ГФС против крупного бизнеса

ГФССудебные процессы между крупнейшими налогоплательщиками и службой Романа Насирова (Подробнее читайте: Роман Насиров. Бизнес-прошлое главного украинского налоговика) становятся системой.
В Украине взаимоотношения крупного бизнеса с Государственной фискальной службой (ГФС) все чаще приводят к судебным противостояниям. За последние месяцы многим компаниям пришлось оспаривать действия фискалов, доказывая абсурдность налоговых претензий. В их числе — немало лидеров рынков и, по сообщениям все той же ГФС, добропорядочных налогоплательщиков.

Наиболее известным судебным разбирательством последнего времени в налоговой сфере является, пожалуй, история компании «Киевстар», входящей в первую десятку крупнейших налогоплательщиков Украины. Весной фискальная служба потребовала от телекоммуникационного оператора доплатить более 1 млрд грн. В ходе внеплановой проверки сотрудники ГФС обнаружили появление на счетах компании в 2013–2014 гг. более 4 млрд грн доходов, происхождение которых налоговикам установить не удалось. Речь шла об операциях с компанией «Эльбрус», через которую во времена Януковича мобильных операторов вынуждали продавать карты пополнения счета и стартовые пакеты.

Средства, полученные компанией от дистрибьютора в качестве оплаты за «ваучеры» мобильной связи, в ГФС сочли безвозвратной финансовой помощью. В «Киевстаре» с такой интерпретацией, понятное дело, не согласились и обратились в суд. Тем временем налоговая передала дело в прокуратуру, где сумма «задолженности» выросла до 2,3 млрд грн. И пока суд изучает обстоятельства дела, правоохранители допрашивают руководителей мобильного оператора.

«Хотя суд еще не закончился — Налоговая милиция считает, что мы уже должны эту сумму. А раз не платим — значит, нарушаем закон!», — комментирует ситуацию президент «Киевстара» Петр Чернышов.

К слову, это не первая претензия ГФС к мобильным операторам по сотрудничеству с «Эльбрусом». «Киевстар» и МТС уже оспаривали требования фискалов доплатить, когда в 2015 году успешно доказали свою правоту в трех судебных инстанциях.

В похожей ситуации оказался табачный гигант «Филип Моррис Украина». По итогам I квартала 2016 года компания заняла третье место в рейтинге крупнейших налогоплательщиков по версии ГФС. А уже в мае налоговики насчитали ей штрафов на 4,1 млрд грн. Фискалам не понравилось, что в 2015–2016 гг. компания ввозила в Украину сырье, помещала его в таможенный режим переработки и вывозила готовую продукцию за пределы Украины на основании договоров купли-продажи. В ГФС настаивают, что договор купли-продажи не могут быть основанием для таких операций с товаром.

В «Филип Моррис» называют позицию Госслужбы необоснованной. И подчеркивают, что налоговики в своих претензиях опираются на Закон «Об операциях с давальческим сырьем во внешнеэкономических отношениях», утративший силу еще в 2012 году. Однако отстаивать свою правоту бизнесу снова-таки придется в суде.

Компания «Нафтогазвыдобування», отмеченная ГФС среди крупнейших плательщиков налогов, «Фоззи Фуд», «Инфинити» также оспаривают в судах претензии фискалов на суммы более 100 млн грн по каждому предприятию. И этот далеко не полный список.

Несмотря на значительные дополнительные расходы и продолжительность судебных процессов, бизнес все чаще обращается в суды — это единственная возможность отстоять свою правоту. Так, компания «Керамет», которая после оккупации Крыма перевезла с полуострова на континент часть своего оборудования, лишь в результате длительного судебного процесса смогла доказать, что не обязана повторно оплачивать за него таможенные платежи и НДС.

«Я правдами и неправдами в конце прошлого года эвакуировал из Крыма оборудование, которое, разумеется, было в незапамятные времена ввезено в Украину, прошло таможенную очистку и находится у моего предприятия на балансе. Каково же было мое удивление, когда в таможне мне объяснили, что раз я таким чудесным образом спасся, то должен, естественно, заплатить еще раз импортную пошлину и НДС. Повторюсь: я переместил из одной точки Украины в другую оборудование, принадлежащее мне по праву собственности», — рассказывает генеральный директор компании Владимир Бублей.

ГФС пыталась оспорить решение в суде высшей инстанции, но апелляцию проиграла. Правда, на все эти разбирательства бизнесмену потребовалось 11 месяцев. И все это время эвакуированное оборудование, которое должно было увеличить производственные мощности бизнеса и дать людям новые рабочие места, простояло на таможенном складе.

Отдельная история — отношения ГФС и бизнесов-переселенцев из зоны АТО. Яркий пример манипуляций — компания «Комплекс Пушкинский» (принадлежит холдингу ЭСТА), некогда управлявшая одноименным бизнес-центром в Донецке. После оккупации города компания эвакуировала всех своих сотрудников и перерегистрировалась в Броварах. Сразу после перерегистрации (как утверждают многие участники рынка, по негласному правилу ГФС для всех компаний, переехавших из зоны АТО), в «Пушкинский» наведалась налоговая проверка, причем сразу областная, и потребовала оригиналы всех документов. На все просьбы приступить к проверке по копиям всех документов и аргументы, что вывезти бумаги из Донецка через блокпосты боевиков — задача не самая простая, налоговая отвечала: дескать, нет документов — нет расходов, а значит — это ваши проблемы. В итоге на вывоз документов компании дали 3 месяца, после чего все бумаги прошли очень внимательную «проверку на пунктуацию и орфографию». Все документы, где находили минимальные ошибки (например, отсутствие точек после сокращений, лишние и недостающие запятые) — представителями Киевской областной налоговой признавались недействительными. По результатам проверки компании насчитали сумму нарушений по НДС — 33,7 млн грн, по прибыли — 200 млн грн. Штрафная санкция по уведомлению-решению составила 10,5 млн грн. Все возражения в административном порядке налоговой были отклонены. Впрочем, еще остается возможность досудебного урегулирования спора — далее у компании не будет иного выхода, как обращаться в суд, уплатив судебную пошлину в несколько миллионов гривен.

«В ГФС поставили под сомнение сам факт существования 24-этажного бизнес-центра «Пушкинский» в центре Донецка, который был введен в эксплуатацию еще в 2012 году и после этого два года благополучно работал. Но в налоговой стоят на своем: если нельзя проверить, проводились ли на объекте строительные работы, следовательно, нужно считать, что работы не проводились. Кроме того, они заявляют, что у «Синтезиса» — одной из крупнейших строительных компаний, входящей в итальянскую группу Montagna Construzione, нет ресурсов для строительства здания. Конечно, мы пойдем в суд, если представители ГФС сами не поймут степень нелепости подобных претензий и не откажутся от них», — отмечает генеральный директор компании ЭСТА Холдинг Максим Громадцов.

По словам экс-и.о. главы ГФС Максима Мокляка, в украинском законодательстве на сегодня не урегулированы многие вопросы работы фискальной службы с предприятиями, переехавшими из зоны АТО и Крыма. А такое положение вещей дает почву для интерпретаций существующих норм обеими сторонами конфликтов.

«Украинские законы и подзаконные акты в недостаточной степени регулируют взаимоотношения с неконтролируемыми территориями, оставляя множество белых пятен и простор для интерпретации законодательства соответствующими службами. Надо к этим «АТОшным зонам» выработать единый государственный подход. Тогда ГФС будет ему следовать, а не изобретать каждый раз велосипед. Когда есть простор для интерпретации, как и большинство бюрократов, ГФС идет по безопасному для себя сценарию: они подтверждают только тот минимум, который они могут пощупать. Если кто-то из налоговиков, не глядя, подтвердит факт присутствия чего-то, просто опираясь на слова, что оно действительно находится в зоне АТО, и на основании этого произведет возмещение налогов или признает объем кредита, потом придет прокуратура и спросит: какое вы имели право взять на себя ответственность и подтвердить то, что физически не проверили? И обвинит налоговика в ущербе государству на эту сумму», — поясняет Максим Мокляк.

По его словам, на практике «простор для интерпретации» создает широкое поле для коррупции. У сотрудников фискальных органов появляются рычаги, позволяющие фактически шантажировать бизнес, формально не выходя за рамки своих полномочий.

Максим Мокляк подчеркивает, что на этой неделе Минфин вышел к бизнесу с инициативой — дать свои предложения по тем «белым пятнам» во взаимоотношениях с ГФС, которые остаются законодательно неурегулированными.

«И в Минфине, и в бизнес-среде понимают, что прежняя практика была неправильной, когда какие-то письма с разъяснениями налоговая предоставляла на областном уровне, какие-то — на центральном. Это приводило к разным трактовкам, создавало простор для манипуляций и коррупции», — говорит экс руководитель ГФС.

Возможно, более активный диалог Минфина и бизнеса будет способствовать и завершению конфликта между ГФС и компанией «Комплекс Пушкинский». Пока же, по мнению экспертов, действия киевских областных налоговиков больше напоминают рейдерскую атаку.

Подробнее читайте: Роман Насиров. Бизнес-прошлое главного украинского налоговика

© 1994–2012 «Зеркало недели. Украина»

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *