Григорий Суркис : как поделить Украину по-братски

Григорий Суркис

Григорий Суркис

Крупнейший дерибан украинской электроэнергетики должен был состояться еще в 2014 году. Тогда на торги выставлялись принадлежавшие государству контрольные пакеты акций шести Облэнерго и блокирующие 25% пакеты акций еще пяти, на общую сумму 2,5 миллиарда гривен (чуть больше 310 миллионов долларов). Аукционы стали бы чистой формальностью, поскольку их победители заранее определились в ходе «договорняков» крупнейших энергетических олигархов. Ринат Ахметов, Игорь Гуменюк, Константин Григоришин (подробнее про него читайте в статье Константин Григоришин. Заслуженный олигарх Украины и России) и братья Суркисы уже подсчитывали прибыль от своих вложений, как вдруг в стране случился Евромайдан, власть поменялась и приватизацию отложили. Говорили, что это была месть оттесненного от раздела энергорынка Игоря Коломойского, спонсировавшего Евромайдан.

И вот сегодня ситуация повторяется. Объекты энергетики, которые не успели «прихватизировать» два года назад при режиме Януковича, собираются снова выставить на продажу. ФГИ планирует провести торги не позже осени, и эту спешка объясняется мощным лоббированием сделки со стороны потенциальных покупателей. Среди них вновь называют имена Григория Суркиса и его младшего брата Игоря, которые на этот раз играют не только за себя, но и за команду формирующейся «семьи» президента Порошенко.

1

 

Потомственный коммерсант

Григорий Михайлович Суркис родился 4 сентября 1949 года в очень уважаемой, во всех смыслах этого слова, еврейской семье. Его отец Рахмиль Давидович Суркис с начала Великой Отечественной служил военный врачом при частях ВВС, мама Рима Яновна приходилась дочерью футбольного комментатора Яна Горинштейна и была далеко не рядовым работником советской торговли. Как типичная семья военнослужащего, Суркисы постоянно переезжали, причем до 1950 года Рахиль Давидович (с его слов) служил в Восточной Германии, а затем в Средней Азии. Как при этом маленький Гриша умудрился родиться в Одессе, или зачем он так записал в своей биографии, неизвестно. Равно как непонятно, зачем в 1996 году они с братом сменили свои отчества, став Михайловичами.

Игорь Суркис в детствеВ 1957 году Суркисы, наконец, осели в Киеве – где через год родился их младший сын Игорь. Там же стремительно растущий непоседа Гриша увлекся футболом, и в старших классах даже был включен в юношескую команду клуба «Динамо». Однако затем его спортивная карьера внезапно оборвалась по неизвестной причине. Несостоявшаяся звезда советского футбола Григорий Суркис посерьезнел и сосредоточился на учебе в Киевском технологическом институте, окончив его в 1972 году с дипломом инженера-механика. И сразу получил распределение на должность старшего инженера техснабжения Главплодвинпрома УССР. Но пренебрег возможностью бесплатно упиваться плодово-ягодным, перейдя в 1974 году на работу в харьковский трест «Укрремстройматериалы». Еще через год он перевелся домой, устроившись в трест Киевжилремстроймонтаж, где усердно работал в течение 16 лет, сделав карьеру от прораба до начальника управления производственно-технологической комплектации.

О нет, Григорий Суркис не возводил микрорайоны Оболони и Теремков, он нашел себе призвание получше: заведовать снабжением стройматериалами и сантехникой. Более «блатной» должности в строительстве (да и вообще) в тот период повального дефицита не существовало, это было равносильно обладанием пещеры Али-Бабы! Тогда даже рядовые слесари Афони из ЖЭКов имели неплохую левую выручку от «толкания налево» кранов и унитазов, а перед начальником столичного управления возникли просто невероятные возможности и огромные связи – ведь заполучить импортную сантехнику жаждали многие киевские начальники. И эти возможности получил не он один: в 1981 года Григорий Суркис пристроил на работу в Киевжилремстроймонтаж своего брата Игоря, окончившего Киевский институт народного хозяйства. Вскоре тот тоже получил руководящую должность в столичном управлении жилстроя. Так начался семейный бизнес братьев Суркисов – которым, очевидно, лучше всего передалась не дедовская любовь к футболу, а мамина коммерческая хватка.

Столь долгая и столь успешная карьера на таком хлебном месте, да и еще на пару с братом, была необычна для того времени. И её объясняют тесной связью с градоначальником Валентином Згурским, занимавшим в 1979-90 г.г. пост председателя Киевского горисполкома, и прикрывавшим Суркисов не только от ОБХСС, но и от желавших занять их места конкурентов. Что именно послужило основой такой поистине родственной близости, осталось неизвестным, но Згурский не расставался с Суркисами до самой своей смерти в октябре 2014 года.

Валентин Згурский

Валентин Згурский

 

Страховые пирамиды «киевской семерки»

С началом 90-х распределение югославских унитазов перестало быть престижным бизнесом, к тому же Згурского сняли с должности, а потом «поперли» и сменившего его Николая Лаврухина. И Суркисы поняли, что нужно перестраиваться. Во-первых, создали при столичном стройуправлении несколько «малых предприятий», влившись в ряды позднесовестких «кооператоров» и получив соответствующие возможности для осуществления теперь уже легальной коммерческой деятельности.  Во-вторых, в 1990 году создали при спортивном клубе «Динамо» СП «Динамо-Атлантик», которое возглавил Суркис-младший. Эта типичная перестроченная контора для «хозрасчета и самоокупаемости» получила право на внешнеторговую деятельность и таможенные льготы, и тут же занялась типичным перестроенным бизнесом: вывозить из страны сырье и ввозить импортный ширпотреб, сигареты и алкоголь.

В 1991 году киевляне Иван Цукор и Игорь Кожевин зарегистрировали страховую компанию «Омета-инстер» с уставным фондом 100 тысяч рублей. А через несколько месяцев произошло поистине историческое событие: в компанию вошел Григорий Суркис, который одним махом увеличил уставной фонд до миллиона рублей и становится основным акционером. Миллион рублей в 1991 году – немалые деньги!

Вместе с Григорием Суркисом и его братом Игорем в «Омету-инстер» пришли: киевский экс-голова Валентин Згурский, муж его родственницы начальник управления кредитными ресурсами «Инкобанка» Юрий Лях, преподаватель КГУ Богдан Губский, Юрий Карпенко, и придавший делу юридическую крышу тогдашний председатель Союза адвокатов Украины Виктор Медведчук (подробнее про него читайте в статье Виктор Медведчук. Кум Путина на страже интересов РФ в Украине).  Так сформировалась активная команда, получившая прозвище «киевской великолепной семерки». И она немедленно развернула бурную деятельность: был создан концерн АО «Национальный инвестиционный фонд «Омета XXI век», в который вошли «Омета-траст», «Омета-инвест», «Омета-инстер». Интересно, что учредителями фонда «Омета XXI век» стали несколько незадолго до этого зарегистрированных за границей фирм, среди которых называли израильскую адвокатскую контору «Бен-Исраэль и Ко» (п/я 4880, Хайфа 31048).

Сфера деятельности группы «Омета» была невероятно широка, но в недоброй памяти украинцев она осталась как одна из финансовых пирамид и лопнувших трастов 90-х. Число «кинутых» граждан превышало 30 тысяч! Причем, «Омета» ловко ушла от ответственности: акции, которые она продавала в 1993 году по 1250 карбованцев (около 25 центов) с обещаниями фантастических процентов, в 1996 года были выкуплены ею обратно у обозленных и голодных граждан по… 2,6 копеек (1,2 цента). Таким образом, юридически «Омета» как бы выполнила свои обязательства, ну а остальное списала на гиперинфляцию.

Однако существует информация, что карбованцев доверчивых обывателей «киевской семерке» было маловато. Связанные с ней коммерческие структуры были замечены в тесной связи с киевскими ОПГ — в частности помогая им в отмывании денег «братвы», которые та получала от рэкета, проституции и наркоторговли.

1

 

Футбол – дело прибыльное!

Поначалу ФК «Динамо Киев» был лишь ширмой для финансовых схем суркисовского СП «Динамо-Атлантик», чей американский соучредитель Ефим (Джеф) Островский был застрелен в Нью-Йорке людьми Алика Магадана.  Размер валютных сумм, проходивших в начале через его счета, весьма впечатлительны для начала 90-х. И помимо прочего, это были кредиты, которые ФК «Динамо» брал в коммерческих банках. Так, в июне 1992 взятые клубом в АПБ «Украина» 500 тысяч долларов на якобы покупку медобрудования, были переведены на счет «Динамо-Атлантик» №0541995 в берлинском отделение Deutsche Bank. В августе клуб вновь обращается в банк за кредитом для покупки оборудования другому созданному при «Динамо» СП   — и получает 1,2 миллиона долларов по договору №28/19, из которых 1 170 000 долларов тут же переводит на всё тот же счет «Динамо-Атлантик».

Игорь Суркис

Игорь Суркис

Что интересно: эти кредиты ФК «Динамо» получало от АПБ «Украина» (в этот период Виктор Ющенко был первым заместителем Главы банка и все подобные операции проходили через него) чуть ли не под честное слово или под залог, составлявший полную стоимость кредита. Да и о том, куда именно переводятся выделяемые деньги, руководство банка не могло не знать. Впоследствии клуб так и не возвратил банку более миллиона долларов своих кредитных долгов, но тот почему-то на это не особо и обиделся. А после банкротства АПБ «Украина» в 2001 году об этом вообще не вспоминали.

Суркис

Говорили, что большинство открытых при клубе «Динамо» коммерческих предприятии были клонами и призраками, созданных Суркисами, а в спортивных секциях «братва» вербовала себе новых «пехотинцев». Так продолжалось до тех пор, пока в 1993-94 г.г. обросший долгами клуб не был приобретен деловитыми братьями в качестве ЗАО «Футбольный клуб Динамо-Киев», и Григорий Суркис стал его первым президентом. После этого «Динамо» начали использовать по-своему прямому назначению, причем Суркисы стали, что называется, лелеять его – став первыми украинскими олигархами, создавшими чуть ли не с нуля собственный футбольный клуб.

Суркис Кравчук

Неизвестно, благородные или корыстные мотивы руководили при этом Григорием Суркисом, однако он использовал ФК «Динамо» для создания себя положительного имиджа серди украинских любителей футбола — в том числе политиков и высоких чиновников. В качестве человека, взявшегося за восстановление «Динамо», Григорий Суркис сблизился с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком: он поддерживал его на выборах 1994 года и даже стал его советником по экономике. Поражение Кравчука дорого обошлось Суркису, которому пришлось заново выстраивать новые отношения с Леонидом Кучмой. Сначала их отношения не сложились: в 1995 году по личному указанию Леонида Кучмы началась комплексная проверка деятельности главной компании Григория Суркиса — концерна «Славутич». Созданного годом ранее на базе той части «Ометы», которая занималась нефтяным бизнесом, а не устройством финансовых пирамид.

Кучма Суркис футбол

 

Футбол и тут помог Суркису: несколько приглашений Леонида Кучмы на победные матчи в vip-ложу «Динамо», и Григорий уже реабилитирован в горящих восторгом глазах президента, став в 1996 году президентом ФФУ (аж до 2012 года). При «дворе» Кучмы даже сформировался такой себе футбольный культ, горячими поклонниками которого были Пустовойтенко, Литвин и Ющенко. Именно это подвигло Рината Ахметова начать завоевание Киева «донецкими» с огромных вложений в клуб «Шахтер», который должен был превзойти и затмить «Динамо» Суркисов. Так что за многолетним противостоянием этих клубов стоит борьба их владельцев.

Тушите свет!

Первая волна приватизации украинской электроэнергетики началась еще в 1997 году, и Григорий Суркис принял в ней активное участие. Можно даже сказать, что во многом она была проведена под него, точнее под бизнес-интересы команды «киевской семерки». К тому времени она начала распадаться, да и ветры экономики начали дуть в другою стороны: крупный капитал, заработанный на различных схемах, нужно было вложить во что-то существенное.

Это был наглядный пример самой коррумпированной «прихватизации», состоявшейся благодаря тесному сближению Григория Суркиса и премьера Валерия Пустовойтенко на почве футбольной страсти последнего. Первый этап – выделение в качестве объектов приватизации управляющих и энергораспределяющих компаний. Очень удобно: не производить электроэнергию, занимаясь вопросами топлива и обслуживания станций, а лишь собирать за неё платежи. Второй шаг – обоснование приватизации «созданием инвестиционно-привлекательного климата в Украине», раздача народу обещаний о скором приходе иностранного инвестора, который поднимет экономику страны. Третий шаг – кулуарные договоренности с будущими владельцами приватизируемых предприятий. Никто не стал утруждать себя проведением даже фиктивных торгов, просто акций были даже не проданы, а почти задаром переданы в частные руки. И в большинстве случаев это были руки Григория Суркиса, точнее его Украинского кредитного банка, ставшего совладельцем 58% акций Сумыоблэнерго, 59% Прикарпатоблэнерго, 51% Черниговоблэнерго и 25% блокирующих пакетов облэнерго Кировоградской, Тернопольской и Херсонской областей.

облэнерго

Приватизация энергетики тут же увенчалась запомнившимися украинцам «веерными отключениями». Проданные облэнерго перестали переводить платежи на счета производителей, станции испытывали нехватку топлива, останавливались энергоблоки. Ситуация была настолько острой и вызывала такое социальное возмущение, что в 2000-м году правительство Ющенко и Тимошенко решили использовать это как повод для объявления приватизации незаконной, чтобы вернуть проданные облэнерго в собственность державе и затем устроить «прозрачные торги» с другими участниками. Григория Суркиса даже оттеснили от второй волны приватизации, проведенной в 2001 году: тогда объекты впервые начали продавать с торгов, хотя и все равно по предварительной договоренности. Именно тогда ряд более чем удачных приобретений сделала новая звезда украинского энергобизнеса Константин Григоришин (подробнее про него читайте в статье Константин Григоришин. Заслуженный олигарх Украины и России).

Однако зарождавшуюся энергетическую империю Суркисов спас вмешавшийся в скандал Леонид Кучма. Энергетический кризис перерос в политический: Тимошенко подверглась новой опале, Ющенко сняли с премьеров (что стало началом его избирательной компании), а Администрацию президента возглавил ближайший бизнес-партнер Суркиса Виктор Медведчук — на которого тут же ополчились все сторонники Ющенко и Тимошенко. Так распределялись силы перед первым Майданом.

Смена власти сопровождалась многочисленными странными «самоубийствами». 3 декабря 2004 года в своем кабинете был обнаружен мертвым председатель правления Украинского кредитного банка Юрий Лях – давний и доверенный партнер Суркиса, через которого осуществлялась и приватизация, и другая крупная деятельность бизнес-империи «киевской семерки». Он якобы сам несколько раз ударил себя в шею канцелярским ножом (через три месяца экс-министр МДВ Кравченко якобы несколько раз выстрелит себе в голову). В тот же злополучный день якобы пытался покончить с собою закарпатский губернатор (2001-2005) Иван Ризак, непосредственно причастный к работе в своем регионе свободной экономической зоне, бывшей бизнес-вотчиной СДПУ(о) и лично Григория Суркиса. Стоит заметить, что эта зона оставила в Закарпатье свой след в виде районов, до сих пор контролируемых «эсдэками», находящимися в состоянии войны с местной «цимборой» Виктора Балоги (подробнее про него читайте в статье ВИКТОР БАЛОГА. ФЕНОМЕН ЗАКАРПАТСКОГО БОЖКА).

Великая олигархическая война

После 2004 года звезда Суркиса закатилась. Конечно, он оставался влиятельным олигархом, одним из богатейших людей Украины: в году журналы «Фокус» и «Корреспондент» оценили состояние Григория Суркиса в 606 миллионов, а его брата Игоря в 309 миллионов долларов. В его распоряжении тогда были телеканалы «Интер» и «1+1», два десятка крупных компаний и прибыльные активы энергетики. Однако былого непосредственного влияния на центральную власть Григорий Суркис уже не имел. Более того, вместе с Медведчуком они стали политическими монстрами в глазах «оранжевого» электората Правобережной Украины, а попытка политического похода на Восток (2006) под знаменами предвыборного блока «Не Так!» разбилась о выросшую там популярность Партии Регионов. После этого поражения Суркис и Медведчук покинули публичную политику, однако остались в кулуарной в роли «решал», используя свои обширные связи. И помогая решать чужие дела, они не забывали и о своих интересах. Так можно пояснить их более чем активное участие в несостоявшейся приватизации 2014 года.

К тому моменту на энергорынке Украины закрепились очень сильные игроки: Ахметов, Коломойский, Бойко (подробнее про него читайте в статье ЮРИЙ БОЙКО – «НЕПРИКАСАЕМЫЙ»), Бабаков, Григоришин. Последнему даже удалось вырвать у Суркиса контрольный пакет Винницкого облэнерго, а в союзе с Коломойским лишить Суркиса его людей в руководстве Терпольским и Запорожским облэнерго. Это война за перераспределение уже приватизированного продолжилась и после Евромайдана, и активно идет до сих пор. Кроме того, это еще и подготовка к приватизации оставшихся у государства пакетов акций, расстановка и рокировка сил перед последним решающим броском. Однако за последний год ситуация резко изменилась в пользу Игоря Суркиса.

Порошенко Суркис

Воспользовавшись начавшимся в конце 2014 года противостоянием между Коломойским и Порошенко, Григорий Суркис принял сторону нового Президента. Благо это было несложно по той причине, что Петр Порошенко сам активно собирает союзников, готовых предложить ему свою лояльность и помощь за умеренную выгоду. В данном случае Суркис не мог оказать Порошенко политическую поддержку, однако он поддержал его как «главный футболист» Украины (вновь вернув себе этот имидж после краха Ахметова), и как опытный кулуарный «решала», помогающий ему создавать собственную «семейную» бизнес-империю, присовокупляя к ней объекты украинской энергетики.

крючков

Признаки их связи вскрылись в ходе скандала вокруг компании «Энергомережа», когда её ставленники в нескольких облэнерго начали выводить из них деньги с оглядкой на грядущую приватизацию. Были названы люди, «крышующие» руководителя компании Дмитрия Крючкова: олигарх Григорий Суркис и первый заместитель головы фракции БПП Игорь Кононенко (подробнее про него читайте в статье Игорь Кононенко. Армейский дружок президента ), который считается «смотрящим» президента и лоббистом его бизнес-интересов.

 

Если ситуация действительно повторяются, то есть риск того, что «кинутый» во второй раз Игорь Коломойский вновь устроит выступление против власти. В качестве такого шага называют постоянные угрозы устроить «Майдан батальонов», остающихся подконтрольными Коломойскому и его важному союзнику Арсену Авакову. На их стороне играет и нынешний генпрокурор Украины Юрий Луценко, который подключил свое ведомство к охоте на «Энергомережу». И если фигуранту этого скандала Кононенко мало что грозит, как доверенном улицу президента, то у Григория Суркиса есть повод для опасений.

 

Сергей Варис, для SKELET-info

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *