Год без Януковича. Итоги для крупнейших бизнес-групп Украины

олигархиНесмотря на драматичные события последнего года, украинские олигархи как группа смогли сохранить свое влияние на процессы, происходящие в государстве. При этом внутри олигархического “междусобойчика” произошла определенная ротация.
Влияние тех персонажей, которые ориентировались на Януковича и/или Россию, немного упало и, соответственно, выросло — тех, кто фактически сопротивлялся формированию в стране модели “компрадорской диктатуры”, которая c 2012 года строилась с прицелом на срыв/подтасовку президентских выборов 2015 года.

В авторитарной модели, строившейся “под Януковича”, для олигархов со временем осталось бы совсем немного пространства для маневра: их влияние начало последовательно сокращаться уже со второго года президентства ВФЯ. Тем более, что Янукович пытался создать группу ориентированных исключительно на него и обязанных исключительно ему “младоолигархов” (“Семья”), которые в перспективе должны были полностью вытеснить своих старших коллег на периферию экономического и политического пространства страны.

Фактически “несемейные”, “недонецкие” игроки, поддержав Евромайдан, способствовали сохранению позиций всех старых олигархов, без исключения. Впрочем, сохранив свою часть “пирога” в государстве, они не смогли воспрепятствовать уменьшению размеров самого “пирога” — вследствие аннексии Крыма и захвата Донбасса.

Учитывая, что “младоолигархи” в современной Украине стали скорее героями криминальной хроники, в данном обзоре мы сосредоточились на перипетиях жизни старых олигархов, а также тех персонажей, которые благодаря мощной политической “крыше”, могут пополнить этот тесный круг при нынешней власти.

СКМ (Ринат Ахметов)

Олигарх, который по мнению большинства украинцев, является одним из главных виновников нынешней войны на Донбассе, спокойно перебрался в Кончу-Заспу, его любимая футбольная команда играет во Львове, а бизнес продолжает работать, как ни в чем не бывало — в том числе, и за линией фронта.

В 2014 году два основных столпа бизнес-империи Ахметова — “Метинвест” и ДТЭК — потеряли в объемах продаж на экспорт, зато с лихвой компенсировали этот спад за счет замораживания своих гривневых расходов, в первую очередь, зарплат. Кроме того, оба холдинга перестраховались, реструктуризировав долги.

Остальные бизнесы СКМ в массе своей находятся в гораздо более тяжелом финансовом положении. Однако, они никогда не играли существенной роли в консолидированной выручке СКМ, являясь скорее генераторами текущих убытков. Не исключено, что в ближайшее время будет объявлено о фактическом замораживании части из этих проектов.

Очевидно, что даже несмотря на исчезновение политического прикрытия в лице Януковича и Партии регионов, существующий политический режим не способен на “показательную порку” самого богатого украинца — слишком много агентов его влияния продолжают работать в коридорах власти, слишком большие трудовые коллективы использует Ахметов в качестве своеобразного “живого щита” в отношениях с государством. К тому же в поддержке Рината чересчур заинтересованы (правда, каждый по своим причинам) Порошенко и Яценюк.

Фактически единственная фигура, способная хотя бы теоретически доставить проблемы в современной Украине Ахметову — это Игорь Коломойский, не забывший и не простивший того, как у него в свое время отобрали контроль над “Днепрэнего”, ЦГОКом, ЮГОКом… Однако, днепропетровскому губернатору необходим сегодня мир и спокойствие в его ключевом регионе, где Ахметов контролирует такой полумиллионный анклав как Кривой Рог. И поэтому процесс отъедания кусочков от империи Рината если и будет происходить в ближайшей перспективе, то делаться это будет медленно и печально.

А пока Ахметов восстанавливает свой пошатнувшийся на Донбассе (после его бегства в июне в Киев) политический капитал за счет масштабных поставок гуманитарной помощи. Можно не сомневаться, что в нынешней ситуации РЛА пользуется среди населения оккупированных территорий гораздо большим авторитетом, чем российские или украинские власти (и уж тем более марионеточные лидеры сепаратистов). И у него есть хорошие шансы в будущем конвертировать этот капитал в переиздание собственного проекта “Хозяин Донбасса 2.0”.

Приват (Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов)

В нынешнем украинском общественном дискурсе Коломойский выступает своеобразным противовесом Ахметову. Этаким олигархом-патриотом, финансирующим добровольческие подразделения на Востоке Украины и теряющим из-за своей принициальности бизнес-активы в России, Крыму и на Донбассе.

Впрочем перетягивания каната вокруг “Укрнафты”, которую Коломойский превратил в основной источник добывания ренты для себя (в первую очередь, за счет продажи углеводородов по заниженным ценам своим структурам), слегка поубавило романтического флера в образе обладателя трех паспортов. Более того, в борьбе с государством днепропетровский олигарх уже фактически пересек черту, угрожая Украине судебными процессами cо стороны акционеров “Аэросвита”, а также британской JKX Oil & Gas Plc — а фактически группы “Приват”.

Тем не менее, все основные политические и экономические игроки вынуждены считаться с шантажом со стороны Коломойского и его партнеров. В их руках сосредоточен огромный административный (официально контролирует один из крупнейших регионов страны), лоббистский (более сотни верных “штыков” в Раде), военный (добровольческие подразделения, которые больше напоминают частную армию), информационный (телевизионный холдинг “1+1 media” и не только) ресурсы. Наконец, далеко не последний рычаг влияния для Коломойского и его друзей — принадлежащий им крупнейший украинский банк с миллионами клиентов. В конце концов, именно этот предохранитель защитил “Приват” от масштабного дерибана во времена Януковича.

Другой вопрос, что на сегодняшний день в украинской олигархической тусовке практически не осталось персон, у которых бы не было четко акцентированных претензий к группе “Приват”. А значит не ровен час и Коломойский вместе с друзьями столкнутся с фактом формирования против них единого олигархического фронта во главе с главой государства.

ИСД (Сергей Тарута, Олег Мкртчан)

Одним из итогов прошедшего года стало фактически исчезновение “Индустриального союза Донбасса” как одной из крупнейших национальных бизнес-групп. Процесс ее аннигиляции фактически был запущен в начале 2010 года, когда один из двух основных ее владельцев — Виталий Гайдук — продал свою долю российскому государственному Внешэкономбанку. Оставшиеся украинские акционеры — Тарута и Мкртчан — пытались сохранить статус-кво внутри корпорации, но в силу ее финансовых проблем (долги группы только перед финансовыми институтами превышают 2 млрд долларов) постепенно теряли свое влияние в пользу более финансово и политически мощного партнера.

Окончательный удар по позициям “ИСД” как национального бизнеса нанесло назначение в марте Сергея Таруты губернатором Донецкой области. В силу своих служебных обязанностей он был вынужден вступать в конфронтацию с пророссийскими сепаратистами, действующими на Донбассе. В результате уже в мае другой российский госбанк ВТБ добился ареста активов украинского олигарха (в том числе, его доли в “ИСД”) на Кипре и Британских Виргинских островах. Одновременно офис “ИСД” в Донецке был захвачен и разграблен.

В итоге украинские собственники потеряли контроль над большинством активов “ИСД”. Вдобавок самый главный актив донецкой корпорации — Алчевский металлургический комбинат — оказался на контролируемой сепаратистами территории и сегодня стоит.

Осенью прошлого года Сергею Таруте удалось пройти по мажоритарному избирательному округу в Мариуполе в Раду, однако, очевидно, что сохранив определенный политический капитал, он лишился того финансового состояния, которое делает украинского бизнесмена олигархом.

Смарт-холдинг (Вадим Новинский)

Корпоративный конфликт вокруг далеко не самого крупного бизнес-актива Вадима Новинского — сети супермаркетов “Амстор” — способен уничтожить его бизнес-империю и нивелировать его политическое будущее в Украине.

Напомним, что с момента избрания в середине 2013 года Вадима Новинского в Раду, он воспринимался как человек, представляющий там интересы свого старшего партнера по “Метинвесту” Рината Ахметова (который в конце 2011 года пообещал более не избираться в парламент). Накануне бегства Януковича Новинский даже стал одним из наиболее доверенных лиц экс-президента и вел в этом качестве переговоры с тогдашней оппозицией.

После Революции достоинства НБУ отказало Новинскому в финансовой помощи для спасения купленного им в 2012 году банка “Форум”. Несмотря на довольно эффективные попытки в судах затормозить ликвидацию банка — это стало сильным ударом по его деловой репутации и финансовому положению (банкротство “Форума” привело к замораживанию части активов как самого миллиардера, так и принадлежащих ему бизнесов).

Тем не менее статус младшего партнера самого богатого гражданина Украины в таком стабильно генерирующем прибыль и, соответственно, дивиденды активе как “Метинвест” (ежегодные выплаты акционерам никогда не опускались ниже отметки в 400 млн долларов) плюс переизбрание в парламент по списку “Оппозиционного блока” (он стал единственным официальным спонсором этой политической силы, дав на прошлогоднюю предвыборную кампанию почти 13 млн грн) обеспечивали Вадиму Новинскому сравнительно неплохие перспективы в современной Украине.

Все попытки расшатать его позиции (например, расследование обстоятельств получения им украинского паспорта по ускоренной процедуре в июне 2012) выглядели бесперспективно, покуда не возник корпоративный конфликт вокруг “Амстор”. Всего за пару месяцев его бизнес-спор с основателями этой сети — братьями Вагаровскими — достиг апогея и ознаменовался обыском в личном кабинете Новинского, который поспешил объявить себя “жертвой политических репрессий”.

Очевидно, что данный обыск был направлен не только против Новинского, но и являлся определенным мессиджем его более могущественным союзникам в корпоративном конфликте вокруг “Амстора” — Коломойскому и Ахметову. Однако, велика вероятность, что в результате за Новинским может на какое-то время закрепиться своеобразное амплуа “мальчика для битья”.

East One (Виктор Пинчук)

За прошедший год Виктор Пинчук решил большинство проблем, которые у него возникли в конце периода президентства Виктора Януковича. У него уже не пытаются отобрать его телевизионный холдинг. Он вывел из-под уголовного преследования своего тестя Леонида Кучму. Более того, последний частично восстановил свій авторитет и политический вес, став представителем Украины на переговорах с лидерами сепаратистов.

Пинчука по-прежнему не радует его некогда основной бизнес — трубный холдинг “Интерпайп”: безвозвратно потеряны позиции на российском рынке, допущен дефолт по еврооблигациям. Однако, Пинчук, судя по всему, уже смирился с тем, что ему придется в обозримой перспективе избавиться от данной группы активов. Как это уже произошло с принадлежавшей ему страховой группой “Россия”, объявленной в прошлом году в Москве банкротом.

В то же время оптимизма Пинчуку добавляет судебный процесс, посвященный его спору с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым вокруг Криворожского железорудного комбината — в этом году он должен наконец начаться в Лондоне. Ожидается, что по итогам разбирательства истец может отобрать у ответчиков от 500 миллионов до 2 миллиардов долларов. По этой причине Пинчук является естественным союзником Порошенко в его борьбе за ограничение влияния Коломойского.

РосУкрЭнерго (Дмитрий Фирташ, Сергей Левочкин, Юрий Бойко)

Инициированные представителями данной бизнес-группы (в частности, Левочкиным, который на тот момент возглавлял Администрацию президента) ноябрьские протесты в Киеве, связанные с отказом Виктора Януковича от подписания соглашения об ассоциации Украины с ЕС, стали своеобразным прологом Евромайдана. Тем не менее, по итогам первого года после Революции достоинства именно эта группа оказалась в числе основных “лузеров” среди украинских олигархов.

“Главный кошелек” группы Дмитрий Фирташ по требованию США находится под домашним арестом в Вене. Основной бизнес группы по производству минеральных удобрений по большей части остановлен (как по причине войны на Донбассе, так и плохой конъюнктуры мирового рынка). Попытки приватизации “Сумыхипром” и Одесского припортового заводов на разных стадиях заблокированы группой Коломойского. Параллельно, государство де-факто не признает право собственности структур группы на несколько миллиардов кубометров газа, находящихся в подземных хранилищах страны, а “Нафтогаз” угрожает химическим комбинатам Фирташа банкротством.

Ситуация на политическом фронте выглядит для группы более позитивно. Ей несмотря на все попытки оспорить сделки по продаже контрольного пакета, удается сохранять влияние над крупнейшим телеканалом страны “Интером”. Несмотря на то, что по количеству нардепов группа уступает в нынешней Раде и Порошенко, и Коломойскому, она все равно способна блокировать все невыгодные ей законодательные инициативы.

Судя по публичной риторике представителей группы (прежде всего, Юлии Левочкиной и Юрия Бойко), она по-прежнему играет в украинском политикуме роль своеобразной “пятой колонны” соседнего государства, вещественным подтверждением чему стал тот факт, что в январе Газпромбанк согласился на реструктуризацию долга Group DF в размере более 800 млн долларов.

Финансы и кредит (Константин Жеваго)

Падение режима Януковича позволило Константину Жеваго наконец более уверенно почувствовать себя в Украине (летом-осенью 2013 года олигарх начал активную скупку проблемных активов за пределами страны — это было расценено как его попытка создать “запасной аэродром” на случай вынужденной бизнес-эмиграции). Однако, фортуна явно отвернулась от него как в бизнесе, так и в политике. В частности, ему не удалось провести ни одного депутата в Раду (кроме себя) из созданного им в преддверии парламентских выборов 2013 года “Полтавского патриотического блока”.

Что же касается бизнеса, то ряд активов, например, Стахановский вагоностроительный завод и судостроительный завод “Залив” (Керчь) сначала пострадали от торговой войны с Россией, а затем вообще оказались на оккупированной территории. Некогда основной бизнес группы, давший ей неофициальное название — банк “Финансы и кредит” — балансирует на грани банкротства и нуждается в постоянных вливаниях как со стороны основного акционера, так государства (в лице НБУ, который довольно активно помогает “рефинансом”).

Более-менее балансирует и тем самым спасает всю группу основной бизнес Жеваго — Ferrexpo. Но даже здесь украинскими олигарху приходится договариваться с держателями облигаций этой швейцарской компании о реструктуризации долга, поскольку дивиденды от горнорудного бизнеса объективно необходимы ему для затыкания дыр в проблемных активах, в частности, в том же банке.

Континиум (Игорь Еремеев)

Сразу после бегства Януковича в узкий олигархический круг попытался втиснуться волынский бизнесмен, собственник сети АЗС WOG Игорь Еремеев. Из ошметков бывшего провластного большинства он сумел сколотить депутатскую группу, которая фактически продолжила существование после парламентских выборов 2014 года в Раде нового созыва под названием “Воля народа”.

Выступая союзником правящей коалиции, Еремеев сегодня получает преференции в поставках топлива госмонополиям. Однако, его попытка весной прошлого года померяться силами с Игорем Коломойским (скандал по поводу переработки технологического сырья из украинских нефтепроводов) продемонстрировала, что на сегодняшний день это фигуры совершенно разного калибра.

Фактически этот конфликт продолжается и по сей день. Так, в феврале депутатская группа Еремеева оказалась на грани расформирования: ей не хватает депутатов, которых активно переманивают в возглавляемую Виталием Хомутынником группу “Экономическое развитие” (на протяжение последнего года лоббирует интересы Коломойского). Не исключено, что потерпев окончательное поражение в Раде, Еремеев лишится и части своего нынешнего бизнеса.

Бизнес, связанный с Петром Порошенко

Несмотря на публичные заявления о желании избавиться от основной части своего бизнеса (кроме “5 канала”), президент так и не сделал каких-либо реальных шагов в данном направлении. Даже вызывающие общественное порицание липецкие фабрики “Рошена” (как бизнес, который ведется на территории противника) не просто продолжают работать, но и активно сотрудничают с местными властями, декларируя амбициозные инвестиционные планы по развитию производственных мощностей в данном регионе России.

Еще одной точкой возникновения репутационных проблем нынешнего президента был и остается Севастопольский морской завод, который оказался на аннексированной территории Крыма.

Становится очевидно, что по мере падения политических рейтингов Порошенко, у него постепенно пропадает желание продать бизнес, который он всегда воспринимал не только как источник денег, но и в качестве инструмента влияния (в том числе — политического).

Последние полгода в тендерах на оборонные заказы активно участвуют и, как правило, выигрывают компании, из которых Порошенко официально вышел как акционер (в частности, автосборочная группа “Богдан” и холдинг “Иста”, специализирующийся на производстве аккумуляторов). Тем не менее, учитывая насколько активно действующий президент использует тот же “Богдан” в качестве кадрового резерва для ключевых государственных должностей (последнее назначение — акционер группы стал первым заместителем секретаря СНБО) можно предположить, что Порошенко на самом деле сохраняет свое влияние на эти группы, официально дистанцировавшись от них по причине их негативных финансовых результатов (что входило в противоречие с имиджем Петра Алексеевича как успешного бизнесмена).

К бизнес-группе действующего президента тесно примыкает Константин Григоришин, который активно вовлечен в схему импорта российской электроэнергии. Будучи старым знакомым Порошенко, Григоришин является его традиционным союзником в борьбе с Игорем Коломойским, которую они, по словам днепропетровского олигарха, ведут минимум с 2005 года, когда действующий президент был секретарем Совета национальной безопасности и обороны при Викторе Ющенко.

Бизнес, связанный с Арсением Яценюком

Премьерство Арсения Яценюка ознаменовалось уровнем коррупции, которого никто не ожидал от политического деятеля, позиционировавшего себя как “прозападного технократа”. В украинском политикуме стали притчей во языцах не только лоббирование премьером интересов Игоря Коломойского, но и то, как Яценюк фактически отдал на кормление своим спонсорам, поддерживавшими его в оппозиционный период крупные госмонополии.

В частности, Леонид Юрышев получил в свое распоряжение контроль над финансовыми потоками “Укрзализныци”, а политический дуэт Николая Мартыненко и Давида Жвании вернулся к работе с “Энергоатомом”. Они вернули на пост руководителя этой госкомпании Юрия Недашковского и теперь, как утверждал ушедший с поста генпрокурора Виталий Ярема, ни один тендер в “Энергоатоме” не проходит без подставных фирм.

В результате, Юрышев, Мартыненко, Жвания и еще ряд близких соратников нынешнего премьера — например, Андрей Иванчук (являющийся главным “решалой” в парламенте текущего созыва) или Андрей Пышный (руководитель Ощадбанка (Подробнее про него читайте: Андрей Пышный. Кум Яценюка и убийца Ощадбанка)) — становятся наряду с Коломойским главными “кошельками” “Народного фронта” и спонсорами президентских амбиций самого Яценюка.

Материал подготовлен к публикации 18 февраля 2015 года
Олег БОГАТОВ

 

Укррудпром

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *