Как банкиры строят финансовые «пирамиды»

пирамидыУход с рынка банка «Михайловский» еще раз доказал, что существующая система банковского надзора не способна ни предотвратить мошеннические действия со стороны собственников финансовых групп, ни вовремя отреагировать на них

Пирамида банка «Михайловский»
Афера, в центре которой оказался ныне неплатежеспособный банк «Михайловский» (буквально до последних дней его собственником являлся Виктор Полищук, владелец сети «Эльдорадо»), стал прецедентом на рынке. Благодаря наличию у акционеров разветвленной финансовой группы, в которую кроме банка входило несколько финучреждений, «Михайловский» был выпотрошен в беспрецедентно короткие сроки, а количество пострадавших клиентов резко увеличилось. Кроме того, на государство незаконно «повесили» долг в размере около 1 млрд.грн.

Выяснилось, что с конца 2014 года «Михайловский» регулярно привлекал депозиты, которые оформлял на связанную ФК «Инвестиционно-расчетный центр», чтобы избежать уплаты налогов и взносов в Фонд гарантирования вкладов. Однако накануне введения временной администрации эти вклады вернули на баланс банка. По словам источника «ДС», чтобы провернуть такую операцию, банк за один день осуществил около 60 тысяч проводок: «Если один человек будет сидеть целый день без обеда и делать только проводки, он сможет провести около 300 операций. Это значит, что к этому процессу привлекли несколько сот человек», — говорит банковский эксперт. Сделано все было менее чем за сутки, пока якобы была «отключена» операционная система банка. Как признала в интервью ЛигаБизнесИнформ заместитель председателя НБУ Екатерина Рожкова, «то, что произошло в банке «Михайловский», — чистой воды мошенничество». В ФГВФЛ заявили, что будут оспаривать дополнительную нагрузку в виде переброшенных депозитов. Это означает, что владельцы депозитов могут не получить выплат из Фонда. Накануне признания неплатежеспособным «Михайловский» умудрился продать свой розничный портфель кредитов объемом почти 0,7 млрд. грн. другой связанной структуре —  ООО «Финансовая компания «Фагор». Теперь новый кредитор требует, чтобы заемщики погашали свои обязательства на счета компании. В противном случае им угрожают начислением пени и штрафов. Если заемщики будут следовать инструкции от «Фагор», ФГВФЛ останется с носом.

В этой почти детективной истории фигурирует и третья аффилированная с «Михайловским» компания —  СК «Форте». Она  страховала финансовые риски вкладчиков ФК «Инвестиционно-расчетный центр», беря за услуги 1,5% от суммы вклада. Скорее всего, страховые резервы аффилированного  страховщика размещены в том же «Михайловском», а то и вовсе «растворились». А значит вряд ли можно ожидать, что СК возместит потери вкладчикам. Собственником СК «Форте» с ноября 2013 года числился Виктор Полищук. Но как и в случае с банком и финансовой компанией, бизнесмен вышел из состава акционеров буквально накануне введения временной администрации в «Михайловский». Теперь аферу будут расследовать правоохранительные органы. Но накажут ли экс-собственника и топ-менеджеров группы, представлявшей из себя большую финансовую пирамиду — большой вопрос.
нбуБессильный Нацбанк
С помощью подконтрольных финансовых компаний, а часто — и родственных банков финансисты проворачивают операции на сотни миллионов долларов прямо под носом у регулятора. Банк «Михайловский» — не единственный случай, а скорее наиболее вопиющий из всех. Так, в свое время широкий резонанс получил скандал, когда акционеры CityCommerceBank вывели все его активы через второе подконтрольное им финучреждение — Профинбанк (собственником обоих называли бизнесмена Рейнса Тумовса).

Некоторые СМИ сообщали о переводе активов из Фидобанка в  Евробанк (владельцем обоих банков являлся Александр Адарич) как раз накануне введения в первый временной администрации. Хотя и в самом банке, и в НБУ, эту информацию опровергали. В прессе озвучивались и подозрения о существовании неких «деловых» связей между банком «Надра» Дмитрия Фирташа (Подробнее читайте: ДМИТРИЙ ФИРТАШ. ИСТОРИЯ ТЕРНОПОЛЬСКОГО МИЛЛИАРДЕРА) и банком «Клиринговый дом» (один из его собственников — Иван Фурсин — бизнес-партнер Фирташа). По версии Finbalance, в конце 2014 года часть вкладов юридических лиц  из банка «Надра» могла перекочевать в «Клиринговый дом». Издание допускало, что этот процесс мог стать частью «подготовительной» работы перед введением в банк временной администрации.

Многие банки используют аффилированные финансовые компании для оптимизации собственной деятельности и коррекции отчетности. Поговаривают, что один из крупнейших банков умудрился перебросить на связанную финкомпанию проблемные активы, оставшиеся в Крыму и на оккупированой территории.  Той же компании он передал и свои обязательства перед крымскими вкладчиками по депозитам. Таким образом банк убил сразу двух зайцев: избавился от необходимости формировать резервы под «токсичные» активы, а заодно и от обязательств по депозитам, которые он по идее должен был бы вернуть. После этого собственник банка благополучно продал финансовую компанию группе «иностранных» акционеров с кипрской пропиской и забыл о проблеме.

Насколько такая передача была законной? Неизвестно. Согласно ст. 520 Гражданского кодекса Украины передача долга третьему лицу без согласия кредитора (вкладчика) невозможна. Но обойти эту норму несложно. Договоры банка могли изначально содержать пункт, позволяющий передавать кредитный или депозитный портфель на баланс третьего лица. «Банки сотрудничают с коллекторскими или факторинговыми компаниями с целью продажи своих проблемных активов. Но если речь идет о портфеле кредиторов или депозитов, то передача возможна только с согласия заемщика/вкладчика, если только он изначально не подписывает договор с финансовой компанией», — говорит Анна Апостолова, директор финансового департамента РА «IBI-Rating».

Согласно Закону Украины «О банках и банковской деятельности», банки должны информировать Нацбанк обо всех связанных лицах, в том числе связанных с ними небанковских финучреждениях. Они также обязаны предоставлять регулятору информацию об операциях между банками и связанными с ними лицами для контроля соответствия этих операций рыночным условиям.
«К сожалению, банки далеко не всегда информируют регулятора о наличии того или иного юрлица в составе своей банковской группы. Получить информацию от участников небанковского финансового сектора также проблематично, так как структура их собственности непрозрачна», — констатировали в пресс-службе НБУ. По сути Нацбанку не остается ничего иного, как расписаться в собственном бессилии.

Остальные регуляторы также не могут похвастаться эффективным надзором. В Нацкомфинуслуг, например, отмечают, что иногда после банкротства банка начинает платежную дисциплину начинают нарушать и связанные структуры. «Яркий случай — страховая дочка Дельта Банка. У нее в банке оказались заморожены средства, компания сильно захромала. Этот вопрос уже не раз заслушивался на комиссии, и будем вот-вот принимать решение. Речь может идти, в том числе, о лишении страховщика лицензии. О финансовом оздоровлении в данном случае говорить сложно», — рассказал «ДС» глава небанковского регулятора Игорь Пашко.

Изменить ситуацию могут только поправки в законодательство. Внедрить более полный контроль над финансовыми группами можно с помощью консолидированного надзора над финансовым сектором. И в этом плане НБУ рассчитывает на принятие Верховной Радой Украины законопроектов №2413-а та №2414-а, которые предусматривают введение единого надзора над финансовыми учреждениями.
Высокие риски
По данным пресс-службы НБУ, сейчас регулятор работает над подготовкой нормативной базы, которая позволит выявить всех участников банковской группы и проконтролировать операции, которые они осуществляют между собой. Однако эксперты сомневаются, что Нацбанк сможет справиться с поставленной задачей. «Связанным лицам «спрятать концы» достаточно легко. В нашей стране работает целая индустрия по регистрации фирм в офшорных юрисдикциях, которые позволяют оставаться анонимным нужное время. А у НБУ нет полномочий для того, чтобы требовать от всех подряд раскрывать собственника, да и чисто физически провести аудит каждой компании невозможно», — говорит юрист крупной юркомпании.

Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков считает, что оптимальным выходом может стать разделение банков на две категории — рыночные и нерыночные. Для  каждой категории должны быть выписаны собственные нормативы пруденциального надзора. «Банки, которые работают со связанными лицами, не должны считаться преступниками, но такие банки, наверное, не должны допускаться к рынку депозитов физических лиц. Возможность плотно работать со связанными лицами должна быть, но при этом банк должен понимать, что к нему будут выдвигаться более жесткие требования от регулятора», — говорит аналитик. Сегодня же, хотя НБУ и разбил банки на условные группы, требования к их нормативам предъявляются одинаковые.

В тему: ДМИТРИЙ ФИРТАШ. ИСТОРИЯ ТЕРНОПОЛЬСКОГО МИЛЛИАРДЕРА

Деловая столица

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *