Минюст раскачивается — Украина расплачивается?

укргазУкраина погрязает в «газовых» делах. И если еще остается надежда, что массовые аресты и выемки документов, бега основных фигурантов дел, возбуждаемых ГПУ, СБУ, НАБУ и САП, — это не очередная кампания по переделу собственности, капитала и влияния, то тенденция погрязания в арбитражных разбирательствах, где ответчиком все чаще является государство Украина, уже настораживает.
Украина погрязает в «газовых» делах. И если еще остается надежда, что массовые аресты и выемки документов, бега основных фигурантов дел, возбуждаемых ГПУ, СБУ, НАБУ и САП, — это не очередная кампания по переделу собственности, капитала и влияния, то тенденция погрязания в арбитражных разбирательствах, где ответчиком все чаще является государство Украина, уже настораживает.

Тем более что будь то Стокгольмский или Лондонский арбитраж, от Украины требуется четкая, грамотная и своевременная организация защиты на самом высоком профессиональном уровне. Опыта участия в таких процессах у Украины почти нет. За время независимости Украины против нее как государства было подано два иска в Стокгольмский арбитраж со ссылкой на несоблюдение положений Договора об Энергетической хартии. Один из них Украина выиграла у латвийской «АМТО» в 2008 г. Во втором случае в 2011 г. Украина хоть и проиграла, но не вчистую — британской Remington Worldwide Limited по решению арбитража было выплачено около 4,5 млн долл. из более чем 35 млн долл. Еще один арбитражный спор Украина проиграла и выплатила в 2012 г. российскому НПО «Электрокерамика» недоплаченную Запорожской АЭС сумму из контрактных 33 млн долл.

Проигранные арбитражные споры касались атомной энергетики. Теперь, похоже, наступил черед «газовых» арбитражей. Исковые требования стали больше, истцы — с хорошей памятью и железной хваткой.

В мае 2016 г. в Стокгольмском арбитраже Коломойский с Боголюбовым потребовали через аффилированные с группой «Приват» кипрские компании, являющиеся миноритарными акционерами полугосударственного ПАО «Укрнафта», взыскать с государства Украина 4,674 млрд долл. Требуют настоятельно и последовательно.

О серьезности намерений кипрских истцов, как уже отмечало ZN.UA, говорит уже тот факт, что вслед за письменным исковым требованием миноритариев «Укрнафты» против государства Украина, доставленным 27 мая, Минюст получил целый фургон документальной аргументации — 290 кг!..

Интересы Украины в этом арбитражном споре должно отстаивать и защищать Министерство юстиции. Но, судя по всему, «защищать» и «отстаивать» — это пока не про Минюст. По крайней мере, как выяснило ZN.UA, главное юридическое ведомство страны не то что не усердствует в этом деле, но даже не торопится должным образом выстроить линию защиты. Неужели так увлеклось чтением предоставленной истцами весомой (в физическом смысле) почти трехсоткилограммовой документации?..

Ознакомление с аргументами истцов — обязательная процедура. Но кто будет заниматься защитой интересов государства?!

По данным ZN.UA из источников в правительстве, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма по иску миноритариев «Укрнафты» открыл дело SCC Case №2015/092. И дело это будет рассматриватьинвестиционный арбитраж. Истцы обратились именно в инвестиционный арбитраж и ссылаются на нарушение своих прав как инвесторы, а также на нарушение Договора об Энергетической хартии, подписанного и имплементированного Украиной.

Материально мотивированный патриотизм

Здесь уместно нелирическое отступление. Как выяснило ZN.UA, И.Коломойский как инвестор и аффилированные с группой «Приват» компании в числе первых подали шесть исков в международный арбитраж в Гааге (МС ООН) против Российской Федерации как потерпевшие в связи с незаконной аннексией украинского Крыма. По искам Коломойского и аэропорта «Бельбек», согласно международно-принятой процедуре, уже сформирован состав арбитров. При этом РФ уведомила арбитраж, что… не намерена отвечать на исковые заявления и отказывается признавать решения международного арбитража, не пожелав назначить со своей стороны арбитра. Это не значит, что арбитраж не состоится. Заседания могут начаться в ближайшие недели. И в случае вынесения решения в пользу украинских истцов Российская Федерация будет обязана признать и выполнить решение международного арбитража. А что РФ отказалась даже назначать арбитра со своей стороны, так процедура предусматривает в таких случаях, что арбитра назначит сам арбитраж.

И вот что примечательно. В случае исков против РФ в связи с аннексией Крыма Коломойский и связанные с ним компании-истцы выступают в рамках очерченной государством Украина линии защиты национальных интересов государства Украина и его юридических лиц. Опасения, что частные истцы в порыве любой ценой вернуть имущество, незаконно «национализированное» так называемой новоявленной самопровозглашенной властью Крыма, хотя бы формально признают Крым не украинским, а тем более российским, не оправдались. Международные юристы им четко объяснили, что в таком случае им вообще ничего не светит. Если не из патриотических соображений, то хотя бы исходя из своих экономических интересов, юрлицам Украины — истцам к РФ элементарно выгодно действовать в рамках выработанной украинской государственной линии защиты прав и интересов как государства, так и его субъектов хозяйственной деятельности и права. Такой вот мотивированный патриотизм проявил и Коломойский.

Что не мешает экс-патриотичному губернатору — в случае с «Укрнафтой» — опосредованно требовать от Украинского государства почти 5 млрд долл. И хотя речь идет о полугосударственной компании «Укрнафта», ее миноритарные акционеры требуют прежде всего компенсировать рыночную стоимость около 2 млрд кубометров газа. По мнению истцов, именно такой объем компания своевременно не смогла «вынуть» в 2006–2011 гг. из подземных хранилищ газа, обслуживаемых «Укртрансгазом». На то время ПАО «Укртрансгаз» было фактически дочерним предприятием НАК «Нафтогаз Украины», и именно «Нафтогаз» являлся оператором ГТС и ПХГ.

Коммерческий патриотизм

Напомню суть и фигурантов исковых требований. 27 мая 2016 г. Минюст получил официальный иск от трех кипрских компаний к государству Украина на сумму 4,674 млрд долл.

Истцы — три компании кипрской юрисдикции: Littop Enterprises Limited, Dridgemоnt Ventures Limited и Bordo Management Limited. Они направили исковое требование в Минюст после решения Стокгольмского арбитража о принятии дела к рассмотрению. По словам источников ZN.UA, три кипрские компании — миноритарные акционеры ПАО «Укрнафта» подконтрольны гражданину Украины, Израиля и Кипра Игорю Коломойскому и гражданину Украины Геннадию Боголюбову.

Сумма иска состоит из:

— 2,063 млрд долл., которые миноритарии «Укрнафты» требуют в счет потери дивидендов;

— 932 млн, требуемых в счет штрафных санкций;

— 1,679 млрд долл. — в счет потери стоимости акций.

Кипрские офшоры Коломойского и Боголюбова утверждают, что, по их мнению, существуют четыре основные причины для иска к Украине:

1) экспроприация газа, добытого ПАО «Укрнафта», или покупка такого газа по заниженным ценам со стороны НАК «Нафтогаз Украины» в течение нескольких лет;

2) изменение корпоративной структуры ПАО «Укрнафта» в результате изменения кворума для проведения общего собрания акционеров с 60 до 50%;

3) отстранение лиц, назначенных инвесторами, от управления «Укрнафтой»;

4) увеличение рентной платы за использование недр.

Юридическими основаниями для иска кипрские компании называют нарушение государством Украина своих международно-правовых обязательств перед инвесторами, которые проистекают из Энергетической хартии, в частности:

— нарушение режима справедливого и равного обращения (FET);

— нарушение обязательств по недопущению мер «неразумного и недискриминационного характера» по отношению к инвесторам;

— нарушение обязательств по предоставлению инвесторам «постоянной защиты и безопасности» их инвестиций;

— нарушение обязательств по созданию такого законодательства, которое бы обеспечивало эффективную защиту прав инвесторов;

— нарушения права инвесторов назначать ключевых лиц в руководство компании по своему усмотрению;

— экспроприация инвестиций.

Ранее ZN.UA сообщало о том, что кипрские инвесторы «Укрнафты» заявляли о намерении потребовать от Украины около 5 млрд долл. еще в январе 2015 г. И не просто заявляли, а таки потребовали. Немногим более года назад, в июле 2015-го, названные выше поименно «приватовские» миноритарии «Укрнафты» обратились в Арбитражный суд Лондона с требованием к НАК «Нафтогаз Украины» о компенсации рыночной стоимости природного газа, поставленного «Укрнафтой» «Нафтогазу» в 2006–2011 гг.

В своем исковом заявлении миноритарии также указали, что новый Закон «Об акционерных обществах», с боями принятый парламентом Украины, по их мнению, нарушает их права, в частности предусмотренные соглашением между акционерами «Укрнафты» от 2010 г.

16 июля 2015 г. глава госхолдинга Андрей Коболев заявил на брифинге: «На нас сегодня подали в суд по акционерному соглашению. Миноритарии считают, что мы его нарушили или собираемся нарушить». В то же время глава НАКа затруднился предсказать, может ли этот иск повлечь срыв запланированного на 22 июля собрания акционеров «Укрнафты» (к слову, оно до сих пор не состоялось). «Сложно предсказывать, будет зависеть от того, будут ли они просить какие-то обеспечительные меры. Они могут быть самого разного толка, предсказывать, что решит английский суд, я не берусь, но теоретически через обеспечительные меры они могут это сделать. С точки зрения временных рамок мне кажется это маловероятным», — резюмировал А.Коболев.

Кто будет защищать интересы Украины?

Но вернемся к иску миноритариев «Укрнафты» в Стокгольмский арбитраж. Перед открытием арбитражного производства, как принято в практике инвестиционных арбитражей, сторонам дается минимум несколько месяцев (три месяца — в случае, если претензии основываются на нарушении Договора к Энергетической хартии) для мирного урегулирования спора. Только в случае, если заявителю и ответчику не удается это сделать, арбитраж начинает непосредственно арбитражное производство и фактически открывает слушания по делу. По данным ZN.UA из источников в правительстве, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма по иску миноритариев «Укрнафты» открыл дело SCC Case №2015/092. Украинской стороной-ответчиком исковое требование было получено еще в мае, а Минюст все еще раскачивается.

Само Министерство юстиции вряд ли может защищать интересы страны в Стокгольмском арбитраже. Поэтому, как принято в подобных случаях, нанимает квалифицированную международно-известную компанию с опытом позитивных арбитражных решений. Разумеется, существует громоздкая бюрократическая процедура конкурсного отбора, которую Минюст должен был соблюсти. Это потребовало определенного времени.

Минюст, как выяснило ZN.UA, выбрал весьма солидную американскую компанию Latham Watkins, располагающую офисами в ведущих странах мира и с соответствующим штатом квалифицированных юристов. Обычно стоимость услуг в таких делах может составлять несколько миллионов долларов. Однако если сравнивать ее с тем, сколько Украина может потерять только из-за проволочек Минюста, то можно сказать, что она незначительна.

Информация о найме юридических компаний является публичной. Однако с учетом того, что такая информация в данном случае отсутствует, надо полагать, что Минюст соответствующий договор не заключил.

Что требуют кипрские миноритарии «Укрнафты»

Между тем время играет не в пользу Украины. Нанятым юристам еще предстоит вникнуть в суть претензий кипрских миноритариев (вспомните о 290 кг доказательств), прежде чем выстроить линию защиты. А вникать есть во что. Посмотрим хотя бы на основные исковые требования кипрских миноритариев «Укрнафты». Речь пока не о суммах. Для начала предстоит скрупулезно проверить фактические и юридические основания иска к государству Украина.

Итак, первое основание для иска миноритариев — экспроприация газа, добытого ПАО «Укрнафта», или покупка такого газа по заниженным ценам со стороны НАК «Нафтогаз Украины» в течение нескольких лет. А именно — в 2006–2011 гг.

Пока Минюст раздумывает, миноритарии «Укрнафты» уже успели выиграть практически в судах всех инстанций Украины иски у «Укртрансгаза» и «Нафтогаза». И сегодня требуют вернуть «Укрнафте» «выигранный» усилиями украинской Фемиды газ.

Почему это произошло — отдельная тема уже потому, что весьма дивным образом от украинских госкомпаний украинские же суды во многих случаях даже не хотели принимать заявления и апелляции. А если и принимали, то в подавляющем большинстве случаев оставляли решения, принятые в пользу миноритариев «Укрнафты», практически без изменений. И сколько бы «Нафтогаз» теперь не заявлял о безосновательной передаче «Укрнафте» спорного газа, процесс, как говорится, пошел.

7 июня 2016 г. государственный исполнитель составил акт о якобы изъятии газа из подземного хранилища в Западной Украине. При этом он находился в Киеве. «Передача газа «Укрнафте» осуществлялась государственным исполнителем в Киеве на основании фиктивного акта об исполнительном действии, которое не имело места», — заявили тогда в НАКе. Но факт остается фактом: госисполнитель руководствовался судебным решением №6/521, вынесенным Хозяйственным судом Киева еще в мае 2014 г., в то время как 30 марта 2016 г. «Нафтогаз» подал заявление о его пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам.

В НАКе подчеркивают, что «Укртрансгаз» не заключал договор хранения газа с «Укрнафтой», не принимал у компании эти объемы газа на хранение и, соответственно, не имеет оснований передавать такие объемы газа «Укрнафте». По мнению «Нафтогаза», государственный исполнитель при составлении акта в частности нарушил порядок осуществления изъятия имущества, составив акт о якобы изъятии природного газа из подземного хранилища, находясь в Киеве возле центрального офиса «Укртрансгаза». Причем «изымаемый» газ был добыт «Укрнафтой» в 2006–2011 гг. и по решению правительства направлен на нужды населения. Государственная газовая монополия уточняет: согласно законодательству, действующему на то время, «Укрнафта» должна была продавать весь товарный газ собственной добычи «Нафтогазу» по цене, установленной государственным регулятором — НКРЭ для его дальнейшей реализации населению. «Начиная с 2005 г. менеджмент «Укрнафты» уклонялся от оформления договоров купли-продажи с «Нафтогазом», мотивируя свой отказ низким уровнем цен, установленных НКРЭ. «Нафтогаз» неоднократно выражал готовность оформить объемы газа «Укрнафты», переданные для потребления населением, по ценам, установленным государственным регулятором в соответствующие периоды», — поясняли суть конфликта в НАКе.

Но, похоже, это сотрясание воздуха после драки. Так или иначе, как удалось выяснить ZN.UA, юридически неоформленными в «подземках» остаются свыше 2 млрд кубометров газа. И по сути НАКу ничего не остается, как признать этот газ «укрнафтовским» и… вернуть его владельцу. Сколько бы «Нафтогаз» ни затягивал этот процесс, но если Минюст и дальше будет раскачиваться, то вскоре украинским компаниям придется дорого расплачиваться.

Собирая по крупицам информацию, ZN.UA удалось выяснить, что фактически НАК признает, что в период с 2006-го по январь 2012-го в подземные хранилища было закачано 8,26 млрд кубометров газа «Укрнафты». А с учетом неоформленных более 2 млрд объем переваливает за 10 млрд кубометров. Причем 8,26 млрд кубометров «Укрнафта», хотя и не без проблем, но сумела продать. И, как вы догадываетесь, далеко не населению, как того требовало каждое правительство за все годы начиная с того же 2006-го. И этот факт — спорный и, так сказать, исковой случай миноритариев «Укрнафты».

Но чтобы убедиться, сколько, когда и кому газа поставила «Укрнафта», надо провести серьезное документальное исследование в «Нафтогазе» и «Укртрансгазе». Кто подпустит к таким коммерческим тайнам американских юристов, даже если они призваны защищать интересы страны, но Минюст не легитимизировал их полномочия? По времени это как полноценный аудит двух названных госкомпаний. Когда его успеют провести так, чтобы получить аргументы в пользу Украины?

Основание второе — изменение корпоративной структуры ПАО «Укрнафта» в результате изменения кворума для проведения общего собрания акционеров с 60 до 50%. В своем исковом заявлении миноритарии также указали, что новый Закон «Об акционерных обществах», по их мнению, нарушает их права, в частности предусмотренные соглашением между акционерами «Укрнафты» от 2010 г.

Фактически это была оперативная реакция миноритариев полугосударственной «Укрнафты», долгие годы безраздельно контролируемой через «ручных» менеджеров «Укрнафты», на новый Закон «Об акционерных обществах» (принят Верховной Радой 24 апреля 2015 г.), дающий государству, имеющему 51% плюс одна акция, возможность вывести крупнейшую нефтегазодобывающую компанию страны из-под полного влияния группы «Приват» Коломойского.

Но это же теперь служит аргументом истцов — мол, таким образом нарушили их права как инвесторов. В подтверждение приводят эмоциональные высказывания экс-премьера Яценюка о том, что этот закон, мол, специально принят в интересах госсобственника «Укрнафты», а значит, против ее миноритарных акционеров.

В минувший четверг,11 августа, ZN.UA пыталось получить хоть какую-то информацию о ходе подготовки к арбитражным процессам, в частности с миноритариями «Укрнафты». Но, сославшись на обязательства конфиденциальности, главный коммерческий директор «Нафтогаза Украины» Юрий Витренко отказался даже комментировать подготовку к этому процессу.

С одной стороны, действительно, негоже вовсю кричать об этих процессах. Но, с другой — не устают же менеджеры НАКа постоянно твердить о выигрышности своей позиции в споре с «Газпромом» по двум контрактам в том же Стокгольмском арбитраже? А там сумма исков поболее: «Газпром» требует 38,7 млрд долл., «Нафтогаз Украины» — свыше 26,6 млрд. И чем больше будут молчать, чем дольше будет думу думать Минюст, тем увереннее складывается ощущение, что не очень-то Украина и ее Минюст усердствуют в защите государственных интересов и интересов своих госкомпаний. Ладно бы молчали, но дело делали. Так нет же.

Основание третье — отстранение лиц, назначенных инвесторами, от управления «Укрнафтой». Эту многолетнюю историю ZN.UA живописует в деталях много лет.

Кроме того, как ранее сообщало ZN.UA, соглашением между акционерами по сути Коломойский обезопасил себя от потери контроля над «Укрнафтой». Для того чтобы государство могло вернуть контроль над компанией, необходимо было вносить изменения в устав, а для этого, в соответствии с соглашением, необходимо 75% акционеров. Миноритарии отказывались голосовать и даже присутствовать на собраниях акционеров, и так продолжалось многие годы…

Выступая в сессионном зале Верховной Рады 5 июня 2015 г., тогдашний премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что подписанный при участии правительства Юлии Тимошенко в 2009 г. документ без согласия акционеров «Укрнафты» не позволял правительству сменить руководство этой компании. Менеджмент компании в течение десятилетия блокирует выплату дивидендов и налогов государству на миллиарды гривен. На сегодняшний день «Укрнафта» фактически доведена до банкротства, и сейчас правление и наблюдательный совет разрабатывают план санации «Укрнафты», как рассказал в интервью ZN.UA глава правления НАК «Нафтогаз Украины» и председатель наблюдательного совета ПАО «Укрнафта» Андрей Коболев.

Основание четвертое — увеличение рентной платы за использование недр. Повторяться не буду, ибо писано на эту тему, переписано. Тем временем частные добывающие компании и в судах, и через своих парламентских лоббистов таки добились снижения ставок рентных платежей за добычу того же газа. Кто и как будет доказывать, что это была вынужденная мера, и хотя бы уже поэтому утверждать, что 70-процентная рента «заморозила» газодобычу и инвестиции, что якобы повлекло убытки и недополученную прибыль добывающих компаний, — это вопрос весьма щекотливый.

Это только четыре основных момента, на которых строится исковая претензия миноритариев «Укрнафты». А еще существует масса нюансов. Вот только некоторые из них.

Например, если миноритарии «Укрнафты» обвиняют «Нафтогаз» в нарушении правил работы на газовом поле (он и сейчас-то не очень рынок, а пару лет назад о рынке природного газа как таковом речь не шла даже в принципе) и повышении ставок рентных платежей, в обязанности продавать добытый «Укрнафтой» газ по фиксированной государством, НКРЭ, а затем уже НКРЭКУ цене, то это, скорее, претензии к государству, установившему соответствующие правила. Более того, «Нафтогаз», в свою очередь, может выступить со встречным иском. И не факт, что он не отобьет претензии миноритариев. Ведь он сам даже сейчас — поставщик последней надежды и обязан поставлять газ населению, несмотря ни на что. Поэтому более предпочтительным (и юридически перспективным) для «киприотов» может оказаться обращение в международный инвестиционный арбитраж в Стокгольме, рассматривающий иски хозяйствующих субъектов и их акционеров к государству, в данном случае — к государству Украина.

Пункт о повышении ренты на добычу нефти и природного газа юристы Коломойского и кипрских миноритариев, безусловно, попытаются доказать. Тем более что есть прецедент. Практически на выходе решение международного арбитража по аналогичному иску к государству Украина со стороны другой негосударственной добывающей компании — британской JKX Oil&Gas, основного учредителя «Полтавской газонефтяной компании».

К слову, среди акционеров и этой добывающей компании с некоторых пор называют Коломойского и Боголюбова. Иск был подан в начале 2015 г. в Стокгольмский арбитраж компанией JKX Oil&Gas, и в данное время инвесторы ожидают окончательного решения, небезосновательно, как они уверяют, надеясь на решение арбитров в свою пользу.

В юриспруденции Украины, как известно, не применяют прецедентное право, но, утверждают опрошенные ZN.UA специалисты по международному праву, решение Стокгольмского инвестиционного арбитража может повлечь череду подобных исков. В некоторых государствах ЕС и в США именно благодаря прецедентам заявители (истцы) в результате решения судей или арбитров в их пользу получают миллиардные компенсации. Этого хотят добиться уже не от «Нафтогаза», а от государства Украина и кипрские миноритарии «Укрнафты» (ZN.UA №21 от 11 июня 2016 г., «Как «патриоты» неньку доедают»).

Ссылки истцов на нарушения положений Договора об Энергетической хартии дают право спорить в арбитраже уже не с «Нафтогазом». И если миноритариям не удастся железобетонно доказать, что именно «Нафтогаз» ущемил права кипрских инвесторов «Укрнафты», то дело, считай, проиграно.

Кроме того, подобные иски между хозсубъектами предусматривают только трехмесячный период досудебного урегулирования спора. Видимо, юристы «приватовских киприотов» посчитали, что не успеют за это время доказать свою правоту. Потому их следующим шагом стал иск в Стокгольмский арбитраж к государству Украина. Решения Стокгольмского (и не только) арбитража, как известно, крайне сложно оспорить (разве что по процедурным вопросам в случае явных нарушений). Яркий пример тому в истории украинского газового рынка — выигранный у «Нафтогаза Украины» договорной арбитраж с компанией со швейцарской пропиской и «газпромовскими» корнями RosUkrEnergo («РосУкрЭнерго»). И хотя спор был между хозяйствующими субъектами — РУЭ и «Нафтогазом», Верховный суд Украины легализовал и принял решение Стокгольмского арбитража к исполнению безоговорочно. Помнится, вся эта процедура длилась минут 20. «Нафтогаз Украины» тогда был вынужден вернуть «РосУкрЭнерго» 11,2 млрд кубометров газа (включая 1,2 млрд кубометров в качестве компенсации).

Что обязаны сделать адвокаты Украины

Защитникам интересов Украины в арбитражном споре с миноритариями «Укрнафты» предстоит решить, кроме вышеперечисленных, и массу других проблем. Например организационного плана.

Для работы с исковым требованием Минюст обязан создать специальную межведомственную группу, куда должны войти представители как юридических компаний, включая американских защитников, так и представители «Нафтогаза Украины». Создана ли эта группа и реально ли она занялась подготовкой к процессу — не на бумаге, а с документами и фактами? Мне обнаружить такую группу не удалось. Прям хоть к борцам с орггруппировками обращайся. Впрочем, сейчас они заняты — другими «газовыми» фигурантами. А чаще — их поиском и задержанием.

Далее. Прежде чем устанавливать, имеют ли кипрские компании-истцы права (и какие именно), надо достоверно установить, когда, сколько и по какому праву они получили акций в уставном капитале «Укрнафты».

Вопрос, как говорится, на засыпку. Попробуйте достоверно установить всех держателей акций и законность их движения хотя бы с того же 2006 г.! Проведя многосложный мониторинг информации, в разное время просачивающейся в прессу, ZN.UA убедилось, что задача это архисложная.

Когда это сделают юристы, которые будут защищать интересы Украины? Ведь как минимум нужен аудит «Укрнафты» за последние десять лет!

Нет, Коломойский, наверное, точно знает, сколько там и чего, куда, кому, когда, почему и почем. Но намерен ли он делиться такой конфиденциальной информацией с ответчиком — государством Украина? Ведь минимум две из трех кипрских компаний — миноритарных истцов «Укрнафты» связаны с группой «Приват» и Коломойским. Или нет? Это тоже предстоит установить.

Помните, Коломойский публично говорил, что он лично доплачивал миллион экс-главе «Укрнафты»? А не доплачивал ли он чиновникам, в любой форме, хоть борзыми щенками? Такая информация может существенно повлиять на арбитров и даже изменить ход дела вплоть до отзыва иска.

И еще один щекотливый момент. Выстраивая линию защиты, американские (да и все остальные) юристы должны четко знать, на кого конкретно защитники интересов государства Украина могут рассчитывать. Определить список свидетелей также должен Минюст.

Все вышеперечисленное и массу другой работы предстоит проделать за оставшиеся месяцы. Так что на раскачку у Минюста времени не остается. И чем дольше он будет думу думать, тем экстремальнее будут условия работы защитников, что может прямо сказаться на качестве подготовки линии защиты и, в конце концов, на результате.

Или 4,674 млрд долл. для госбюджета — не деньги?! Или Минюст сознательно подыгрывает Коломойскому и его кипрским партнерам, как в свое время в арбитражном споре «РосУкрЭнерго»в том же Стокгольме? Но и то сделали на последнем этапе, а в случае с «Укрнафтой» — и до арбитражных слушаний дело рискует не дойти.

Зеркало недели. Украина

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *