Как журналисты оппонентам УПЦ МП Драбинко подложили

Александр Драбинко

Александр Драбинко

Некоторое время назад митрополит Украинской Православной Церкви Александр Драбинко выложил в своем фейсбуке фотокопии указов об увольнении его с должности настоятеля храма Всех Святых Свято-Воскресенского собора в Киеве, а также указ об увольнении с должности главы отдела Внешних церковных связей УПЦ, датированный 2012 годом. СМИ преподнесли это как борьбу якобы пророссийского митрополита Онуфрия с наиболее проукраински ориентированным архиепископом в УПЦ. Если бы журналисты знали, какую свинью они подкладывают идейным противникам УПЦ МП, думаю, они бы трижды подумали, прежде, чем писать подобную ахинею.

 

У Александра Драбинко очень «яркий» жизненный путь. Свою церковную карьеру он начал в Московской духовной семинарии, из которой в 1998 году его с тихим скандалом отчислили.  За гомосексуализм и распутное поведение. Он вернулся в Украину и, благодаря протекции своей землячки, игумены Покровского женского монастыря, а также некоторым личным качествам, очень быстро оказался в свите главы УПЦ митрополита Владимира – стал его референтом. В том время со здоровьем у предстоятеля все еще было в порядке.

 

Спустя 6 лет Драбинко рукоположили в диаконы. Причем этот сан он принял, не будучи монахом. В церковном сообществе это считается не то чтобы нарушением, но некрасивым карьеризмом.  В июле 2006 диакон Александр стал уже не референтом, а личным секретарем митрополита Владимира. Дальнейший карьерный рост Драбинко можно смело вносить в книгу рекордов Украины (а может и Гиннеса).

 

Через месяц его рукоположили в священники. Почти сразу – постригли в монахи. Это открывало возможность для продвижения в высшее духовенство.  Всего через 8 дней после пострига Драбинко возвели в сан игумена. Спустя несколько недель – в сан архимандрита. Последовавшая затем почти годичная пауза завершилась в декабре 2007 получением вожделенного епископского сана. Через три года — в декабре 2010 Александр стал архиепископом, а еще через полгода — постоянным членом Синода Украинской Православной Церкви. Драбинко потратил 6 лет на путь, который большинство священников не могут осилить за всю свою жизнь.

 

Как ему это удалось? Благодаря двойной жизни, вторая сторона которой для большинства украинцев до сих пор остается тайной. С самого начала службы при главе УПЦ Драбинко начал создавать барьер между Владимиром и его окружением, ближайшими друзьями и соратниками. Очень скоро он стал единственным транслятором воли предстоятеля УПЦ. Говорил от его имени, писал официальные документы, заключал сделки, распоряжался финансами. И даже сам назначал себя на новые должности.

 

К примеру, архиепископский сан Драбинко получил очень интересно. После одной из служб наедине с митрополитом, он просто вышел из храма и сказал: «поздравляйте меня – я теперь архиепископ». Что произошло в храме на самом деле мы уже, наверное, никогда не узнаем. Когда Драбинко рукополагали на митрополита, владыка Владимир был настолько слаб, что не смог надеть на него символ сана – белый клобук. Это было нарушением ритуала. Однако новоиспеченному митрополиту было начхать.

 

За краткое время он приобрел в церкви такой вес, что большинство просто боялось с ним связываться. Митрополит Владимир не предпринимал ничего, чтобы поставить зарвавшегося  карьериста на место. Чем выше поднимался Драбинко, тем невоздержаннее и развязнее становился. Унижал всех, кто ниже его по чину, устраивал пьяные дебоши. Мог, не просыхая, пить месяцами. К митрополиту Владимиру относился очень дерзко. Не стеснялся кричать на него на людях. Пренебрежительно, издевательски говорил о нем за его спиной.

 

С самого начала своей карьеры Драбинко искал идею, которая могла бы обеспечить ему постоянный доход. И нашел такую. Он подмял под себя строительство главного кафедрального собора УПЦ, который должен был заменить захваченный церковью Филарета Владимирский собор. За 9 лет церковная община УПЦ собрала на строительство более 82 миллионов долларов, а собор так и не закончен. Более того, недостроенное здание находится в аварийном состоянии из-за неправильных архитектурных расчетов и, скорее всего, никогда уже не будет завершено. Новый кафедральный собор мог бы стать достойным памятником ныне покойному Владимиру. Но, стараниями Драбинко, превратился в насмешку над ним.

 

Куда растворилась часть собранных средств, а также более 300 унций золота, пожертвованных на купола собора – до сих пор остается загадкой. Однако точно известно, что в «освоении» этих денег отцу Александру активно помогали братья Буты: Юрий и Сергей. Юрий Бут был в то время депутатом от Партии регионов. Вместе с ним Драбинко организовал два благотворительных фонда, которые контролировали средства, собранные на храм, а также целую плеяду фирм, выступавших подрядчиками на строительстве собора.

 

Активно сотрудничал отец Александр и с назначенным Януковичем мэром Киева Александром Поповым. Прикрываясь строительством собора, фирмы Драбинко и Бута прокладывали нелегальные коммуникации, подключали к коммунальными сетям в обход официальных процедур здания, на которые указывал Попов. Много совместных проектов было у Драбинко с Сергеем Арбузовым, когда тот занимал должности вице-премьера и премьер-министра.

 

Беспрерывно строящийся кафедральный собор был не единственным источником доходов для Драбинко. Он зарабатывал на всем, чем мог. Брал деньги со священников за возведение в новый сан. «Курировал» все вопросы, требующие личной подписи митрополита Владимира. Особенно в годы болезни владыки. Занимался кадровым лоббизмом: писал от имени Владимира прошения в Кабмин, секретариат Президента и другие органы власти с просьбой назначить на ту или иную должность нужного человека. Присваивал себе крупные пожертвования частных лиц, которые те делали в адрес УПЦ. Но денег постоянно не хватало.

 

Поэтому Драбинко связался с мошенницей Натальей Панько. Дело в узких кругах столичных толстосумов очень известное. Панько «развела» представителей украинской элиты минимум на 30 миллионов долларов и 20 миллионов гривен. Мошенница утверждала, что она послушница Покровского монастыря. При этом ездила на роскошном «Лексусе». Своим будущим жертвам она рассказывала, что при церковном приходе существует благотворительный фонд и ссылалась на никогда не существовавшее постановление Кабмина, согласно которому такие фонды якобы освобождены от уплаты таможенных и акцизных сборов.

 

Драбинко выступал в ее делах поручителем. Панько убеждала клиентов, что может завозить в страну автомобили премиум класса без уплаты 22% пошлины. Иным могла предложить покупку задешево элитной недвижимости или нефтепродуктов. Дальше – все по классической схеме финансовых пирамид. Лох с опаской давал стартовую сумму для проверки бизнеса. И Панько четко в указанные сроки выплачивала процент или обеспечивала покупки квартир и машин по сниженным ценам. Эти «скидки» Панько создавала, добавляя свои личные деньги. Лох увеличивал «инвестиции».

 

Так длилось месяц-два. Потом начинались временные трудности, плавно переходящие в постоянные. Обеспокоенные клиенты требовали свое, Панько просила еще немного денег на выплату неких долгов по поставкам, чтобы схема побыстрее возобновила работу. Когда и дополнительные вливания не помогали, мошенница клялась здоровьем шестилетнего ребенка, который и так хронически болен, что все вернет. Затем прекращала отвечать на звонки.

 

Драбинко был не только в доле с Панько. Его брат занимался транспортировкой, пересчетом и хранением денег, полученных от лохов-инвесторов. Часто для этого использовались помещения Киево-Печерской лавры или Покровского монастыря. Через какое-то время Драбинко из подельника превратился в жертву. Панько «кинула» его на немалую сумму и крупно подставила перед оболваненными «инвесторами» — исчезла со всеми деньгами.

 

Крайними остались Драбинко и две монахини Покровского монастыря, которых Панько втемную использовала в своих махинациях. Через какое-то время этих монахинь похитили при очень странных обстоятельствах. Драбинко вызвал их посреди ночи в свой кабинет, а на обратному пути в монастырь они исчезли. По подозрению в похищении и покушении на убийство монахинь арестовали уже известно нам Сергея Бута. Очевидно, Драбинко с его помощью решил выяснить, куда делась Панько и где теперь взять деньги, чтобы рассчитаться с рассерженными «кредиторами».

 

Чуть позднее арестовали и самого Драбинко. На допросах он выложил всю свою подноготную. Полученных фактов правоохранителям хватало, чтобы упрятать неприкаянного отца Александра за решетку на десятки лет. Но вмешался митрополит Владимир. Он обратился лично к Виктору Януковичу и Драбинко отпустили. Причем не просто отпустили, но еще и приставили к нему госохрану, объявив ключевым свидетелем. Дело в том, что к тому времени за Драбинко вовсю шла охота. Многие облапошенные толстосумы вложили в схемы Панько почти все, что имели и, теперь, желали отыграться хотя бы на нем.

 

Янукович не только защитил Драбинко от преследований, но и закрыл все его уголовные дела. Однако после революции достоинства наш скандальный герой представил эту протекцию, как преследования и попытки давления на него. Позднее сбежавший от майдана опальный Генпрокурор Пшонка писал у себя в фейсбуке, что все дела по Драбинко хранятся в архивах, и что, при желании, из его показаний можно узнать много интересного. Однако мало кто обратил внимание на эти слова.

 

Объявив себя жертвой режима Януковича, Драбинко начал активные попытки сблизиться с новыми властями и новыми элитами. Нашел выход на Коломойского, начал активно «дружить» с журналистами канала 1+1. И это понятно: свой внутрицерковный авторитет Драбинко своими руками уничтожил еще при Януковиче. На заседании Синода УПЦ 21 февраля 2012 архиепископа Александра лишили части должностей, а также статуса постоянного члена самого Синода. В тексте справки к этому синодальному решению говорилось, что причиной увольнения стали «деструктивные действия и недостойное поведение, интриганство и образ жизни». Так что теперь Драбинко может опираться лишь на поддержку светских властей.

 

Кстати, после увольнения с должности настоятеля храма Всех Святых, на которое он пожаловался в своем фейсбуке, Драбинко остается настоятелем еще трех храмов УПЦ. Первый  — это церковь Святого Благоверного князя Александра Невского в Печерском районе Киева. Единственный храм, в котором Драбинко ведет службы, хотя на них почти нет прихожан. Второй – храм Преображния Господнего в селе Ходосивка под Киевом. Здесь построен роскошный трехэтажный дом, который Драбинко строил для митрополита Владимира, но внезапно сам оказался его владельцем. Третий – храм Преображения Господнего в Голосеевском районе Киева.

 

При этом, видя, что в УПЦ вожделенного место предстоятеля от него ускользнуло, Драбинко обратился в Украинскую Автокефальную Церковь с предложением выбрать главой церкви его (у автокефалов недавно был собор, на котором выбирали нового гаву церкви). Однако кандидатуру не допустили к рассмотрению. Не торопятся звать его к себе и представители Киевского Патриархата, хотя и активно используют в своей войне с УПЦ МП. У Драбинко есть одно полезное для этого свойство – он пачкает все, к чему прикасается.

 

И вот из такого персонажа некоторые СМИ пытаются слепить нового медиа-героя. Очевидно, примеры Андрея Романюка, Веры Завирухи и скандального батальона «Торнадо» ничему их не научили.

 

Антон Щепотин для SKELET-info

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *