Кличко и реформаторский грузин

кличко грузин
Киевское городское фентези о том, что настоящая реформа должна быть с кулаками, а также усами и длинным носом, даже если он съемный.

Мэр Киева Виталий Кличко проскользнул в здание КГГА незамеченным: завидев гигантскую фигуру в порванном и местами прожженном черном халате с низко надвинутым капюшоном, спадающим почти до подбородка (в самом капюшоне тоже была пропалена большая дыра, сквозь которую сверкал разъяренный глаз чемпиона), и щербатой палкой в руках, встречные быстро отводили взгляд и спешили оказаться подальше, делая вид, что торопятся по своим делам и ничего вокруг не видят. Миловидные продавщицы расположенных в фойе магазинов «Рошен» побелели и одновременно спрятались за кассами, из дверей заполошно брызнули стайки немногочисленных покупателей, в воздухе повисло тревожное слово «погром».

Виталий решительно приблизился к торговым точкам и вежливо приподнял палкой капюшон в знак приветствия, продемонстрировав мимоходом заплывший глаз и рассеченную бровь. Продавщицы под прилавками сдавленно пискнули и зарылись в конфеты. Мэр опустил капюшон и слепо двинулся к лифту. Надпись «KLITCHKO» на спине его халата была украшена следом чей-то грязной подошвы.

«Пусть считают, что с братом поругался», — невесело подумал он, нажимая на кнопку девятого этажа.

Брат тут был, конечно, ни при чем, но утро опять не задалось. На рассвете Виталия разбудил оглушительный шум: за окнами что-то гремело, материлось и скребло ковшом. Сняв с лица подушку, которой его во сне, видимо, опять пыталась шутки ради задушить жена, мэр увидел движущуюся на фоне облаков стрелу подъемного крана.

— Еб твою мать! — весело крикнул кто-то внизу. — Вира, блядь! Майна, блядь!

— Виталик, не заводись с утра, — сонно пробормотала жена.

Машинально пощекотав ей челюсть, Кличко вышел на террасу и обнаружил под своими окнами огромную яму, огороженную зеленым забором. Возле ямы чадил экскаватор и курили мужики с лопатами в сине-оранжевых куртках со странной надписью «OPERA-PLAZA ELITE SLOBODKA», чуть поодаль разминалась спортивная команда бейсболистов в кепках-восьмиклинках.

Нахмурившись, Кличко накинул на себя халат, спустился вниз и, решительным шагом подойдя к забору, постучал ногой в калитку. Из калитки высунулся прораб.

— Еб твою мать! — сказал он. — Ты как Кличко халат напялил.

— Я и есть Кличко, — строго сказал Кличко. — Незаконная застройка под моими окнами в центре Киева незаконна! Немедленно убрать здесь все, не говоря уже что рядом Национальная Опера!

— Кличко в очко, — махнул рукой прораб. — У нас с мэрией все согласовано, иди отсюда, алкаш, пока я милицию не вызвал.

— Алкаш? — растерялся Виталий.

Из-за спины прораба высунулось помятое лицо члена спортивной команды по бейсболу и неожиданно ударило его битой в бровь. Виталий попытался умело увернуться, но запутался в халате и упал. Из калитки с радостными воплями высыпала спортивная команда и попробовала забуцать его ногами, но Кличко одним могучим рывком разбросал всех, встал и со сдерживаемой яростью в голосе сказал:

— Предупреждаю, кулаки чемпиона мира по боксу в супертяжелом весе приравниваются…

Тут некстати выяснилось, что кто-то засунул ему в капюшон дымовую шашку. Шашка жахнула, Виталия заволокло дымом и начало бить. Задыхаясь и испытывая спортивную злость, мэр принялся отмахиваться наугад, но получалось плохо, к тому же, противник подогнал экскаватор, и, если бы под руку чемпиону не попалось молодое деревцо, которое он тут же вырвал с корнем и приспособил под средство самообороны, ему пришлось бы совсем туго.

Виталий уже догадался, что никакая это не спортивная команда по бейсболу, а самые настоящие титушки, и уже мысленно прощался с братом, но тут приехала милиция и, не узнав в халате, отлупила его дубинками, после чего свинтила и повезла в отделение. По дороге Кличко вспомнил, что у него в носке есть сто баксов заначки, и предложил милиционерам сделку. Милиционеры с радостью согласились, остановили «бобик», забрали сто баксов и попытались было снова отлупить Виталия, но он уже завладел стволом молодого деревца, приобщенным к делу в качестве вещественного доказательства, и, перебив позвоночник молодому сержанту, ушел от преследователей дворами…

— Йод есть? — с порога спросил он у секретарши, врываясь в приемную.

— Нет, Виталий Владимирович, — испуганно ответила секретарша. — Но с утра заходил Шкиряк и передал вам огнетушитель.

— Не вздумай только им что-нибудь тушить, — хмуро сказал Кличко. — Хрен его знает, что там внутри.

Войдя в рабочий кабинет, мэр снял капюшон, умылся холодной водой, подошел к шкафу и осторожно постучал по его двери палкой, держа ее в вытянутой руке.

— Эй, есть там кто? — осторожно спросил он.

— А как бы ты хотел? — сварливо сказали из шкафа.

— Я бы хотел, чтобы в Киеве прекратились незаконные застройки, — признался Кличко, — ну, по крайней мере, возле моего дома.

— Ха, — сказал, выходя из шкафа, спикер Верховной Рады Владимир Гройсман. — Тут одного желания мало. Надо хотя бы установить в трамваях бесплатный вай-фай.

Гройсман стряхнул с рукава безукоризненно отутюженного пиджака несуществующую крысу и непринужденно уселся на подоконник, предварительно расстелив на нем белоснежный носовой платок.

— Как-то неуютно тут у тебя, — сказал он, жадно оглядывая кабинет, — да и сам ты какой-то неухоженный, опять вот дрался. С братом поссорился, небось? Пьешь?

— А ты мне в душу не лезь, — огрызнулся Кличко, поигрывая палкой. — Не твое дело. Чего ты вообще сюда пришел?

— Помочь тебе хочу, — сказал Гройсман, проникновенно прижимая руки к груди. — Ей-богу, хочу. Ноша мэра Киева слишком тяжела для тебя, Виталий. Смотрел я на твои страдания, смотрел, а потом подумал: все, не могу больше смотреть, надо выручать нашего чемпиона. Пусть, думаю, возвращается наш чемпион в большой спорт грушу околачивать, или в АТО, например, батальон «УДАР», звучит, а?

— А? — встревоженно переспросил Кличко.

— Ну это я так, для красного словца, — успокаивающе уточнил Гройсман. — А я бы за тебя взвалил, как говорится, тяжкий крест…

— Ты что, в мэры Киева баллотироваться собрался? — подозрительно спросил Кличко.

— Я?! — ужаснулся спикер. — Нет! То есть да. А как ты узнал?

Кличко усмехнулся с видом человека, повидавшего жизнь.

— Тут у меня из шкафа почти каждый день новый кандидат вылезает, — горько сказал он. — И все как один популисты, которые ни черта не смыслят в проблемах современного европейского мегаполиса, не говоря уже о том, чтобы взглянуть в завтрашнее число из вчерашнего. Вот взять, например, проблему незаконных застроек. Что бы на моем месте сделал знаменитый мэр Джулиани?

— Джулиани? — задумчиво протянул Гройсман. — Ну, думаю, мы с Джулиани поставили бы на Крещатике танцующий фонтан и пустили бы вокруг него трамвай с вай-фаем.

— А деньги бы вам на фонтан кто дал? — сурово наставил на него палку Кличко.

— А деньги бы нам на фонтан дал Петр Алексеевич По… По… Подумаешь, кто-то бы обязательно дал! — неуверенно сказал Гройсман.

— Все вы боретесь не со следствием, а с последствием, — покачал головой Кличко. — Европейскому городу нужны европейские реформы.

— Не знаю лучше реформы, чем танцующий фонтан, — упрямо сказал Гройсман.

— А я знаю, — поднял палец Кличко. — Именно поэтому я мэр столицы, а ты позорный затюканный спикер, мечтающий смыться куда угодно.

Гройсман покраснел, гневно открыл рот и, подумав, закрыл. Кличко смерил его снисходительным взглядом.

— Грузин у тебя знакомый есть? — деловито спросил он.

— Грузин? — пробормотал Гройсман. — А зачем?

— Мне нужен реформаторский грузин, — терпеливо пояснил Кличко. — Так все делают. Когда хочешь, чтобы все от тебя отстали, берешь какого-нибудь грузина, назначаешь его советником по реформам, и делай потом что хочешь — бей, воруй, еби гусей… Ну, это я, конечно, утрирую, — смутившись, поправился мэр.

— Конечно, — сказал Гройсман, глядя на Кличко каким-то странным взглядом.

— А грузин разрабатывает реформы! — с победным видом закончил Кличко.

— Сам додумался? — мрачно спросил Гройсман.

— Ага, — просиял Кличко. — Так что, есть грузин на примете?

— Нету, сам ищу, — еще мрачнее сказал спикер. — Думаешь, ты один такой умный. А где столько грузинов взять.

Кличко разочарованно почесал палкой шишку на лбу.

— Блин, что же делать. С этими незаконными застройками, кроме грузина, никто не справится, — упавшим голосом сказал он.

В этот момент в дверь кабинета постучали, и в помещение вошел грузин.

Грузин имел на вооружении огромные усы, длинный изогнутый нос, кепку-аэропорт и кинжал на поясе. В руке он держал бараний рог и папочку с надписью «Рыформа, да?».

— Комаржопа, генацвале, — радостно сказал он. — Сацебели-пиросмани! Рыформы дэлаем, кому рыформы?

— Мне! — в один голос воскликнули Кличко и Гройсман.

— Ай, харашо! — обрадовался грузин. — Пить будем, гулять будем, гусэй… Нэт, пожалуй, гусэй нэ будем, ха-ха-ха, ркацители-руставели!

— Уважаемый, пойдем ко мне в Верховную Раду! — торопливо сказал Гройсман. — Шашлык-машлык, реформа регламента, очень надо, не обижу, уважаемый!

— Рыгламент? — презрительно скривился грузин. — Нэт, это нэ рыформа, это профанация, как гаварыл мой дэдушка Кацо. Хачу настоящий рыформа дэлать: нызаконный застройка, Ныкольский слабодка, гдэ-то так. Эст у вас такой рыформа, да?

— Эст, эст! — взволнованно сказал Кличко.

— Вот и харашо! — просиял грузин. — Очень люблю, панимаеш, нызаконный застройка, саперави-гварцители!

Гройсман смерил Кличко завистливым взглядом и молча вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

— Иди-иди, конкурент сраный, — злорадно сказал ему вслед Виталий.

Грузин, между тем, по-хозяйки достал из шкафчика стаканы и принялся разливать в них чачу из рога.

— Выпьем за рыформ, как гарят сийчас тваи глаза! — провозгласил он, громко чокаясь с мэром. — Пусть дражыт от радости слеза, канделаки-хачапури!

— Ты же не грузин, правда? — мрачно спросил Кличко.

— Ну, не грузин, — опустив глаза, сказал первый заместитель главы КГГА Игорь Никонов и снял с себя огромный силиконовый нос с приклеенными к нему усами. — Но о нызаконных застройках я знаю все, павэрь мне, дарагой!

— Верю, друг, — твердо сказал Кличко. — Вот что, назначаю тебя своим советником по реформаторским застройкам. Подумаешь, грузины, видали мы тех грузинов, понты одни, а делу никакого.

— Да, — поддакнул Никонов и снова надел на себя усатый нос. — А тыпэр, дарагой, прыми от мэня в дар пэрвую рыформу.

— Здорово, — обрадовался Кличко. — Незаконная застройка?

— Савэршенно нызаконная, — важно кивнул Никонов. — Таргово-офисный жылой комплекс «Хрыщатик-мэрия Элит-Плаза Рошен»!

— «Рошен»? — нахмурился Кличко.

— Бэз «Рошен» в наше врэмя какой-такой рыформа? — развел руками Никонов.

 

Кличко задумчиво хмыкнул и, заложив руки за спину, подошел к окну.

Смеркалось. Посреди Крещатика уже поставили зеленый забор. За забором экскаваторы копали яму, вокруг которой курили мужики с лопатами. Неподалеку разминалась спортивная команда по бейсболу. Реформы медленно, но неуклонно двигались вперед.

 

Василий Рыбников, специально для “КиевВласть”

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *