Конкурс по ГП Укрспирт. Прозрачность под давлением

укрспиртМинувшая неделя началась с объявления двух главных претендентов на кресло директора госпредприятия « Укрспирт », а продолжилась — дискуссиями относительно выбранных персон. Очевидно, что эта история с продолжением. С одной стороны, стоит отдать должное Минагрополитики, которое начало распределять руководящие должности на ключевых госпредприятиях из своей сферы управления посредством конкурсов. Аграрные чиновники дали надежду на то, что руководить спиртовым монополистом может профессионал, а не «смотрящий». С другой стороны, возникло немало нареканий на практическую реализацию этой идеи. К упрёкам критиков и скептиков  можно отнести якобы закрытость отбора и «тёмное прошлое» победителей. Мы решили разобраться, как все-таки проходил конкурс, и тем ли кандидатурам отдала предпочтение комиссия.

 

Для спиртовой мафии «рак свиснул» на конкурсе в Укрспирте

Начнем по порядку. Оглашенный еще в конце января конкурс подошёл к завершающему этапу 30 марта. За два месяца конкурсанты прошли 3 этапа отбора. Из 28 кандидатов, подавших документы, до финального тура дошли двадцать. Некоторые из них были вызваны на дополнительные собеседования, все без исключения — подготовили и презентовали стратегии развития основного госпредприятия спиртовой и ликероводочной отрасли. А в том, что последнее нуждается в реформировании уже сегодня, не возникает сомнений.  «Для реформ не нужны годы — их можно делать сейчас и очень быстро. Но есть ли желание у власти? …Уже очень скоро мы увидим, какую стратегию выбрало Министерство аграрной политики и правительство, и заложены ли в ней реальные реформы», — пишет в своем блоге на «Европейской правде» один из участников конкурса Ростислав Чайковский. При этом он высказал пожелание опубликовать все представленные участниками стратегии. Но на это, как оказалось, необходимо согласие самих конкурсантов как авторов документов, которого никто из них, включая самого Чайковского, не дал.

Профильный министр Павленко не раз говорил о необходимости  разгосударствления предприятий из сферы Минагро. В своём отчёте за 100 дней работы он декларировал это как один из приоритетов работы своей команды. Судя по всему, это касается и ГП « Укрспирт ». Оно хоть и находится в списке предприятий, не подлежащих приватизации,  но Кабмин активно продвигает как раз исключение его из этого перечня. По словам Павленко, «разгосударствление «Укрспирта» – это поэтапный процесс, включающий в себя ещё и демонополизацию». Очевидно, что после такой позиции, многие, кто привык зарабатывать на теневых схемах госмонополиста, почуяли, «что рак на горе свиснул», а некоторых – возможно даже «петух клюнул». Ведь их многомиллионным ежемесячным доходам приходит конец, а на пенсию они не собираются.  Директор одного из МПД, а простыми словами – спиртзавода, пожелавший остаться неизвестным, говорит: «Годами выстроенная и отчеканенная схема производства спирта делится на две нити: «официальный» спирт и контрафакт. На первый перекладывается вся себестоимость. А контрафакт забирает на себя все экономические сливки. При этом контрафакт продаётся за живой кэш. В этом процессе задействованы все проверяющие структуры, и масштаб этой схемы умопомрачительный. Поэтому неважно кто директор, схема будет работать. Разве что, приостановиться на какой-то квартал. Но как только запустятся заводы, возродится и схема. А всё потому, что в основе  госмонополия. Если убрать такие черты как «государственная» и «монополия», схема  исчезнет сама собой».

Провозгласив тот самый курс на реформы, еще на старте конкурса главным принципом отбора министерство назвало открытость и объективность. Для этого пять из восьми мест в комиссии отдали специалистам известных аудиторских, консалтинговых и рекрутинговых компании — Deloitte, Pedersen&Partners, HRM. Это компании, которые известны далеко за пределами Украины и для которых кристальная репутация есть несменной составляющей деятельности. Оставшиеся три места в комиссии разделили между собой чиновники аграрного министерства. Такой формат нашел позитивные отклики. «У любого министерства или любого другого органа власти могут быть приватные интересы. Но мы понимаем, что договориться с аудиторами с мировым именем, или известными хедхантерами невозможно», — уверен эксперт аграрных рынков Руслан Швец.

К слову об открытости. Два из трех этапов конкурса прошли в присутствии СМИ. Кстати, такой формат чётко прописан в кабминовском положении о проведении подобных конкурсов. Перед объективами камер комиссия принимала решение о допуске или недопуске кандидатов, а также проводила финальное голосование с объявлением финалистов. Кроме того, нам доподлинно известно, что даже закрытые для прессы заседания фиксировались на видео. Как разъяснили в конкурсной комиссии, эти материалы, как и имена претендентов, нельзя обнародовать, поскольку не имеют на то согласия самих конкурсантов – никто не рискует нарушать закон о персональных данных. Эту позицию можно понять. По крайне мере, пример Мининфраструктуры показал, как быстро инициаторы конкурсов становятся участниками судебных тяжб. «Какие бы прозрачные конкурсы мы не инициировали, видим, что для результата необходимо менять правила игры на рынке, правила работы государственных предприятий и саму государственную систему, которая (на примере конкурсов Мининфраструктуры — ред.) тормозит этот процесс», — сказал Руслан Швец.

 

Кто решил «посадить» несудимого победителя конкурса в Укрспирте

Мнения относительно претендентов тоже разделились. Все члены комиссии уверяют, что ни на старте отбора, ни в его процессе, ни в конце позиция министерства в отношении кандидатов вообще не озвучивалась. Общественность конечно же хотела видеть среди участников и победителей молодых и эффективных топ-менеджеров, как минимум с дипломами MBA. Но таких, к сожалению, не то, что среди победителей, а даже и среди участников не было. Директор и основатель школы HRM Анна Власова, член конкурсной комиссии в целом осталась довольна уровнем подготовки кандидатов. «Многие подготовили очень сильные стратегии развития отрасли, ни дня при этом в ней не проработав. У нас часто возникало желание сформировать из них команду, но выбрать всех мы не могли. Поэтому приходилось миксовать личностно-поведенческие требования и уровень профессиональной подготовки», — рассказала эксперт. Со своей стороны, эксперт общественной организации «ReformsUA» Олег Проценко считает, что оптимальная кандидатура на должность директора спиртового монополиста — человек с западным образованием и, желательно, таковым же опытом работы. Однако среди таких специалистов желающих попробовать себя во главе «Укрспирта» не нашлось. «Отбор прошел достаточно прозрачно, но есть проблемы с мотивацией его участников. Аграрное министерство должно сделать выводы при объявлении следующих конкурсов. Нужны люди с опытом работы в крупных западных аграрных холдингах, таких хотелось видеть и в качестве кандидатов, и в качестве финалистов. Но их просто нет», — сказал эксперт.

Очевидно, в силу этого ставку решили делать на опыт. На финальном этапе комиссия единогласно проголосовала за нынешнего заместителя директора ГП Анатолия Далибожика и Нину Гаркавую, которая ранее возглавляла Ивано-Франковский спиртовой завод. Остальным кандидатам не удалось набрать даже 4 голосов. «Мы заслушивали конкурсные предложения и, в первую очередь, оценивали опыт работы, понимание кризис менеджмента и отрасли, умение руководить большим коллективом. Спиртовая отрасль очень сложная, ей нужны серьезные и ответственные люди, которые возьмут реформирование на себя. Они должны быть к этому готовы», — сказал в эфире телеканала «Бизнес» глава конкурсной комиссии, Первый замминистра аграрной политики и продовольствия Ярослав Краснопольский.

Оглашение финалистов вызвало мгновенную ответную реакцию в СМИ. На победителей посыпались разные обвинения. Далибожику и Гаркавой вменяют и коррупционные деяния и  даже открытые уголовные производства. Эти сведения свободно кочуют из публикации в публикацию, но не имеют при этом источника. Так, в отношении Гаркавой якобы заведено 4 уголовных дела. Все они объединены в одно уголовное производство, по которому, как пишут масс-медиа, в настоящее время ведутся следственные действия. «Меня возмущают подобные нападки и откровенная ложь в них, — комментирует эту информацию Анатолий Далибожик, — Со всей ответственностью заверяю, что никаких уголовных дел в отношении меня не заведено, ни подозреваемым, ни свидетелем я не прохожу».

Мы заинтересовались биографией финалистов и сразу же нашли несколько «но». Например, в справках о несудимости обоих кандидатов (обязательный документ для участия в конкурсе) говорится о том, что ни один из них к уголовной ответственности в настоящее время не привлекается, непогашенной судимости не имеет и в розыске не пребывает. В противном случае оба финалиста не были бы допущены к конкурсу еще на первом этапе.

Помимо прочего, Нину Гаркавую обвиняют в массовом увольнении сотрудников одного из спиртзаводов в 2013 году. Этот момент мы решили выяснить непосредственно у работников Ивано-Франковского спиртового объединения. В ответ получили письмо областной профсоюзной организации пищевой и перерабатывающей промышленности. В нем от имени сотрудников объединения высказывается пожелание при выборе победителя отдать предпочтение именно Гаркавой. «Она имеет большой опыт управления не только отдельным предприятием, но и спиртовой отраслью в целом, сможет организовать команду специалистов для стабилизации и развития производства спирта в Украине», — говорится в обращении. Об уволенных сотрудниках в письме не упоминается. Напротив, они пожаловались на то, что саму Гаркавую дважды увольняли с предприятия «в нарушение трудового законодательства». По их информации, это дело сейчас рассматривает Верховный Суд Украины.

 

Элита страны

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *