Геннадий Васильев: куда пропал отец прокурорской мафии?

Геннадий Васильев

Геннадий Васильев

Это благодаря ему имя «донецких» столько лет вызывало у украинских предпринимателей страх, а у неравнодушных граждан гнев и возмущение. Геннадий Васильев превратил украинскую прокуратуру, которая должна была стоять на страже законности и прав, в самую мощную, изощренную и жестокую машину рейдерских захватов. Но его жадность была столь велика, что он вышел за рамки не только законности, но и государственных границ – став чуть ли не первым украинским рейдером в России.

 

Начало «славных» дел

Геннадий Андреевич Васильев родился 3 октября 1953 года в Донецке, тогда еще носившем название Сталино. Это была типичная городская семья того времени: отец работал инженером, мать медсестрой, а их сыновья ходили в среднюю школу, после которой играли во дворе в футбол. А затем со старшим сыном Александром (род. 29 октября 1951) приключилась некая история, о которой семейство Васильевых помалкивало, но след которой можно найти в его биографии. Политики старого поколения не научились так тщательно «тереть» своё прошлое, как нынешние «эффективные менеджеры», а потому в нем можно найти немало интригующих несостыковок.

Вчитаемся: после окончания школы в 1969-м Александр Васильев поступил в Донецкий индустриальный техникум (после средней школы сразу на 2-й курс), в 1972 получил диплом автомеханика — и далее работал в «Донецксельстрое» и «Донбассводстрое», в 1981 заочно окончил Донецкий университет (Экономика и планирование материально-технических поставок), в 1984-м стал директором «Донбассводстроя». Почему же этого здорового паренька не забрили в армию весенним призывом 1970 года? На то время причина могла быть только одна: нелады с законом, что было нередким среди подростков не только Донбасса. Возможно, таким образом Александр Васильев и познакомился со своим почти сверстником Ахатем Брагиным (1953 г.р.), позже прославившегося под прозвищем Алик Грек — а затем познакомил с ним своего младшего брата Геннадия. Поскольку ходили слухи, что Васильевы и Брагин были знакомы еще с юности, и общим у них была не только секция бокса.

Похожая странность имеется и в биографии младшего брата, Геннадия Васильева. Как и Александр, Геннадий поступил в школу на год позже — в то время родители нередко держали «осенних» детей дома до полных 7 лет. Однако же, окончив школу в 1971 году, он устраивается рабочим на Донецкий завод торгового оборудования – где трудится до лета 1972 года. При этом военком восемнадцатилетнего Гену Васильев словно не замечает, хотя по тем временам два не служивших в армии брата была большая редкость!

Но далее младший брат не пошел по стопам старшего: Геннадий Васильев направился в Харьков, где поступил в Юридический институт. К слову, в том же институте в 1976-80 г.г. учился его будущий заместитель Виктор Пшонка (подробнее о нем читайте в: Виктор Пшонка: взлет и падение прокурорского Цезаря). Правда, Пшонка от армии не «косил» и в свое время отслужил два года, а потому оканчивал вуз в возрасте 26 лет. А вот Геннадий Васильев воспользовался возможностью (военной кафедрой) чтобы избежать сей участи, и получил свои прокурорские петлицы уже в 23 года.

Его прокурорская карьера была стремительна. За 3 года (июль 1976 – март 1979) Геннадий Васильев вырос от стажера до помощника прокурора Ленинского района Донецка. В мае 1981-го он уже сам возглавляет районную прокуратуру, а в июне 1984 возглавляет следственное отделение Донецкой областной прокуратуры. В мае 1988-го он становится заместителем прокурора, а с декабря 1991-го прокурором Донецкой области. Неизвестно, кто продвигал карьеру Геннадия Васильева в самом начале, однако источники сообщали, что в середине 80-х он уже оказывал услуги двум донецким ОПГ: Алика Грека и Гены Узбека (Геннадия Миновича Узбека). Кстати, последний благополучно пережил лихие 90-е и продолжает здравствовать до сих пор в качестве почетного президента крупнейшей украинской промоутерской компании «Union Boxing Promotion» (её президент – трижды судимый в 80-х годах Юрий Рубан).

 

Геннадий Узбек (второй справа), Юрий Рубан (третий справа), мэр Донецка Александр Лукьянченко (2002-2012) и Татьяна Бахтеева на 10-летии «Union Boxing Promotion». Крайний слева, судя по всему, Армен Саркисян («Армен Горловский»)

Геннадий Узбек (второй справа), Юрий Рубан (третий справа),
мэр Донецка Александр Лукьянченко (2002-2012) и Татьяна Бахтеева
на 10-летии «Union Boxing Promotion».
Крайний слеваАрмен Саркисян («Армен Горловский»)

Существует мнение, что Геннадий Васильев был человеком именно Гены Узбека. Это могло бы объяснит, почему Васильев, имея дела с такими людьми как Алик Грек и Ринат Ахметов, так и не лег под последнего, как другие «донецкие», сохранив свою независимость. К тому же Геннадий Васильев вел свои дела осторожно: не пытался подмять ОПГ под себя, как это делала, скажем, киевская милиция, и не допускал, чтобы ОПГ сделали его своей «шестеркой». Детищем Васильева стала собственная прокурорская мафия, работающая без грубой силы (если нужно, силу приглашали со стороны), «прессующая» своих жертв не битами, а проверками, исками и уголовным делами. И первый этап её создания завершился в декабре 1991-го с назначением Геннадия Васильева на должность прокурора Донецкой области. Как говорили, вначале в борьбе за кресло преимущества имел «любимец» высокого начальства Василий Стойко, однако кандидатуру Геннадия Васильева активно «пробивали» Грек и Узбек. И, получив эту должность, он отплатил им сполна – в течение нескольких лет закрывая глаза на то, как они пилят и делят Донецк и область. При этом, как говорили, Васильев тоже получил свою долю: под прокурорскую «крышу» отдали Марьинский район.

Марьинка (сегодня оказавшаяся на линии фронта АТО) в начале 90-х расцвела ларьками, мастерскими и пекарнями, работающими под строгим присмотром прокуратуры и милиции. Вначале предприниматели были рады отсутствию пугающей расправами «братвы», и даже расслабились. А между тем в 1993 году Геннадий Васильевн решил пробиваться в Верховную Раду и начал собирать (с «кооператоров») деньги на избирательную компанию. Поборы увеличились, и кто-то из предпринимателей решительно заявил «хватит!» — после чего он стал фигурантом уголовного дела, закрытого только после переписки его пекарни на человека Васильева. Потом этому человеку в голову пришла идея монополизировать выпечку хлеба в регионе. Вот так, рассказывали, в 1993-94 г.г. в Донецкой области начал бурно развиваться хлебобулочный бизнес областного прокурора. Вслед за этим по данной схеме у предпринимателей начали отжимать и другие выгодные предприятия, а прокурорская мафия поняла, что одной Марьинки ей будет мало.

 

Прокурорские «богомольцы»

Став прокурором Донецкой области, Геннадий Васильев обзавелся собственным ближним кругом лиц, сыгравших в его дальнейшей очень успешной жизни весьма важные роли. Среди них, по мнению SKELET-info, стоит особо выделить трех человек.

Во-первых, это Виктор Нусенкис: в 80-е молодой директор шахты «Ждановская», с 1987-го года кооператор (возил лес из Сибири для шахт Донбасса), в 1992 году учредитель и владелец концерна «Энерго» — занимавшегося, в первую очередь, угольным бизнесом. Начиная с банального экспорта угля, Нусенкис затем начал выкупать шахты, а также занялся коксом и приватизировал Макеевский коксохимический завод. Всё это требовало очень серьезной «крыши», тем более что с бандитами Нусенкис связываться не хотел. Так ему пришлось искать покровительства у Геннадия Васильева. Тот оценил перспективность такого «партнерства» и сделал его своим личным «клиентом», запретив своим подчиненным даже думать о том, чтобы «подоить» бизнес Нусенкиса. Источники сообщали, что в середине 90-х Нусенкис был самым крупным источником доходов Васильева, и прокурор не только оказывал ему «крышу», но и помогал расширять бизнес. Такое сотрудничество плавно перетекло в партнерство, и вскоре Васильев стал совладельцем многих фирм Нусенкиса.

Виктор Нусенкис

Виктор Нусенкис

 

Интересный факт: не на шутку увлекшийся религией, Виктор Нусенкис стал активным спонсором УПЦ МП и РПЦ, часто встречался с епископами и митрополитами, строил на своих предприятиях церквушки и часовни, потом даже стал дьяконом (на общественных началах). И заразил своей набожностью Геннадия Васильева, который в 1996 году решил воздвигнуть в Калининском районе Донецка православный храм Покрова Пресвятой Богородицы. Его строительство началась в 1996 году, а сбор «пожертвований» проходил под патронатом областной прокуратуры. Стоит заметить, что это было не ноу-хау Васильева: в то время по всей Украине «на храмы» и прочие проекты деньги с предприятий и бизнесменов собирала не только прокуратура, но и налоговая, и МВД. Отказывать на рассылаемые официальные письма решались немногие!

Однако в данном случае скандальным был не сбор денег, и даже не строительство храма – которое поручили донецкой фирме с несколько странным названием «Святая Дева Мария». Скандальным было не то, что православный храм строит фирма с католическим именем, скандальным было то, что эта созданная в 1994 году фирма занималась полулегальной торговлей контрабандным бензином. Но самым скандальным являлось то, что на изначально выделенном под «архиерейский сад» участке возле церкви решили построить… коммерческий рынок «Покровский».

rynok-pokrovskij

 

Сейчас уже вряд ли кто-то вспомнит, в чью именно голову пришла эта идея. Но скандал вокруг рынка «Покровский» стоит того, чтобы перечислить причастных к нему лиц. Прежде всего, стоит уточнить, что в 1994 году Геннадий Васильев таки избирался народным депутатом Верховной Рады 2-го созыва (по округу №109), и целых два года совмещал мандат с креслом областного прокурора – пока не была принята новая Конституция Украины. Сначала Васильев отказался от должности (в июле 1996), поскольку мандат (и неприкосновенность) ему были нужны из-за обостренных отношений с Павлом Лазаренко. Однако с отставкой Лазаренко в 1997-м Васильев вернулся в Донецк на свое место. За это время его кресло верно сторожили надежные помощники и заместители, которые заодно являлись подельниками Васильева по прокурорской мафии и партнерами по отжатому у людей бизнесу. Среди них особенно выделялись братья-прокуроры Кузьмины: Ренат, Рафаэль и Константин (Подробнее про них читайте в статье Ренат Кузьмин: семейный бизнес прокуроров-беспредельщиков). Еще в 1994 году помощник прокурора Киевского района Донецка Рафаэль Кузьмин был задержан «Беркутом» при получении крупной взятки – но избежал суда и даже изгнания из рядов прокуратуры благодаря заступничеству Геннадия Васильева. За помощь расплачивалась мама Кузьмина, работавшая редактором на областном телеканале – обеспечив Васильеву неограниченное время для предвыборной агитации. И с тех пор прокурорское семейство Кузьминых, и без того подчинявшихся Васильеву по службе, стало его верными людьми. Так, в 1997-м Рафаэль Кузьмин был назначен помощником прокурора Донецкой области (Васильева), Ренат Кузьмин в 90-х был помощником прокуроров то одного, то другого района Донецка, а их двоюродный брат Константин Кузьмин делал карьеру в Калининском районе Донецка.

 

 

Еще одним участников аферы стал тогдашний первый заместитель Управления СБУ по Донецкой области Виктор Васильевич Чурилов (он потом сделает деловую карьеру в «Киевстаре»), который так же участвовал в сборе средств на строительство храма. И вот в 1997 году в дружном коллективе Васильева, Кузьминых, Чурилова, также новоназначенного заместителя областного прокурора Виктора Пшонки (про него подробно читайте в статье Виктор Пшонка: взлет и падение прокурорского Цезаря) возникла идея превратить прицерковную территория в рынок. Для этого землю оформили на перерегистрированное ООО «Святая Дева Мария», в число учредителей которого вошли сын Чурилова, Рафаэль Кузьмин и помощник Васильева Сергей Носатов. Затем в акционеры пригласили еще дюжину донецких предпринимателей, красочно расписав им перспективы «рыночно-храмового комплекса» — которые внесли в строительство 600 тысяч долларов. Однако, когда в 1999-м году рынок «Покровский» был достроен, то Донецкая прокуратура (уже управляемая Пшонкой) организовала «кидок» — выбросив этих акционеров из числа учредителей.

По иронии судьбы, закончилась эта история тоже «кидком»: в 2016 году новые власти Донецка (ДНР) своим распоряжением конфисковали рынок «Покровский» у старых владельцев и передали его новым – очевидно, из числа «элиты» самопровозглашенной республики. После чего начали требовать у торгующих на рынке предпринимателей перерегистрацию и новую арендную плату.

 

Генеральный на год

В 1998-м Геннадий Васильев был вновь избран народным депутатом и уехал в Киев – уже насовсем покинув кресло прокурора Донецкой области. За себя он отставил Пшонку, своего брата Александра Васильева вытащил из малоперспективной автобазы и пристроил начальником Контрольно-ревизионного управления Донецкой области. А вот с собою, в качестве помощника народного депутата, он взял Рафаэля Кузьмина. За 4 года Васильев поменял три депутатские фракции (НДП, «Трудовая Украина» и «Независимые»), а в 2002-м переизбрался в 61-м округе и вступил во фракцию «Единая Украина». Всё это время он не сидел сложа руки, а активно искал себе в Киеве союзников и покровителей, заводя дружбу со всеми.

Геннадий Васильев, Ринат Ахметов, Борис Колесников и Виктор Ющенко на банкете в честь дня рождения Ефима Звягильского. Донецк, 2002 год

Геннадий Васильев, Ринат Ахметов, Борис Колесников и Виктор Ющенко
на банкете в честь дня рождения Ефима Звягильского. Донецк, 2002 год

Усилия были не напрасны: с июня 2002 по ноябрь 2003 Геннадий Васильев занимал кресло заместителя председателя Верховной Рады, а затем Леонид Кучма назначил его Генеральным прокурором Украины взамен уволенного Святослава Пискуна (который потом будет восстанавливаться через суд, подробнее про него — Святослав Пискун. Скандальный и непотопляемый).

Васильев немедленно принялся распространять систему своей прокурорской мафии на всю Украину. Хотя к тому времени украинские правоохранительные органы и без того погрязли в коррупции, Василиев старался объединить прокурорскую мафию в систему с общими правилами и вертикалью иерархии. В процессе этого он расставлял в столице своих людей из Донецка. Так, Ренат Кузьмин стал прокурором Киева, его брат Рафаэль – старшим помощником Генерального прокурора, Виктор Пшонка – первым заместителем Генерального прокурора. Вместе с ними в Киев пришла и отработанная на Донбассе тактика «прокурорского рейдерства». Именно она создала крайне негативный имидж всем «донецким» и особенно Виктору Януковичу, внеся лепту в формирование протестной почвы для первого Майдана. 9 декабря 2004 года решение Печерского суда Киева, удовлетворившего жалобу Святослава Пискуна и его незаконном увольнении Кучмой, признало назначение Васильева Генпрокурором незаконным и фактически означало его отстранение. Это был первый подобный юридический прецедент в Украине.

Вдогонку Васильев получил еще обвинение в незаконном присвоении 1700 га земель в Кагарлыкском районе Киевской области, принадлежавшей ИТК № 115. Однако заведенное против него в Генпрокуратуре дело было чисто формальным: как только политический шум улягся, дело тут же пропало.

Прокурорская карьера Васильева на этом завершилась, и далее от лица «донецких» украинской прокуратурой «рулили» уже Пшонка (заместитель Генпрокурора в 2006-2007, Генпрокурор Украины в 2010-2014), Ренат Кузьмин (с 2005 – зампрокурора Киевской области, с 2006 по 2013 – заместитель Генпрокурора Украины), Рафаэль Кузьмин (2006-2010 – помощник Генпрокурора) и другие расставленные Васильевым люди. То есть в период президентства Ющенко прокурорская мафия никуда не делась, её ключевые персонажи не только продолжали работать на высоких должностях, но и поднимались по карьерной лестнице! Неудивительно, что в «годы Пшонки» (2010-2014) украинская прокуратура представляла собою, скорее, огромное и хорошо слаженное ОПГ.

Сам же Васильев всецело посвятил себя бизнесу, но при этом продолжал активно держаться за депутатский мандат: в 2006, 2007 и 2012 годах он избирался по спискам Партии Регионов. И лишь однажды он получал новое назначение: в апреле 2010 года новый президент Янукович предложил Васильеву пост заместителя главы Администрации. Однако там Васильев не смог ужиться со своим шефом Сергеем Левочкиным (подробнее про него читайте в материале: Левочкин. «Серый Кардинал» и его сестра), и в феврале 2011 года ушел в остатку, вернувшись в парламент.

 

Неизвестный миллиардер

Конфликт Васильева с Левочкиным имел глубокие корни, уходящие еще в конец 90-х, когда собиравшую свою угольно-металлургическую империю Виктор Нусенкис натолкнулся на такую же империю Рината Ахметова. Тогда Ахметов не раздавил Нусенкиса только потому, что «крышу» ему обеспечивал и Васильев, и Гена Узбек – а последнего Ахметов очень уважает. Тем не менее, уже тогда между «донецкими» Ахметова и донецкой прокурорской мафией Васильева возникли некоторые трения относительно проведения границ бизнеса.

Для информации: Ещё несколько лет назад на ЖЖ и Фейсбуке блоггера Владимира Петрова (lumpen) была информация о том, что он работал на Геннадия Васильева, и именно Васильев, в пересказе — «научил его жизни». Сейчас эта информация зачищена. Или же мы не смогли её найти.

Нусенкис, видя, что расширяться в Украине ему особенно больше некуда, в 2001 году обратил свой взор в Россию, на Кузбасс – прикупив там пакет акций шахты «Заречная». Для сравнения: «Заречная» стабильно давала по 5 миллионов тонн угля в год, в то время как крупнейшая украинская шахта им. Засядько выдавала максимум 4 миллиона тонн. Но Нусенкис активно скупал новые шахты, и к 2011 году его предприятия в России добывали 8,5 миллионов тонн угля в год. И это не считая коксохимического и металлургического бизнеса Нусенкиса, а также его украинских предприятий! Тем не менее, он постепенно забывал об Украине, увлекшись именно расширением бизнеса в России — Нусенкис даже переехал жить в Подмосковье. Возможно, это сильно встревожило Геннадия Васильева, который решил разделить их совместный с Нусенкисом бизнес.

Это было весьма непросто, так как официально Геннадий Васильев никогда не декларировал наличие у себя крупного бизнеса. Что было вполне понятно: годами отжимая чужое, оформляя на оффшорные компании и доверенных лиц, Васильев выглядел таким себе скромным добрым дяденькой, который в своей жизни максимум имел разве что небольшие взятки. Однако за этой простотой скрывался один из богатейших людей Украины. По данным журнала «Фокус», в 2008 году состояние Геннадия Васильева составляло 575 миллионов долларов. А журнал «Корреспондент» утверждал, что размер контролируемых Васильевым активов достигает 1,66 миллиарда долларов. Значительная часть которых — это его совместный бизнес с Виктором Нусенкисом. И вот Васильев решил забрать свою долю, а по привычке и попытаться отжать долю у Нусенкиса.

Геннадий Васильев

Геннадий Васильев

Их разногласия начались в 2007-м, когда ЗАО «Донецксталь» (Донецкий металлургический комбинат, Ясиноватский коксохим, ЗАО «Макеевкокс», ОАО «Шахтоуправление Покровское») разместила в Кредитпромбанке депозит в 50 миллионов долларов, а потом взяло в этом банке кредит в 80 миллионов долларов под залог этого депозита. То, что выданный кредит в полтора раза превышал размер залога, пояснялось просто: и «Донецксталь», и Кредитпромбанк принадлежали структурам Нусенкиса и Васильева. То есть эта была типичная для украинских банков схема, когда они выдавали своим же предприятиям огромные кредиты «без возврата» — а потом просили у государства денег на рефинансирование (наиболее в этом преуспел «Приватбанк»). К 2009 году задолженность Кредитпромбанка достигала 400 миллионов долларов!

Так вот, что интересно: именно Левочкин в конце 2010 года добился введения государственного надзора над Кредитпромбанком, подготавливая его к поглощением структурами Дмитрия Фирташа (подробнее о нём — ДМИТРИЙ ФИРТАШ. ИСТОРИЯ ТЕРНОПОЛЬСКОГО МИЛЛИАРДЕРАА http://skelet-info.org/dmitrij-firtash-istoriya-ternopolskogo-milliardera/ ) – который хотел выйти через банк на ЗАО «Донецксталь» и её шахты. Это и рассорило Левочкина с Васильевым. Но одновременно у Васильева не срослось и с Нусенкисом, и их давние отношения начали трещать по швам. Возможно, свою роль сыграло и то, что потерявший должность Васильев стал уже просто не нужен Нусенкису – который к тому времени развивал бизнес в России. И вот в 2011 году по инициативе Васильева они начали делить бизнес. Стоит уточнить, что юридически этот бизнес был оформлен на следующие оффшорные компании:

  • ООО «ИНТЕРКОНСАЛТИНГ»
  • FINTEST TRADING EIMITED
  • IONOSCOPOS SERVICES EIMITED
  • SALESI INVESTMENTS LIMITED
  • CARLIT INVESTMENTS LTD
  • MUNGISDALE ENTERPRISES LIMITED
  • CHELCO MANAGEMENT SERVICES LIMITED
  • BRONTE TRADING LIMITED
  • CROZON ENTERPRISES LIMITED

Все они были держателями акций ЗАО «Донецксталь» и концерна «Энерго», причем последний являлся и владельцем Кредитпромбанка, и ряда российских активов. Васильев вряд ли бы смог развивать свою часть этого бизнеса (не имея талантов Нусенкиса), но он наверняка рассчитывал выгодно его продать. Покупатели были: тот же Ринат Ахметов, еще с конца 90-х косо смотревший на бизнес Нусенкиса. А ведь, скажем, по производству и экспорту кокса (1.4 миллиона тон) предприятия «Донецкстали» в полтора раза обходили заводы Ахметова. Да и выход на российский рынок (Кузбасс) Ахметову тоже был нужен позарез. И он рассчитывал, заполучив сначала часть, потом отжать и остальное. Таким образом, Геннадий Васильев решил предать и «кинуть» своего компаньона Нусенкиса, которого столько лет защищал от того же Ахметова. Интересно, что в этом его поддержал и Геннадий Узбек – очевидно, тоже имевший какую долю акций в этом бизнесе.

И вот Геннадий Васильев в паре с Константиносом Папунидисом (кипрским хранителем их оффшоров) начали подавать в суды Украины, Кипра и Великобритании иски, требуя передачи им 50% акций всех компаний Нусенкиса. При этом иски требовали еще и заморозки всех активов до конца судебных разбирательств – а это грозило предприятиям финансовым крахом и даже остановкой производства. Неожиданно в конфликт на стороне Нусенкиса вмешался сам Янукович, который лично посетил Донецкий металлургический комбинат и Макеевский коксохим – заверяя их коллективы, что не допустит «рейдерского захвата». Это и поставило в деле длинное многоточие — и рассорило Васильева с Януковичем.

Но проиграв войну за украинские активы, Геннадий Васильев начал её за российские. А они были огромны, ведь концерн «Энерго» был владельцем следующих российских предприятий:

  • ОАО «Шахта «Заречная»
  • ОАО «Шахта «Карагайлинская»,
  • ООО «Георесурс», ООО «Ю-Транс»
  • ООО «Грамотеинское ЦЭММ»
  • ООО «Шахтоуправление Карагайлинское»
  • ООО «Шахта Красная Горка»
  • ООО «Серафимовское»
  • ООО «Ю-Транс»

В октябре 2012 года Васильев подал иски в Московский арбитражный суд, затем в арбитражный суд Кемеровской области. В ход пошли подкуп судей и использование помощи российских рейдеров (компания «Регионсервис» Сергея Учителя), и в 2013 году было вынесено несколько решений в пользу Васильева. Однако в 2014 году на защиту Нусенкиса встал его старый приятель – «вечный» губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, имеющий огромный авторитет в самом Кремле. Были проведены проверки, ряд судей сняли и дисквалифицировали, решение судов обжаловали. Таким образом, к лету 2014 года Геннадий Васильев потерпел поражение в битве за бизнес в России, и уже не имел шансов вернуть свое прежнее положение в Украине – после чего надолго пропал из внимания СМИ. Судя по всему, сейчас он предпочитает где-то тихо и «не отсвечивая» жить на свои накопления, не пытаясь больше отобрать чужие. Наверное, это самое разумное, что может сделать тот, кто за свою жизнь серьезно «расстроил» стольких людей.

 

Сергей Варис, для SKELET-info

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий