участвовавшей в их общем бизнесе (в 1993 родившей дочь Аллу, а в 2000 сына Николая), и женился на Алине Боженко — которая родила дочерей Еву (2007) и Полину (2010). На уровне сплетен поговаривали, что его разводу с Людмилой и женитьбе на Алине поспособствовал Кернес, таким образом, лишивший Михаила Добкина опоры на сильную волевую супругу.

 

Людмила Добкина с дочкой Аллой

Людмила Добкина с дочкой Аллой

А в январе 2016 года, возвращаясь из Доминиканской республики, прямо на борту самолета, умер Марк Моисеевич Добкин. Смерть отца, на котором с самого детства держалась вся семья, потрясла Михаила. А ведь еще он был главным препятствием, защищавшим сыновей от полного поглощения Гепой, а самое главное — на Марке Моисеевиче держался весь семейный бизнес, и большая часть предприятий и акций тоже были записаны на него. Некогда мощная бизнес-империя Добкиных уже начала разваливаться: летом 2016 года, спустя положенные полгода после смерти отца, в драке сошлись его наследники. Михаил Добкин, позабыв о политике, начал судебный процесс лишения права на наследство своего четырехлетнего сводного брата Толика – сына Марка Моисеевича от своей любовницы Марии, с которой он фактически прожил почти десять лет. Так как законы позволяют Толику претендовать на наследство, вопрос встал о его опекунстве, и кто-то (якобы Кернес) подсказал Михаилу Добкину чудовищную идею через суд признать Марию недееспособной (алкоголичкой) и самому стать опекуном Толика — и распорядителем его доли наследства.

Говорят, что это только начало: впереди ожидается ожесточенный дележ отцовского наследства между братьями Михаилом и Дмитрием, в ходе которого они могут поссориться и со своей матерью Аллой Николаевной Добкиной – кстати, также являющейся владелицей некоторых предприятий семьи. Например, именно на мать оформлен дом и участок в харьковском лесопарке, а также «Дачный кооператив Вереск», ЖСК «Кипарис» и ЖСК «Триумф».

Михаил Добкин

Михаил Добкин

На сегодняшний день это главная проблема Михаила Добкина (ибо что такое в Украине человек без капитала?), но она не единственная. Вот уже два с половиной года он сам подвергается регулярному политическому прессингу со стороны новой власти и промайдановских «активистов». Всё началось еще в феврале 2014 года, когда Михаил Добкин пренебрег политической предусмотрительностью (как многие его соратники) и открыто выступил против второго Майдана. Он поддержал милицию и «Беркут», инициировал проведение в Харькове съезда депутатов местных советов Юго-Восточных областей (прозванный «Северодонецком-3» и объявленным сепаратистским), назвал переворот в столице «фашистским», заявил о своем участие в досрочных выборах и выбрал одним из главных пунктов своей программы федерализацию Украины.

Реакция новой власти не заставила себя ждать: 2 марта 2014 года он был снят с поста губернатора, а 7 марта его пытались задержать по обвинению в сепаратизме. 10 марта Михаил Добкин сам явился на допрос, и впоследствии обвинения против него не подтвердились. Зато его отсутствие в Харькове позволили ему избежать последующих обвинений в причастности к захвату ОГА сторонниками «Харьковской республики» — за что потом пришлось отдуваться Геннадию Кернесу.

Однако это поставило Михаила Добкина между двух огней ненависти со стороны охваченных смутой народных масс. Те, кто поддерживал второй Майдан, видели в Добкине только врага: регионала, сепаратиста, пророссийского политика, подручного Януковича, кореша Гепы и т.д. и т.п. Когда в апреле 2014-го он в качестве кандидата в президента шел в студию ICTV на прямой эфир в программе «Свобода слова», толпа «активистов» с матерными возгласами и криками «героям слава!» облила его зеленкой и обсыпала мукой. Интересно, почему мукой и причем тут «герои»? А буквально за несколько дней до этого инцидента Михаила Добкина обматерили, забросили яйцами и чуть не линчевали в Луганске. Там толпа пророссийских сторонников «крымского варианта» (провозглашения «республики» и присоединения к России) встретила Добкина как «предателя Юго-Востока» за его призывы пойти на мирный политический диалог с Киевом.


На досрочных президентских выборах 2014 года Михаил Добкин выступал кандидатом от уже рассыпавшейся Партии Регионов — иных кандидатур регионалы не нашли, поскольку все потенциальные «лидеры» просто разбежались. С результатом 3,03% Добкин занял шестое место, навсегда похоронив ПР как политический проект, после чего избирался в Верховную Раду под номером 3 в списке «Оппозиционного блока» (купив проходное место и своему брату Дмитрию). Однако это был уже закат недолгой карьеры политика Михаила Добкина. С тех пор он даже не может нормально выполнять свои функции народного депутата, возможно опасаясь новых арестов или агрессии «активистов». В Раде можно увидеть лишь его брата, иногда шатающегося под кайфом, сам же Михаил два года пропадает неизвестно где и дает о себе знать через сообщения в Твиттере. О том, что Михаил Добкин всё еще остается нардепом, говорили лишь новости о его декорации доходов за 2015 год, в которой он указал доход от «подарков» на сумму 10 миллиона гривен! Также он задекларировал: автомобили Toyota LS 2007 года выпуска, Toyota LS 200 2012 года и Toyota LS 200 2013 года (свои),  Mercedes GL 350 2012 года выпуска, Volkswagen Multivan 2012 года и Porsche 911 Turbo 2011 года (членов семьи), катера Silver Hawk 520  и Bass Prote 520 (свои), катер Tracker Tundra (семьи), два дома, две квартиры и земельный участок 1,6 гектар. И, разумеется, никакого бизнеса!

Думается, что в свете последний событий (смерть отца, дележ наследства), Михаил Добкин будет еще реже выходить на свет. Ну а так как он уже не является должностным лицом, и вряд ли уже когда-то им станет, и толку от его депутатки «корочки» мало даже для него самого, да все основные связи в бизнесе он растерял, то Михаил Добкин вряд ли уже представляет интерес для своего друга Геннадия Кернеса. Зато большой интерес для Гепы представляет капитал семьи Добкиных!

 

Сергей Варис, для SKELET-info

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *