Кошелек или власть. Бизнес Порошенко ставит его перед выбором

порох и рошенБизнес президента Петра Порошенко становится помехой для его политической карьеры
Даже в кризис бизнес этого человека процветает. Причем независимо от сферы деятельности. Особенно это заметно на фоне падения показателей конкурентов и рынка в целом. Ему можно было бы заняться консалтингом или антикризисным менеджментом, если бы не одно “но”: этот человек — президент Украины Петр Порошенко.

В 2014‑м успешных для кризисного года результатов добилась его кондитерская компания Roshen и Международный инвестиционный банк (МИБ). Это в дополнение к тому, что глава государства владеет одним из самых популярных в стране информационных телевизионных каналов. Эти успехи вызывают не только негодование конкурентов, но и критику среди политических сторонников.

Осуждают главу государства и за то, что многие официальные должности в стране заняли люди, косвенно связанные с его бизнесом. Президента теперь не просто называют олигархом, но и сравнивают с экс-премьером Италии Сильвио Берлускони. В росте его бизнес-империи некоторые даже усматривают параллели с бизнесом семьи экс-президента Виктора Януковича, требуя реальных перемен.

Всем бедам на зло

Прошлый год выдался несладким для кондитерской отрасли — объем производства сократился на 20 %. Произошло это из‑за того, что летом 2014‑го Роспотребнадзор запретил импорт в РФ сначала продукции Roshen, а осенью и всей украинской кондитерки. “Продажи упали и на российском рынке, и в других странах СНГ,— рассказывает президент Укркондпрома Александр Балдынюк.— Поставки в страны Евросоюза смогли только частично компенсировать потери”. Кроме того, из‑за девальвации гривны сильно подорожало импортное сырье.

Глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин внимательно следит за бизнесом президента в Украине

Глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин внимательно следит за бизнесом президента в Украине

Все это привело к тому, что большинство участников рынка недосчитались денег. К примеру, компания Монделис Украина (ТМ Корона, Milka, Dirol и др.) сократила чистую прибыль на 46,3 %, а донецкий концерн АВК и вовсе понес убытки, хотя за год до этого был прибыльным.

У Roshen ситуация выглядит лучше, чем у конкурентов. Хотя чистая прибыль украинских предприятий компании сократилась на 35 %, Roshen активно наращивал мощности: открыл 14 новых магазинов фирменной торговой сети и начал строить новый карамельный цех на Винницкой кондитерской фабрике. Пояснить, как предприятиям группы удается развиваться несмотря на кризис, и раскрыть свою консолидированную отчетность в компании отказались. Помимо украинских предприятий, в состав Roshen входит венгерская фабрика Bonbonetti и конфетная фабрика в Клайпеде (Литва). Не стали комментировать ситуацию и конкуренты.

Но больше всего возмущение критиков вызывает не это, а российская кондитерская фабрика Roshen в Липецке. По мнению Владимира Фесенко, главы Центра прикладных политических исследований Пента, постоянные проверки и давление на предприятие со стороны российских властей “становятся источником шантажа со стороны России по отношению к нашему президенту и создают для него источник дополнительного напряжения”.

Другим показательным примером успешности бизнеса главы государства является финансовый результат его Международного инвестиционного банка. Прошлый год был наихудшим для банковской системы за все время независимости. Так, с 1 января 2014 по июнь 2015 года банковскую лицензию потеряли 50 кредитных учреждений. Активы банковской системы упали на 2 %. В то же время активы МИБ в 2014 году выросли на 1,5 млрд грн, или на 84,8 %. Быстрее они росли только у банков Михайловский, Альянс и Расчетный центр. Рост первого объясняется агрессивной стратегией развития — наращиванием розничной сети и ставками по депозитам выше рыночных. Последние выросли из‑за низкой базы сравнения. Ничего подобного у банка Порошенко не было.

В Администрации президента НВ за разъяснениями направили к инвесткомпании ICU, которая на протяжении долгих лет помогает Порошенко управлять активами. Там успех банка объяснили девальвацией гривны, благодаря которой активы учреждения в гривневом эквиваленте увеличились на 840 млн грн. Остальные средства — это результат повышения депозитных ставок, благодаря чему вклады юридических лиц выросли на 19,8 %, а физических — на 35,1 %, добавили там.

рошен в киеве

Главный финансовый аналитик рейтингового агентства Эксперт-Рейтинг Виталий Шапран говорит, что такие результаты можно объяснить и наличием связи банка с президентом. “Рынок у нас непрозрачный. Отчетности, которая часто бывает нарисованной, люди не доверяют. Поэтому юридические и физические лица несут средства в этот банк, рассуждая, что раз его акционером является президент Украины, то он — надежный”,— поясняет Шапран.

Еще одним акционером МИБ является Константин Ворушилин (владеет 5,2 % акций), который сейчас возглавляет Фонд гарантирования вкладов физических лиц — орган, который возвращает деньги вкладчикам неплатежеспособных банков. А значит, обладает значительным объемом инсайдерской информации.

Такая ситуация создает прежде всего репутационные и моральные проблемы для главы государства. “Когда актив, которым владеет политик, состоящий на госслужбе, начинает стремительно увеличиваться в стоимости и капиталах на фоне неважных показателей всех прочих участников рынка, это удручающе действует на инвесторов”,— говорит исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации Анна Деревянко. А председатель правления Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин напоминает, что похожая ситуация была и с сыном экс-президента Виктора Януковича — стоматолога Александра — чей бизнес перед Евромайданом рос вызывающими темпами.

Да и сама ICU создает много поводов для критики главы государства. Так, 9,9 % акций этой компании принадлежит министру энергетики Владимиру Демчишину, по информации управляющего директора ICU Макара Пасенюка. Демчишин в свою очередь назначен в правительство по квоте Порошенко. В декабре ICU купила 25 % акций крупной энергоснабжающей компании Винницаоблэнерго. “Такая информация в любой развитой стране уже была бы поводом для отставки министра и скандала”,— говорит Шабунин.

 

Фабрика Рошен в Киеве

Фабрика Рошен в Киеве

 

Это, однако, никак не влияет на бизнес ICU — она не только ищет покупателя для бизнеса президента, но и поставляет кадры на высшие государственные должности по президентской квоте. В частности, бывший акционер компании Валерия Гонтарева стала главой Нацбанка. Экс-сотрудниками ICU являются глава Национальной комиссии по регулированию рынка связи Александр Животовский и глава Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики Дмитрий Вовк. Последний успел поработать и в Roshen.

Ну и, наконец, еще одним поводом для критики Петра Порошенко является то, что он владеет одним из наиболее популярных в стране информационных ресурсов — 5 каналом. За это его критикуют даже политические соратники. “5 канал — это критично. Не может президент владеть медиа. В моем понимании это олигархический атрибут политика”,— говорит народный депутат от Блока Петра Порошенко Сергей Лещенко в интервью порталу Buro. Депутат считает, что президент всегда может использовать медийный ресурс для достижения политических целей, и отмечает, что экс-премьер Италии Сильвио Берлускони — единственный политик Европы, который владел медиаимперией. “А Берлускони — плохой пример политика. Медиа — это всегда соблазн”.

Законное право

Любой другой бизнесмен и даже политик на подобные обвинения мог бы просто не отвечать. Александр Ружицкий, советник юридической фирмы L.A. Group, поясняет, что сразу в нескольких статьях Конституции оговорено, что президент, премьер-министр, главы Нацбанка, министерств, ведомств и народные депутаты не могут быть совместителями и заниматься предпринимательской деятельностью.

Но здесь есть одна лазейка. Раз в год в компаниях положено проводить собрание акционеров, на которых они нередко голосуют за решения, которые можно расценивать как управленческие. Чтобы избежать обвинений в том, что политики участвуют в управлении бизнесом, они, как правило, передают свой бизнес в управление специальным фондам, которые голосуют от их имени на собраниях акционеров. Так поступил и Порошенко. По словам Пасенюка, пакет акций Roshen уже давно находится во внешнем управлении, так как он принадлежит фонду Прайм Эссетс Кэпитал, которым распоряжаяется независимая компания по управлению активами Фьюжн Кэпитал Партнерс.

Но и даже в таком случае сложно поверить, что человек, имеющий доступ ко всей инсайдерской информации, не воспользуется этой возможностью, чтобы заработать, уверен политтехнолог Тарас Березовец.

“Условно говоря, если вы знаете, что государство направит огромное рефинансирование в какую‑то сферу, вы будете вкладывать в компании этой сферы и зарабатывать большие деньги”,— говорит он. Наличие бизнеса у чиновника — это всегда создание коррупционных рисков. Такие случаи в Украине — обычная практика. “К примеру, сейчас есть вопросы к главе СБУ Василию Грицаку — его супруга выиграла ряд тендеров на поставки продуктов питания в МВД и Минобороны”,— говорит он.

__05

Чтобы избавиться от подобных подозрений и кривотолков, президенту нужно было давно выполнить свои предвыборные обещания и продать Roshen и остальной свой бизнес, говорит Березовец. “Его наличие создает репутационные потери не только для Порошенко, но и для страны. Европейцы прямо об этом говорят и удивляются, что у президента в собственности находится корпорация стоимостью несколько сотен миллионов долларов”,— отмечает политолог.

Под перекрестным огнем

В принципе, президент не только изъявил готовность продать свой актив, но и даже нанял в прошлом году две компании для поиска покупателей на Roshen — ту же ICU и международную компанию Rothschild Investment. К концу года выяснилось, что потенциальные покупатели предлагали слишком низкую цену, и продажа не состоялась.

“Я не буду вместо того, чтобы заниматься своими президентскими обязанностями, бегать по миру в поиске покупателей. Я подписал соглашение с одной из лучших инвесткомпаний в мире, которая работает в направлении поиска клиентов. Сейчас есть три покупателя, они проводят правовую и финансовую проверку”,— прокомментировал сложившуюся ситуацию Порошенко. Что же касается Липецкой фабрики, по его словам, продать ее не получается, потому что она арестована российскими властями. “У меня нет обязательств делать, но я буду это делать”,— сказал он.

Больше всего возмущение критиков вызывает не это, а российская кондитерская фабрика Roshen в ЛипецкеНо и здесь борцы с коррупцией находят что сказать. “Я бы принял аргументы про то, что у нас плохая конъюнктура, предлагают мало денег, в стране война, если бы тот же самый президент не говорил: “Продавайте поскорее госпредприятия”,— говорит Шабунин, намекая на призывы президента срочно провести приватизацию госактивов.

Понимая, что продажа Roshen задерживается, в июле этого года Порошенко заявил, что передает компанию в трастовое управление Rothschild Investment, чтобы его фамилия среди акционеров не значилась. “Процесс инициирован и находится на этапе оформления соответствующей документации… Мы ожидаем, что все формальности будут соблюдены до конца сентября”,— поясняет Макар Пасенюк.

Шабунин отмечает, что решением этой проблемы может стать законодательное требование для чиновников в течение года после прихода к власти продать свой бизнес либо передать его в так называемый слепой траст, при котором отсутствует возможность влияния на бизнес. Такой закон мог бы также содержать запрет на получение любой выгоды от бизнеса, включая дивиденды в течение семи лет после прихода к власти. Одновременно заработные платы чиновников должны быть подняты до размера, позволяющего жить на уровне среднего класса.

После принятия подобных мер общество имело бы неоспоримое право требовать от политиков полного отказа от собственных бизнес-интересов. “Здесь очень важен институт так называемых watchdogs, или сторожевых собак,— говорит Фесенко.— И СМИ, и простые граждане, и общественные организации должны следить, чтобы не было конфликта интересов, лоббистских действий и при малейших признаках таковых заставлять чиновников уходить в отставку, обрушивая на них шквал критики. Именно так это работает в развитых демократических странах”.

 

 

Материал опубликован в НВ №26 от 24 июля 2015 года

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *