Кто, когда и как развалили «дело Злочевского»

злочевского

Николай Злочевский

Дело о незаконном обогащении экс-министра экологии Николая Злочевского на 35 млн долларов развалилось. Суд признал неоправданным длительное пребывание обвиняемого в розыске, а само расследование — искусственно затянутым. Настоящими защитниками Злочевского были не его адвокаты, а сотрудники Генеральной прокуратуры.

Журналисты издания «Главком» узнали, кому из трех генпрокуроров Порошенко одиозный чиновник более всего обязан за развалившееся дело.

На недавней пресс-конференции генпрокурор Юрий Луценко придумал показательную метафору для демонстрации уровня коррупции в Украине и состояния дел в экономике, налив воду в дырявый стакан. Пока жидкость выливалась через отверстия, он провел аналогию: вода — это разворованный коррупционерами прошлой власти бюджет. «На дне (этого стакана) — „дело Онищенко“, „дело Злочевского “, янтарная мафия …» Мол, следствием этого является отсутствие средств для учителей, ученых, солдат. И когда воды в стакане не оставалось, генпрокурор добавил, что считает своей задачей закрывать эти «дыры».
Но на примере дела экс-министра Николая Злочевского, упоминавшегося генпрокурором, легко увидеть, что пока правоохранительные органы делают вид, что пытаются закрывать одни отверстия, появляются другие. Более того, виновны в этом в первую очередь именно подчиненные Луценко и его предшественников.

Миллиарды или миллионы

Так, в середине лета Юрий Луценко сообщил о «новом деле» против Николая Злочевского о хищении газа, по которому убытки государства составили миллиард гривен. Заявление было сделано достаточно вовремя, ведь другое громкое расследование — о незаконном обогащении Злочевским на 35 млн долларов — в это же время почти развалилось.

Николай Злочевский

Как это происходило — иллюстрирует свежее постановление Печерского суда Киева от 13 сентября, подводящее печальную черту под двухлетним расследованием так:

отсутствует обоснованное подозрение,
не соблюден процессуальный порядок,
источники получения средств (Злочевским) — подтверждены,
допущены многочисленные случаи неоправданных и длительных по времени задержек при осуществлении досудебного расследования …
Напомним, Злочевский работал министром экологии и природных ресурсов с июня 2010 года по апрель 2012 года. Впоследствии — работал заместителем секретаря Совета нацбезопасности. Находясь на посту министра, он одновременно был владельцем кипрской компании Brositi Investments Limited, которая, в свою очередь, владела фирмой Burisma Holdings Limited. Последняя держала контроль над зарегистрированными в Украине «Эско-Север», «Пари» и «Первая украинская газонефтяная компания», которые должны быть обязанными Злочевскому за разрешения на пользование недрами.
После побега команды экс-президента Виктора Януковича, в апреле-мае 2014-го, Центральный уголовный суд Лондона заблокировал активы на счетах Burisma и Brociti в банке BNP Paribas на сумму 23,5 млн долларов.

После этого Генпрокуратура Украины получила запрос от компетентного органа Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии о международной правовой помощи по делу украинского экс-чиновника. В нем отмечалось, что Бюро по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах МВД Великобритании начало расследование в отношении Злочевского по факту отмывания 35 млн долл.

В обращении британцев указывалось, что с 19 декабря 2013 года по 22 января 2014 года эти деньги были внесены на четыре корпоративных счета компаний Burisma Holding Limited и Brociti Investments Limited (Кипр) фирмой Cipriato Alliance Limited. Из них 15 млн долларов (в виде дивидендов и кредитных средств) Brociti Investments Limited перевела на счет Злочевского в банке LGT Bank в Швейцарии.

Получив эти материалы, в августе 2014 года Генпрокуратура открыла производство по статье «незаконное обогащение в особо крупных размерах».

Все, что происходило потом, позволяет предполагать, что настоящими защитниками Злочевского были не его адвокаты, а сотрудники Генеральной прокуратуры.

Потому что дело в отношении незаконного обогащения Николаем Злочевским было возбуждено против него во время руководства Генпрокуратурой Виталием Яремой и его тогдашнего заместителя Виктора Шокина.
Под боком Яремы — Шокина
Однако за первые четыре месяца расследования ГПУ так и не смогла выдвинуть подозрение экс-министру. Между тем в Британии готовились слушания о дальнейшей судьбе арестованных «миллионов Злочевского», которые должны были начаться 4 декабря 2014 года. За два дня до этого вместо предъявления обвинения начальник пятого следственного отдела Главного следственного управления ГПУ Андрей Кравец направил письмо адвокату Злочевского Петру Бойко, в котором отмечалось: основания для привлечения к уголовной ответственности Злочевского — отсутствуют. Письмо было отправлено в ответ на обращение адвоката, который просил предоставить соответствующую информацию.

Когда впоследствии эту ситуацию изучало НАБУ, выяснилось, что в цепочке, через которую прошли обращения адвоката и ответ Генпрокуратуры, фигурирует полдесятка сотрудников ГПУ. При этом показания некоторых из прокуроров противоречили друг другу. Например, не совпадают их воспоминания о том, как поступило обращение защитника Злочевского в ГПУ — через канцелярию или же было передано непосредственно в руки одному из прокуроров.

Кроме того, стало известно, что в день, когда письмо адвоката поступило в Генпрокуратуру (27 ноября 2014 года), сотрудники ГПУ подготовили рапорт о необходимости изменить подследственность по уголовным процессам против Злочевского, передав их в МВД.
Дело в конце концов осталось в Генпрокуратуре и 29 декабря 2014 года следователь 5-го следственного отдела управления по расследованию особо важных дел ГСУ ГПУ Д. Горожанкин составил письменное уведомление о подозрении Злочевского. А 16 января 2015 года последнего объявили в розыск.

Но было поздно. Использовав письмо от ГПУ об отсутствии оснований для привлечения экс-министра экологии к ответственности, его адвокаты смогли разблокировать 23 млн долларов в Центральном уголовном суде Англии и Уэльса на счетах Brociti Investments Ltd (решение от 20 января 2015 года). Британцы сняли все обвинения и признали, что деньги получены Злочевским из законных источников и не имеют признаков коррупционного деяния.
Более того, как теперь свидетельствуют материалы Печерского суда Киева, при выдвижении обвинений Злочевскому были допущены значительные нарушения.

Дело в том, что письменное уведомление о подозрении, составленное в декабре 2014 года, было вручено адвокату министра беглого — Петру Бойко — только в марте 2015-го (для передачи экс-министру). При этом такой способ передачи является нарушением — подозрение должны были вручить не защитнику, а члену семьи Злочевского или иному определенному законом лицу. Адвокат даже предостерегал прокуратуру от нарушения УПК и писал письменные разъяснения — не помогло.

Также в тексте подозрения обнаружились недостатки и противоречия.

Согласно составленному сообщению о подозрении от 29 декабря 2014 года, Злочевскому инкриминируется уголовное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 368-2 УК Украины на том основании, что в течение декабря 2013 года — января 2014 года на банковские счета иностранных компаний Brociti Investments Limited и Burisma Holdings Limited (акционером которых является Злочевский) поступили средства на общую сумму 279 275 000 гривен. Указанные деньги не обеспечены эквивалентом затраченного им лично как государственным публичным лицом рабочего времени на выполнение служебных полномочий заместителя секретаря СНБО Украины и занятиями другими разрешенными видами деятельности.
Сейчас же следственный судья Печерского суда Киева Светлана Шапутько утверждает, что собственно преступление в описательной части подозрения тогда не было указано. Мол, в соответствии с законами и решений Конституционного суда, уполномоченные на выполнение функций государства лица имеют право владеть и распоряжаться корпоративными правами. А именно так и делал Злочевский.

Логика суда образца 2016 года выглядит так:

право на долю в капитале Brociti Investments Limited Злочевский приобрел в 2012 году на основании лицензии НБУ на осуществление инвестиции за границей. Таким образом, корпоративные права у Злочевского возникли «задолго до занятия им должности заместителя секретаря СНБО Украины и не содержат признаков нарушения законодательства», утверждает судья,
средства в сумме 35 млн долларов, которые поступили на счет Brociti Investments Limited, были получены в результате продажи активов компании в декабре 2013 года. Согласно договору, Brociti Investments Limited продала фирме Ciprato Alliance Limited корпоративные права третьей структуры — Season Limited;
каких-либо данных, которые бы опровергали то, что это соглашение и выгода от его заключения были следствием пребывания Злочевского на должности, Генпрокуратура судам не продемонстрировала.
Следовательно, средства, полученные Злочевским на свой счет от Brociti Investments Limited, является ни чем иным, как выплатой дивидендов акционеру, и не содержат в себе признаков противоправного приобретения, что и указано в выводах Печерского суда от 13 сентября 2016 года.

Также оказалось, что расследование против Злочевского останавливалось правоохранительными органами шесть раз: 21 февраля, 6 апреля, 18 августа, 22 октября 2015 года и последний раз — 15 августа 2016 года, уже при генпрокуроре Юрии Луценко.

Как утверждают теперь адвокаты (и с этим соглашается суд), все это содержит признаки неоправданной задержки с стороны обвинения.

Более того, суд установил, что в августе прошлого года основанием для приостановления расследования стала потребность в международной правовой помощи со стороны Швейцарии и Великобритании.

В то же время Генпрокуратура ранее уже направляла такие запросы: в компетентные органы Великобритании (30 января 2015 года) и в компетентные органы Швейцарской Конфедерации (21 февраля 2015 года).

В обоих случаях Украина просила раскрыть банковскую тайну. Но запросы не были выполнены из-за отсутствия соответствующих судебных разрешений (в Украине) на раскрытие банковской тайны.

То есть Генпрокуратура отправляла на Запад заранее проигрышные обращения.

Первое ходатайство о доступе к банковским документам Генпрокуратура подала в суд и получила соответствующее разрешение лишь в августе 2015 года.

Учитывая все эти сомнительные и нелепые шаги правоохранительного органа, Печерский суд Киева пришел к выводу, что задержки в расследовании были неоправданными, а Злочевский «безосновательно» находится в розыске более 17 месяцев.

«Учитывая отсутствие обоснованного подозрения, несоблюдение процессуального порядка вручения письменного уведомления о подозрении, наличие подтверждений законности источников получения средств, многочисленные случаи неоправданных и длительных по времени задержек осуществления досудебного расследования, уклонение от выполнения процессуальных требований со стороны обвинения о прекращении розыска Злочевского», судья обязал Генпрокуратуру установить разумные сроки для восстановления досудебного расследования и прекращения розыска Злочевского.

В тему: Почему дьявол носит Prada, а Злочевский — Zlocci?

Юрий Луценко. «Терминатор» украинской политики

Федор Орищук, опубликовано в издании Главком

Перевод: Аргумент

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *